Про ёлки и книжки

Как известно, новогоднее торжество состоит из традиций и соответствующих атрибутов. Наряженная ёлка, запах мандаринов, накрытый стол и работающий телевизор в этом списке обязательны, остальное – по желанию. Кроме того наши новогодние предпочтения формируют художественные и мультипликационные фильмы. Со временем они тоже превратились в приметы любимого праздника.
Если же отвлечься от экрана и вспомнить, что наступающий 2015-й объявлен Годом литературы, становится интересно: какие книги и персонажи ассоциируются с новогодними праздниками, неизменно пробуждая в нас добрые чувства и веру в чудеса? Об этом мы расспросили горожан.

Олеся Петрова, журналист:
– «Чук и Гек» Аркадия Гайдара! Знаете, по отдельности о них и не скажешь. Именно непоседы из повести классика советской детской литературы всегда напоминают мне о том, что безвыходных положений не бывает. Те же ёлочные игрушки при желании можно смастерить из чего угодно – из цветных картинок, тряпок, ваты и даже серебряной упаковки из-под чая. А самый запоминающийся и весёлый праздник – тот, который мы устраиваем себе сами! И пусть сегодня в магазинах – огромное разнообразие ёлочных игрушек и украшений, мы с сыновьями обязательно под Новый год клеим бумажную гирлянду – такова наша семейная традиция. Кстати, «Чука и Гека» я им уже прочитала.

Дмитрий Морозов, учитель трудового обучения:
– Мой выбор может показаться странным, поскольку в этой книге, казалось бы, нет ничего новогоднего. Зато мистицизма и невероятных приключений персонажей в типовой советской обстановке – сколько угодно. Если не догадались, речь идёт о «Мастере и Маргарите» Булгакова. Дело в том, что впервые я познакомился с похождениями Воланда и его свиты аккурат под Новый год. Теперь предпраздничная суматоха напоминает мне перипетии сюжета. Многие считают роман чуть ли не гимном нечистой силе. Для меня же «Мастер и Маргарита» – напоминание о торжестве любви и вечных ценностях.

Татьяна Каримова, инструктор по физической культуре:
– Первым делом, говоря о «новогодних» книгах, конечно, вспоминаю две известные, классические сказки – «Морозко» и «12 месяцев». А ещё с этой темой у меня неразрывно связана «Волшебная зима» финской писательницы Туве Янссон. Бесконечно светлая, умная и трогательная книжка вызывает стойкое ощущение домашнего уюта, тепла семейного очага. Маленький Муми-тролль, внезапно проснувшийся посреди зимы, вынужден сам познавать это суровое, незнакомое для него время, когда по земле бродит Ледяная дева, а долину заполняют необычные и таинственные существа. Сакральность повести невольно отсылает к Новому году с его чарующей атмосферой.

Зинаида Лемина, библиотекарь:
– Вот так вопрос! В основном в голове прокручиваются образы из кино и телепередач. Хотя читать я тоже люблю. Назову, пожалуй, «Снежную королеву» Андерсена. Тут и снег, и вьюга, и катание на санях. Наконец, добро торжествует над злом – чем не новогодняя сказка? История знакомства с этим произведением у меня не совсем логичная. Сначала мне в 12 лет довелось увидеть одноимённый мультфильм. Удивлённая фантазией режиссёра, я решила составить собственное впечатление.
Книгу взяла в библиотеке, к которой была тогда приписана. Больше всего меня поразила необыкновенная преданность Герды. Как она боролась за своего названного братца Кая и с каким упорством преодолевала страшные испытания – потрясающе! Ну и мастерство Андерсена не подлежит сомнению. Недаром «Снежная королева» и другие его сказки до сих пор популярны у наших юных читателей.

Вячеслав Мазин, ведущий торжественных мероприятий:
– Лично для меня наиболее новогодние литературные герои – это молодая семья из рассказа О’Генри «Дары волхвов». Там, как вы помните, влюблённые пожертвовали своими единственными сокровищами, чтобы купить друг другу подарки на Рождество. Когда-то я был небогат, как и герои рассказа. А сделать что- нибудь приятное своим близким безумно хотелось. Возможностей, мягко говоря, существовало немного. Поэтому «Дары волхвов» мне социально и эмоционально близки.

Особняком стоит «Ночь перед Рождеством». Мой дед, большой ценитель Гоголя, читал мне эту книгу вслух. В детском воображении оживали кузнец Вакула, своенравная Оксана, бойкая Солоха и прочие колоритные персонажи гоголевской мистерии. А ещё в эту компанию на своих гусях залетел Нильс из сказки шведской писательницы Сельмы Лагерлёф. Как он здесь очутился? Довольно банально – в 12 лет я узнал о злоключениях Нильса в предновогодние дни, и в моём сознании эта сказка навсегда переплелась с праздником ёлок и мандаринов.

Автор: (1 Янв 2015). Рубрика: Культура, Лента новостей, Литература, Опрос. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти