Десантник Кальянов. Ему довелось пройти через горнило афганской войны

25-27 декабря отмечается 35-летие ввода Советских войск в Афганистан

Визитка
Сергей Иванович Кальянов. 56 лет. Родился и вырос в Стерлитамаке. Окончил СТФК. Специализация – баскетбол. Срочную службу проходил в ВДВ. После службы работал физруком, водителем, в горвоенкомате готовил ребят к службе и занимался поиском дезертиров, в настоящее время – сотрудник охранного предприятия.

 

«НОЧНЫЕ ТИГРЫ»

– Десантник десантнику рознь,- говорит Кальянов. – Когда обычные подразделения бегали по 10 километров, мы – по 40.
Дело в том, что служить ему довелось в разведке. Сначала – учебный центр ВДВ в литовском городе Гайжуны. Интенсивность учёбы здесь была такой, что оператор-наводчик БМД (боевой машины десанта) Кальянов со своим подразделением стреляли дважды в сутки (днём и ночью), применяя все виды оружия – пушки, пулемёты, ПТУРы, за что получили красивое прозвище «ночные тигры».

Потом – распределение в Ферганский полк. Недалеко стоял Ошский полк ВДВ, имевший только колёсную технику – грузовики, БТРы и прозванный горно-копытным в силу своей специфики – его стихией были горы. Впереди у этих полков была война.
С середины ноября 1979 года десантники находились в постоянной боеготовности. Тщательно прорабатывалась погрузка в «Уралы» с последующей посадкой в самолёты. В цепочке каждый точно знал, за кем он и перед кем, – на случай «груза-200».

ФЕРГАНА – КАБУЛ

…В ночь с 24 на 25 декабря уже привычно загрузились в Илы. Взревели двигатели, закрылись рампы. Казалось, после проезда по взлётке последует отбой тревоги и все вернутся в плотно зашторенные казармы. Но Илы взлетели, а по громкой связи последовала команда: «Кто не уверен в своей реакции – пристегнуть рожки и поставить автоматы на предохранители».

Летели долго. Десантировались на аэродроме Кабула ночью, посадочным способом. Полк со всей живой силой и техникой высадился за 30 минут. Сосредоточились в ложбине в 200 метрах от аэродрома. Все знаки различия им приказали снять и выдавать себя за аэродромных техников. С рассветом заняли оборону. К ночи третьего дня полк разбили на штурмовые группы. Отделению Кальянова досталось здание аэропорта.

– Собирались на ужин, – вспоминает Сергей, – но в воздух взлетела красная сигнальная ракета. На своей БМД мы направились к зданию. Там спешились и пошли на его зачистку. Из оборонявшихся один был убит, двое убежали. Остальные, около 20 человек, были блокированы и заперты в глухой комнате аэропорта.

Спрашиваю о чувствах во время штурма.

– Не было никакого куража, – машет рукой Сергей, – страшно было. Понимали – это уже не учения… В автоматный рожок заряжали 5-6 трассирующих пуль, чтобы видеть в темноте, куда они летят. Вы попробуйте встать перед большой новогодней ёлкой с включёнными гирляндами, посмотреть на неё снизу вверх и быстро покрутить головой… Примерно такой плотности огонь был во время штурма аэропорта. Старались лишний раз не поднимать головы. У некоторых недавно призвавшихся ребят начиналась истерика. Кто-то бросался под пули – не выдерживали нервы. В нашей роте обошлось без убитых и раненых. Полк потерял около ста человек убитыми. Потери противника были несопоставимо выше.

Пытавшимся прорваться к аэропорту танкам противника была уготовлена ловушка – грамотно расставленные БМД своими залпами доказывали бессмысленность танковой атаки.

Спустя сутки в аэропорт прибыл новый лидер Афганистана Бабрак Кармаль и на чисто русском языке поблагодарил десантников за поддержку (без блокирования аэропортов там, вероятно, высадились бы силы НАТО).

345-Й ЛЕГЕНДАРНЫЙ: СЕРДЮКОВ, ВОСТРОТИН, АЛИЕВ

345-м Гвардейским отдельным парашютно-десантным полком, в котором служил Сергей Кальянов, командовал подполковник Н.А.Сердюков. О нём у солдат остались приятные воспоминания.

– Хороший был мужик, – говорит Кальянов, – никогда не кричал, был сосредоточен на боевой подготовке и дисциплине.
О бывшем старшем лейтенанте и командире роты 345-го ПДП (а впоследствии и командире полка) Герое Советского Союза, сейчас – генерал-полковнике и председателе Союза десантников России Валерии Востротине написано и снято много документалистики.

Снимался он и в художественных фильмах. Последнее его телевыступление связано с поддержкой ополчения Новороссии и добровольно воюющих там россиян. Достойный человек. Но удивляет Кальянова другое: практически нет информации о командире разведроты в Фергане и комбате 345-го ПДП при входе в Афганистан Алиеве. О нём в полку тоже ходили легенды.

Сам Сергей этого не видел – не мог видеть, поскольку штурмовал здание аэропорта. А десантников, направленных на казармы, встретил шквальный огонь. В это время между противоборствующими сторонами появился бронетранспортёр. Из него на полкорпуса показался капитан Алиев и на фарси попросил позвать старшего из оборонявшихся в казарме. Потом он отдал приказ своим не стрелять со словами: «Сейчас они выйдут». Спустя несколько минут из казарм действительно стали выходить афганцы с поднятыми руками. Смелость и мудрость комбата предотвратили большое кровопролитие.

– Справедливый был мужик, – вспоминает Кальянов, – а блатных не любил. Как-то к нам в разведроту направили двоих одесситов, так он их через два дня выгнал, хоть и борцами они были сильными…

БАГРАМ. ГОРЫ

После захвата десантники передали аэропорт мотострелкам, а сами выдвинулись в Баграм – поддержать опять-таки штурм аэропорта. При этом штурме погиб стерлитамаковец Алексей Двойников. Его полк (Ошский) прибыл в Баграм ещё в мае 1979 года. Вместе с Алексеем Сергей готовился к службе – ездили на первые прыжки в Уфу. А на похоронах, в Стерлитамаке, – никакой информации о подвиге десантника… Оставалось только догадываться. Замполиты тем временем настоятельно рекомендовали бойцам писать домой, что они… трудятся на строительстве объектов грядущей Олимпиады-80.

Свою задачу десантники выполнили, обеспечив посадку новых воинских соединений. Командование обещало скорое возвращение в Фергану, но не сложилось. Началась демонстрация силы.

По горному серпантину техника десантников забиралась на господствующие высоты до 5500 метров над уровнем моря.

Неисправные машины иногда глохли от нехватки кислорода. Но по большому счёту техника не подводила. Людям приходилось сложнее. Горная болезнь чаще давала о себе знать во сне – человек с выпученными глазами резко вскакивал, начинал метаться. Нужно было прижать его, успокоить.

В одном из горных рейдов с десантниками оказался БТР мотострелков. Машина не вписалась в поворот и упёрлась в скалу. Её пришлось взорвать и сбросить в ущелье. Механик-водитель при этом плакал, жалея машину…

На основной базе полка задерживались недолго: приводили в порядок технику, пополняли боекомплект, запасы питания – и снова на боевую операцию.

Перед въездом в кишлаки на броню сажали афганских военных, демонстрируя их лояльность. Местное население встречало десантников красными флагами, имитируя их любым похожим по цвету материалом. Но с отходом колонны флаги тут же снимались, так как вслед могли войти моджахеды. Да, не все афганцы признали советских военных. С одними дружили – пели песни, устраивали спортивные матчи. Другие могли выстрелить в спину. Или прострелить антенну БМД и оставить её без связи, что часто равносильно убийству.

…А когда начинался бой, афганские военные бросали оружие (или даже ломали его) и прятались под машины со словами: «Убивать нельзя». Моджахеды, впрочем, так не считали.

СМЕХ И СЛЁЗЫ

На войне как на войне. Было и смешно, и очень печально. База всегда находилась в кольце охранения, иначе нельзя. Молодых солдат в такие дозоры не брали, берегли. Между машинами Сергея Кальянова и Лёши Бойко – два километра. По рации выясняется, что оба видят в прицелы с ночной подсветкой одну и ту же муху. Не ударить ли по ней из пулемёта, чтобы не мешала базе отдыхать?..

Или идёт, скажем, афганский крестьянин по снегу в сланцах. Как не предложить ему купить русские валенки? Он тут же швыряет сланцы в снег и довольный чешет дальше в обнове. Зам по тылу потом удивляется, что беднейшее местное население сплошь и рядом щеголяет в солдатских шапках-ушанках и валенках, а десантники одеты как-то легко. Строит полк на смотр. И снова удивляется: у каждого есть и шапка, и валенки (оказалось, брали взаймы у уже проверенных подразделений). Однажды пошутили над соседней ротой. Заметив дневального спящим, поменяли всем солдатам обувь. Утром половина роты вышла на построение в левых сапогах, половина – в правых. Шутников командование вычислило, но, не поймав за руку, им объявили лишь устный выговор.

А теперь о том, к чему приводит сон на посту. И тогда уже совсем не до шуток. В 20 километрах от базы десантников, на пересечении горных дорог, стоял пикет – танк, бронетранспортёр и ГАЗ-66. В будке ГАЗа круглосуточно сидели связисты. В случае нападения на пикет они должны были дать сигнал основным силам и по возможности дать отпор или отступить. Вышло всё иначе. Часовой спал. Его не тронули. Остальных жестоко вырезали – вспарывали животы и толкали туда отрезанные головы. Часового после этого хотели отдать под трибунал. Но суда не было – проснувшись, он сошёл с ума…

Много чего повидал Кальянов в Афганистане. Как переворачивается от пулемётной очереди уже мёртвое тело. Как снесло разорвавшейся миной голову офицеру-минёру. Как травились наши солдаты подброшенным китайским печеньем. Как механик-водитель не рассчитал манёвр на горном серпантине, и танк упал с 25-метровой высоты, погнув ствол. Как мастерски работали наши лётчики, артиллеристы, танкисты, поддерживая пехоту.

Случалось, и со своими чуть ли не воевали. Ведь о выходе в горы и возвращении разведроты никто в полку не знал, кроме старших командиров. И на ближайшую возвышенность мог быть послан ещё и разведвзвод от какой-нибудь из рот. Выручал всегда великий и могучий русский язык, точнее, русский мат…

Со временем приходил опыт.

– Уже знаешь, какую гранату лучше бросить, – вспоминает Сергей, – как передвигаться. Делать это нужно хаотично: пробежал пять метров, упал, перевернулся. Так в тебя труднее попасть. Я же лёгкий тогда был – «сухостой». Весил, наверное, килограммов 50 при росте 178 сантиметров. Все у нас такими были. И постоянное движение, и климат сказывались.

И всё-таки Кальянов считает себя везучим – прошёл Афганистан без ранений. Лишь посекло осколками, остались царапины. И не болел ничем, хотя многие страдали от тифа, лихорадки, желтухи и других инфекций. Вспоминает, что ещё в Союзе был привит. От чего – не знает, прививка не фиксировалась в военном билете, как это обычно делается. Но после уколов вся разведрота неделю валялась, что называется, в лёжку.

О ЦЕЛЕСООБРАЗНОСТИ

Историки, конечно, спорят о целесообразности ввода Советских войск в Афганистан. Однако это свершившийся факт, и таковым его следует воспринимать.

– Был приказ, и ничего другого не оставалось, – говорит Сергей Кальянов спустя 35 лет. – Конечно, у некоторых и в то время возникали вопросы: «Зачем мы здесь?». Но мы же не только с моджахедами воевали, но и с наркоторговцами. Сотни тонн отравы не прошли тогда в Союз. А при американцах поток наркотиков из Афганистана в Россию вырос в разы…

О БУДУЩЕМ

У Сергея Кальянова – двое сыновей. Старший Сергей отслужил в МЧС. Ему довелось работать на месте взрыва Невского экспресса. Младшему Ивану только 18 лет. Серьёзно занимается баскетболом.
– Иван тоже обязательно отслужит в армии, – говорит отец. – Думаю, он готов.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (25 Дек 2014). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти