Егерь в рейде больше суток, а охотники – без уток

Поехать в природоохранный рейд, в котором участвует егерь Сергей Онищенко, – значит убить уйму времени. Бывало, видавшие виды сотрудники полиции, которым охрана природы вменялась в служебные обязанности (в нерест рыбы), говаривали так: «Давайте, Сергей Сергеевич, съездим на три-четыре часа, только, пожалуйста, без фанатизма»…
Словом, решаюсь пожертвовать выходным, хотя осознаю, что одним днём вряд ли всё ограничится.

ЗАРЯДКА

Вскоре понимаю, что перед рейдом будет ещё и физзарядка – Сергей Сергеевич просит заехать за ним на новостройку, а там поясняет, что нужно быстренько залить раствором проходы в доме, чтобы строители потом могли ходить, не задевая оголённые пока трубки и маячки будущих тёплых полов. Раствор нужно ещё и замесить… На вопрос, чего не пригласил на укладку раствора кого-нибудь из пресс-службы Президента или хотя бы самих строителей, егерь хитро щурится. А песок, я вам скажу, это даже не гравий – то и дело оседает на дно, выдавливая наверх воду – месить не перемесить… Словом, перетаскав и уложив тонну-другую песчано-цементной смеси, наконец, едем.

КРАСКИ НА ДЕРЕВЬЯХ И ВОДЕ

Первая точка – река Маляш, соединяющая озеро Кушкар с Белой. На прибрежных, ещё не лишившихся листвы, деревьях – буйство красок. Как сказал поэт, «лес – словно терем расписной – лиловый, золотой, багряный». Золото, багрянец и прочие краски не менее хорошо заметны и в рыболовных сетях, в которые опавшую листву нанесло течением. Сети, конечно, снимаются.
Недалеко от впадения Маляша в Белую есть узкое место, вручную перегороженное брёвнами и корягами. Осенью здесь скапливается много рыбы, спешащей на зимовку, но не способной преодолеть преграду. Ловят её обычно мордами (ловушками, сплетёнными из прутьев или проволоки).

Самое узкое и мелкое место Маляша – это, как ни странно, его устье. Здесь можно переправиться на другой берег на любой легковушке. По лугам левого берега идёт дорога к крупнейшему нерестилищу рыбы – озеру Кушкар. Вдоль дороги почти по-весеннему зеленеет травка – в рост пошла стерня. Местами подсыхает недавно скошенное сено, немало и полудиких лугов, которых косилки в этом году, похоже, уже не успеют коснуться – осень, дело идёт к холодам.

СДАВАЙТЕСЬ, МЫ ВСЁ ВИДЕЛИ…

Между тем надвигается ночь. И группа браконьеров возле покрывшихся инеем лодок, уже на Кушкаре, поначалу не принимает претензии – темно же, ничего не видно. Приходится показать мужикам прибор ночного видения. Посмотрев в окуляры на озёрную гладь, они признают, что видимость отличная. Признают и факт браконьерства.

В этот раз на Кушкаре было несколько интересных встреч. Ещё засветло к нашей машине вышел местный улыбчивый рыбак по имени Кутлубай. В прошлый раз он был замечен с сетями. Сейчас прогуливался по камышам со спиннингом. Кутлубай жаловался на крупный штраф за прошлую рыбалку и предпринимателей, наводнивших рынок живой рыбой. У него же всё по старинке – деревянная лодка-долблёнка и велосипед. Пока довезёт улов до точки, рыба гибнет. Мёртвую рыбу продать трудно. А деньги очень нужны, в том числе и на дорожающие лекарства. Кстати, оставленный на берегу велосипед Кутлубая всегда под надёжной охраной. Можно сказать, оснащён сигнализацией: уж очень громко лает небольшая чёрная собачонка на всех прохожих и проезжих.

С Кутлубаем мы разговаривали в степной части Кушкара. А на противоположном берегу – лес. Ночная тишина там то и дело прерывается шумом падающих с дубов желудей – удачная осень для диких кабанов, есть чем полакомиться. Опавшая листва периодически шуршит так, что кажется, идёт человек, а то и группа. Но шуршат в листве всего лишь мыши. Людей там немного. Пара охотников-неудачников палит, как говорится, в белый свет. Ни одной утки так и не подстрелили. Зато с документами всё в порядке. Кутлубай, между прочим, не признаёт уток за добычу, считая, что есть в них нечего. Вот рыба – это да! То есть местным жителям – не до спортивного интереса. А утки, они и без ружья частенько становятся лёгкой добычей, попадая в обычные рыболовные сети. Бобры чаще попадают в капканы. Их, кстати, уже почти не жалко. Они расплодились настолько, что устроили лесоповал чуть ли не промышленных масштабов вблизи рек и в черте города, и за его пределами. Был момент – собирались представители разных природоохранных служб и обсуждали, что делать с этими зубастиками. Дальше обсуждения дело, правда, не пошло.

Итак, охотники беспричинно палят, а остальные гости кушкарского леса стараются вести себя тихо. Коротают время кто у костров, кто на воде. Вскоре повстречаем муллу одного из окрестных сёл. При нём – резиновая лодка и только что снятая рыболовная сеть. Вёл себя достойно – браконьерства не отрицал, свидетельствовать против других браконьеров отказался. В приватной беседе признался, что рыбачит постоянно, поскольку имеет пятерых детей, а других доходов нет. В суматохе служитель культа потерял свой мобильник, поэтому вежливо попросил мой – сообщить супруге о своей задержке на время оформления протокола. На следующий день перезвонил уже мне – спрашивал, нет ли на Кушкаре Онищенко… Священнослужитель считает, что незаконная рыбалка с некоторых пор – его единственный грех. Впрочем, в ближайшее время он намерен избавиться и от него – хочет взять в законную аренду какой-нибудь небольшой водоём.

Всё это понятно. Одного не пойму – как будущий арендатор проехал на обычной «шестёрке» участок лесной дороги, который мы чуть позже едва одолели на «Ниве»… Однако опыт сказывается. Хотя, возможно, есть объезд, который мы просто не заметили.

ПО СТАРИЦАМ И БЕЛОЙ

Вообще в этом рейде поездить пришлось изрядно – намотали около трёхсот километров. Особенно впечатлили многочисленные старицы и проезды к Белой у деревни Малаево.

– Сюда бы новенькую «Шевроле-Ниву», – говорит Сергей Сергеевич, прислушиваясь к скрежету веток и сучьев о старый кузов, – тогда бы сердце кровью обливалось…

Да, у автомобиля бывает такой возраст и состояние, когда он, в отличие от нового, должен становиться только лучше. Так как хуже уже некуда. Если хуже – просто не повезёт… К этому рейду вот даже напрочь забившуюся ржавчиной печку починили. Иначе бы ночью пришлось непросто. Ведь собирались ненадолго, оделись легко, а промотались более суток.

Рассвет застал нас между чистым полем и бельской старицей. Пшеничная стерня посеребрена инеем, над водой и местами над полем – клубы тумана. А над ними – красный круг восходящего солнца. Красота! Однако надо ехать. На этот раз к Белой, куда браконьеры, судя по наблюдениям, привозят на тракторе деревянную лодку. Там – знаменитые малаевские ямы. Стремящуюся на зимовку рыбу берут по-разному – сетями, острогами, оханами. В этот раз, правда, и Белая, и ближайшие старицы оказались безлюдны. Прочёсывание водоёмов кошкой тоже не выявило ничего криминального – снастей не нашлось. Лишь подтопленная самодельная лодка у бельского берега с будто бы только что приставленными к дереву вёслами намекали на бурную человеческую деятельность. Впрочем, это тоже хороший результат – и рыбе легче, и у людей меньше неприятностей.

Автор: (30 Сен 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Охота и рыбалка. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти