Живое сердце в руках. Вспоминая хирурга и гражданина В.А. Семагина

Есть люди, которым не то что газетную публикацию – книгу посвятить мало. Делегат Всесоюзных и Всероссийских съездов хирургов, депутат городского Совета, Почётный гражданин г.Стерлитамака, кавалер множества орденов и медалей, заслуженный врач БАССР Василий Александрович Семагин – из их числа. Все эти звания и регалии не могут в полной мере оценить его вклад в развитие медицины города. Скажем лишь, что историю хирургии Стерлитамака можно разбить на два этапа: до Семагина и после.

ДОРОГАМИ ВОЙНЫ

Родился он 25 декабря 1919 года. В 1925-м его отца – офицера – перевели в г.Йошкар-Олу (тогда Краснококшайск) в Управление территориального округа Марийской автономной области (ныне Республика Марий Эл). Оттуда – помощником начштаба 170-го стрелкового полка 57-й Уральской стрелковой дивизии. В 1929-м – на Дальний Восток. В 1938-м выпускник школы Василий Семагин, к тому времени сын репрессированного офицера, вернулся на родину и поступил в Башкирский государственный медицинский институт. Заканчивать пришлось уже в грозном 1942-м. В мае Постановлением СНК СССР всем выпускникам без госэкзаменов присвоили дипломы врачей и отправили на фронт.
В.А.Семагин прошёл все ступени фронтовой медицинской карьеры – от командира госпитального взвода медсанбата до старшего врача бригады десантных войск. Воевал на Северо-Западном, Карельском и 3-м Украинском фронтах. Некоторые эпизоды врезались ему в память на всю жизнь. Как, например, бой 7 июля 1944 года, за который В.А.Семагин был удостоен ордена Отечественной войны. Это был сущий ад. Только за один день полковой медсанбат принял более двухсот раненых.

– Вдруг вижу, несут на плащ-палатке командира полка, – вспоминал Василий Александрович. – Я подложил ему под голову свой вещмешок, в котором оказалась и «Военно-полевая хирургия». Вещмешок тут же пропитался кровью. Рана была смертельной – осколок прошёл сквозь голову, но я вытребовал на передовую нейрохирурга. Вскоре появился У-2 с врачом, но сесть не смог: кругом рвались снаряды. Помахал крыльями и улетел. Командир погиб.
Спустя 30 с лишним лет, в 1975-м, на встрече ветеранов 39-го Гвардейского воздушно-десантного корпуса в Центральном доме Красной армии В.А.Семагин подарит школьникам – шефам корпуса – книгу «Военно-полевая хирургия» с запёкшейся кровью командира.

В 1945-м уже командир взвода медсанбата 100-й дивизии В.А.Семагин вместе с медперсоналом под огнём вражеской артиллерии эвакуировал с третьего этажа медсанбата раненых в подвал. Спасли всех, но он сам и санитарка не успели спуститься – их накрыло огнём. Когда после обстрела они в копоти и извести спустились вниз, их встретили с ликованием. За этот подвиг он получил орден Красной Звезды.

Закончил войну в Чехословакии. У Семагина было 200 раненых, которые ни за что не хотели в тыл. На подступах к г.Водняны колонна машин с ранеными попала под обстрел немецкой артиллерии. Опытные водители сумели без потерь проскочить между разрывами. А когда колонна прорвалась к городу, немцы… подняли руки. Это был единственный случай, когда медсанчасть захватила пленных. К тому же без потерь.

О «ДОСЕМАГИНСКОЙ» МЕДИЦИНЕ…

Весной 1946 года В.Семагин вернулся в Стерлитамак и приступил к работе в центральной городской поликлинике по ул.Садовой. В 1948-м возглавил её. Одновременно оперировал в хирургическом отделении единственной городской больницы. В 1948 году все поликлиники объединили с больницами, и В.А.Семагин стал заместителем заведующего хирургическим отделением стационара – кандидата медицинских наук С.И.Смеловского. Когда Смеловский в 1950-м собрался в Москву, на своё место он порекомендовал Василия Александровича.

Что собой представляла «досемагинская» хирургия города? Один лишь пример: в единственной городской больнице, построенной ещё в 1870-х годах, не было даже отделения травматологии. Переломы «лечили» гипсовой повязкой. Этим занималась перевязочная медсестра Е.С.Кириллова, участница Первой мировой войны.

Неудивительно, что нередко кости срастались неправильно, был большой процент инвалидности. В 1952 году В.А.Семагин положил этому конец. Во время специализации в Центральном институте травматологии и ортопедии в Москве он, заручившись гарантийным письмом заведующей горздравотделом Т.К.Мосуновой, выписал оборудование и инструментарий для оперативного лечения больных. Отныне переломы у взрослых стали лечить скелетным вытяжением на шине Бёлера. У детей – мягким вытяжением на «Балканской раме». В тот же год кривая травматологической инвалидности по городу резко пошла вниз.

Семагин ввёл в практику многие операции, о которых до него и не заикались. Это соединение костных отломков путём введения стержней в костно-мозговой канал; наружное крепление пластинками Лена; удаление менисков, исправление «Х-образного» искривления ног, косолапости, паралитической стопы. Он делал операции на позвоночнике при туберкулёзе костей. Причём всем – от новорождённых до глубоких старцев. Словом, положил начало травматологии и ортопедии Стерлитамака.

Хирургии города в то время вообще была неведома специализация. Это В.А.Семагин предложил врачам своего отделения выбрать себе «по душе» профиль хирургии и отправил их на курсы в Москву и Ленинград. Вскоре в отделении появились онколог Х.М.Ибрагимов, уролог М.Х.Ибрагимова, травматологи С.А.Яруллина и С.Н.Старостоянов, нейрохирург А.И.Прохоров, гинеколог Т.К.Мосунова, отоларингологи А.С.Енгалычева и И.П.Евсеев, стоматолог Л.В.Вяткина, детский хирург З.А.Ашкенази. Гнойную хирургию возглавил М.А.Тимофеев. Специалистом по ожогам стала А.Х.Дмитриева. Именно благодаря В.А.Семагину появились отделения урологии, онкологии, травматологии, гинекологии нейрохирургии, отоларингологии, стоматологии, детской, ожоговой, гнойной хирургии. В 1962-м отправил на курсы анестезиологов в Москву А.П.Тихонова и внедрил современные методы анестезиологии.

В.А.Семагин ввёл всеобщую диспансеризацию населения города. Под его руководством был организован факультет усовершенствования врачей по хирургии. Более 50 врачей, работавших в разные годы в его отделении, трудятся ныне во многих городах страны, а также ближнего и дальнего зарубежья.

Станция переливания крови – тоже его заслуга. Дефицитную кровь возили из Уфы. И Василий Александрович направил туда С.А.Яруллину для изучения опыта. А сам выступил в городской газете с призывом становиться в ряды доноров. Авторитет врача был таков, что горожане толпами повалили на пункт сдачи крови. Так была решена проблема донорской крови.

Ещё одна проблема, которую пришлось оперативно решать В.А.Семагину, это высокий уровень летальности при лечении больных с острыми хирургическими заболеваниями: острым аппендицитом, прободной язвой желудка и 12-перстной кишки, непроходимостью кишечника, ущемлённой грыжей… Была кардинально усилена санитарно-просветительская работа. Начали лучше санировать брюшную полость с применением новейших антибиотиков, проводить инфузионную терапию. И вскоре показатели экстренной хирургической помощи стали лучшими в республике.

ИГЛА В СЕРДЦЕ

В.А.Семагин одним из первых в Башкирии начал делать операции на органах грудной клетки. Пионером этого вида операций в Башкирии был уфимский профессор А.К.Шипов. Но в середине 1950-х он уехал. Больше никто в Башкирии лёгочной хирургией, например, не занимался.

– Врачи не решались вскрывать плевральную полость, боясь, что открытый пневмоторакс погубит больного, – вспоминал он. – Но… не было бы счастья, да несчастье помогло. Однажды «скорая» доставила юношу с ножевым ранением в сердце. Он был мертвенно бледен. Ни пульса, ни давления… Я отправил раненого в операционную и составил бригаду, в которую вошли ассистент М.Х.Ибрагимова, операционная сестра Е.Якубенко. Вскрыл грудную клетку в 4-м межреберье слева. Там всё было в крови. На сердце – рана шириной с лезвие ножа – 1,5 см, проникшая глубоко в полость желудочка. При наложении швов на рану сердце остановилось. Стал делать массаж сердца. Прошла минута, сердечная деятельность не восстанавливалась. Тогда я ввёл в полость левого желудочка раствор адреналина. Не помогло. Снова принялся за массаж сердца, и через минуту оно заработало. Более трёх минут больной находился в состоянии клинической смерти. Всю кровь из грудной клетки собрали и ввели раненому. Он поправился. Так было положено начало грудной хирургии в Стерлитамаке.

Всесоюзная слава обрушилась на Семагина в 1958 году. Однажды в больницу поступила женщина с острой болью в области сердца. Выяснилось удивительное: у неё к блузке была приколота швейная игла, она случайно ударилась грудью о спинку кровати, и игла вонзилась в сердце, прошла через желудочек и упёрлась в противоположную стенку. Невероятно, но операцию на сердце хирург сделал… под местным наркозом. Больная была в сознании. Операция прошла успешно, женщина поправилась. Вскоре в городской газете вышла заметка «Игла удалена… из сердца». А затем появилась информация и в молодой тогда газете «Советская Россия». В адрес хирурга посыпались телеграммы со всего Союза. Даже от экипажей кораблей дальнего плавания. Доктор Семагин стал героем страны.

16 февраля 1959 года в 3 часа ночи с ножевым ранением в сердце был доставлен инженер-инструктор Ю.М.Мальцев. Дежурный хирург Б.С.Зайнуллин распорядился готовить пациента к операции и тут же вызвал из дома В.А.Семагина. Эта операция также была выполнена под местной анестезией. При этом больному было введено 400 граммов крови донора Ирины Цыгановой. 14 апреля 1961 года кавалер ордена Ленина В.А.Семагин спасает уже сразу двоих: 19-летних ребят А.Мурсаикова и Н.Коробко, получивших ранения в сердце от ножа хулигана.

В 1970 году Василий Александрович покончил со своей «монополией» на операции на сердце. Ушивать рану сердца должен уметь каждый хирург, который заступает на дежурство, решил он. И стал ассистировать на операциях молодым хирургам: Труханову, Антонову, Шарафутдинову, Попову, Измайлову, Дульневу… В 1980 году он опубликовал в журнале «Вестник хирургии» статью о ранениях сердца, в которой подробно проанализировал проделанные им 36 операций на сердце (лишь две из них имели летальный исход). К тому времени в Советском Союзе лучшие показатели были лишь в клинике профессора Вагнера в Перми.

Среди пациентов В.А.Семагина был и легендарный вратарь сборной СССР по футболу А.П.Хомич. Во время товарищеского матча ветеранов советского футбола со стерлитамакской командой «Каучук» он получил травму. После того, как хирург вправил ему вывихнутое плечо, его, единственного из медиков, пригласили на прощальный ужин с легендарными футболистами. Василий Александрович на том банкете сидел рядом с Эдуардом Стрельцовым.

В семейном альбоме Семагиных хранится фото народного артиста СССР Бориса Андреева с дарственной надписью: «Василию Александровичу Семагину с благодарностью, искренней признательностью и любовью к Вашему таланту и гуманной профессии. 27.3.67 г.». Это ещё один «звёздный» пациент В.А.Семагина. На гастролях в Стерлитамаке у него возникла небольшая, но весьма болезненная проблема, которую пришлось устранять хирургическим путём. На следующий день врач проведал больного в его гостиничном номере. В благодарность народный любимец провёл встречу для больных и медперсонала больницы.

– Когда мы шли с папой по улице, буквально на каждом шагу его останавливали прохожие и благодарили, – рассказывает одна из его дочерей, ныне доктор медицинских наук, врач высшей категории, заслуженный врач РБ О.В.Попова. – А он, обладая феноменальной памятью, помнил практически всех спасённых им больных. Останавливался, расспрашивал о здоровье… Он был всеобщим любимцем, поистине народным доктором».

СЕРДЦЕ НА ЛАДОНИ

С домом по ул.Халтурина, 97 связана судьба семьи другого талантливого хирурга – Фёдора Трофимовича Лаптева. Ещё в 30-е годы, в жутких условиях местной медицины, он делал операции по удалению камней из желчного пузыря, оперировал язву желудка, заворот кишок и даже удалял раковые опухоли. Но в годы войны оказался в плену, за что в 1943-м был расстрелян НКВД. Его семью вышвырнули из дома, заставили вернуть всю пенсию, полагавшуюся семье пропавшего без вести фронтовика. От них отвернулись все. И лишь мать Василия Александровича Наталья Никаноровна Семагина приютила в своём доме семью «предателя».

И что немаловажно: сама она, жена «врага народа», едва сводила концы с концами, а ни копейки с Лаптевых не брала. Так в этом доме переплелись судьбы семей двух прославленных хирургов города.

В заключение – одна деталь.

– Резиновые перчатки, конечно, тогда уже были, – вспоминал Василий Александрович. – Но первые перчатки были толстыми, оперировать в них было неудобно. Хирурги предпочитали делать сложные операции голыми руками.
В.А.Семагин – первый из медиков города, кому выпало держать в руках живое сердце ради спасения жизни человека.

Автор: (26 Авг 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Последние комментарии

Фотогалерея


Войти