Эпизоды из школьной жизни. Почему мы вспоминаем пору ученичества с ностальгией

В СТАРШИХ КЛАССАХ я то и дело прогуливала физкультуру. Причём здоровьем обладала отменным, поэтому и справки никакой не было, приходилось отсиживаться в раздевалке. И, надо сказать, не одна я практиковала подобное. Как-то нашему физруку всё это недоело, и в самом начале урока, сразу после переклички он просто взял и вошёл в девчачью раздевалку. Картинка следующая: стоим мы, три пухлые девахи, перед разгневанным учителем, а тот, нависая над нами всей своей громадой, выговаривает:

– Сколько можно прогуливать! Вы же в дверь скоро пролазить не будете! Вам же спортом заниматься надо!

Сейчас мне столько же лет, сколько моей родной 11-й школе, – 35. И я понимаю, что мой учитель был чертовски прав. Но при этом поступил совершенно непедагогично. Теперь я даже считаю весь этот эпизод забавным анекдотом, хотя тогда было стыдно. Впрочем, стыдилась я не слишком долго, через какое-то время продолжив прогуливать. Я ещё как-то смирилась с лыжами и лёгкой атлетикой, но приближение четверти с «козлом», канатом и прочими прелестями гимнастики приводили меня в ужас. Кстати, меня вообще терзают смутные подозрения, что школьные уроки физкультуры устроены как-то неправильно.

Был ещё один эпизод в школьной жизни, за который мне стыдно. Причём стыдно до сего дня. Класс не помню, но был у нас некий период смуты, когда то и дело менялись учителя математики, иногда эти часы и другими предметами заменяли. И вот поставили нам временно математичку, даму пожилую и в гольфах. Она ходила в них до самой поздней осени и степенно подтягивала в фойе первого этажа перед началом занятий. На её уроках мы постоянно галдели, не слушали, занимались своими делами, а в какой-то момент обнаглели до такой степени, что просто сбежали всем классом. Потом всем же классом нас вызвали к завучу, где мы писали объяснительные.

СО ВСЕЙ НАШЕЙ ПАРАЛЛЕЛИ на торжественные мероприятия, посвящённые 35-летию теперь уже не школы № 11, а гимназии № 4, пришли только пять девчонок. Впрочем, каких там девчонок! У одной сын в этой же школе учится. Я на нас смотрю – вроде, не изменились. Нашиучителя на нас смотрят – какие же вы теперь тётеньки, говорят.

А вот уж кто точно не изменился, так это моя первая учительница, Татьяна Николаевна Ключник. Мы, когда малышами были, даже с другими классами спорили, чья учительница самая красивая. Сегодня она уже не работает, внуками занимается. И всё такой же ласковый голос, добрые глаза, стать. Красавица. Даже обидно, что на официальном языке торжественного мероприятия она вкупе с другими вышедшими на пенсию учителями была отнесена к категории «Наши ветераны».

ТАТЬЯНА НИКОЛАЕВНА нянькалась с нами, как родная мама. Не помню, чтобы она хоть кого-то называла по фамилии, только по имени. И если учесть, что в первом классе у нас было семь Лен, то вообразите, как надо было позвать одну из нас, чтобы отреагировала именно та, к которой обращались. Сбоев по этой части не припомню. А продлёнки вообще были моим любимым времяпрепровождением. Я даже наотрез отказалась ходить в танцевальный кружок, чтобы не пропускать продлёнку, пусть и всего пару раз за неделю. Вдруг именно без меня в классе произойдёт что-нибудь интересное! Но далеко не все были такими бестолковыми, поэтому пренебрегали продлёнкой в пользу дополнительного образования. Как-то Наташа Петухова, девочка с роскошными кудрявыми волосами, пришла в класс со скрипкой. Оказалось, она училась в музыкальной школе. Тогда я первый раз услышала живьём игру на скрипке. Было немного странно, что простая девочка может делать такое, волшебное.

В младших классах мы часто ходили на экскурсии. Кстати, в старших почему-то этого совсем не было. Помню поход на швейную фабрику, ту самую, где теперь торговый центр, и на хлебозавод, который на Соде. Нам тогда показали, как выпекают сушки, как тонкими мягкими колбасками ползёт по транспортёру соломка. Мы с упоением лопали свежеиспечённый чёрный хлеб, ломая его руками. И казалось, что нет ничего вкуснее этого хлеба.

А ещё мы были на экскурсии в детской художественной школе. Тогда она располагалась на Мира, в старинном двухэтажном особняке. На первом этаже был питьевой фонтанчик с мозаикой, на стенах – детские рисунки, между этажами – затейливые панно, которые можно было подолгу разглядывать, а в классах – удивительные мольберты. Казалось, ты попал в другой мир. Очарована была не только я. После этого похода человек пять из класса сразу записались в художку. Жаль, что теперь этого волшебного мира не существует: здание много лет назад ушло под торговлю.

МЫ СОБИРАЛИ МАКУЛАТУРУ. Однажды насобирали больше всех, и нас поощрили поездкой в уфимский цирк. А старшеклассники собирали металлолом. Я мечтала, что вырасту и тоже буду собирать ржавые железки, а пока что с интересом исследовала кучи металла, сваленные в углу школьного двора. Меня завораживала переливающаяся металлическая стружка, закрученная в спирали.

Но металлолом мне пособирать так и не привелось. Мы были октябрятами, делились по «звёздочкам», проводили разные праздники и мероприятия, мечтали стать пионерами и всё гадали, в каком классе принимают в комсомол. В конце третьего класса нас приняли в пионеры. Торжественно. В школьном музее «Набат». Каждое утро я старательно наглаживала свой алый галстук и аккуратно повязывала его перед зеркалом. Весь следующий год мы тоже его носили. А потом всё закончилось: и галстуки, и металлолом. Это был 91-й год.

ПОСЛЕ НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ классное руководство над нами передали учительнице русского языка и литературы, которая с упоением рассказывала нам про инопланетян. Моя мама хмыкнула и перевела меня в параллельный класс. Там руководила биологиня – Валентина Петровна Ежова. Тогда биология стала моей второй любовью после литературы. Во всю стену в классе был стеллаж с различными заспиртованными зверюшками. Точно помню, что была крыса, демонстрирующая всем заинтересованным свои внутренние органы, были вылупляющиеся из яиц цыплята. Были ещё макеты различных органов, колокольчик со знаменитыми пестиком и тычинками. Всякий раз я прочитывала учебник биологии насквозь ещё в сентябре, как только нам раздавали их, а потом в течение года с удовольствием слушала уже знакомый материал. А весной мы с Валентиной Петровной сажали цветы на пришкольном участке. Кроме цветов, там росли ещё яблони и чёрная смородина.

Когда Валентина Петровна ушла работать в коммерческий лицей, мы грустили. Но в десятом классе у нас появилась новая биологичка. Молодая и в мини. Точнее, нам тогда казалось, что это мини, на самом деле юбки были лишь немного выше колен. Думаю, наши мальчишки должны были в неё влюбляться. Она преподавала нам общую биологию, причём делала это с большим азартом. Не пересказывала параграфы, а читала настоящую лекцию. А мы писали конспекты. И эти лекции были гораздо интереснее и информативнее, чем учебник. Я сверяла.

У НАС БЫЛО ДЕЖУРСТВО в раздевалке. Его обожали все и заранее выбирали, кто с кем будет дежурить. В процессе дежурства было два-три авральных периода: когда народ приходил на занятия, надо было быстро повесить одежду по классам, а по окончании уроков – раздать. В такие моменты галдёж стоял неимоверный, надо сказать, я испытывала стресс. И за это подобные дежурства не слишком любила. И это несмотря на то, что всё остальное время ты просто бездельничал в раздевалке вместо того, чтобы сидеть на уроках. Был и ещё один немаловажный бонус: ты собственноручно подавал звонки на уроки. В фойе под потолком висели электронные часы, а на стене был выключатель. И как только наступало нужное время, ты просто нажимал на него. При этом росла твоя значимость не только в собственных глазах, но и в глазах окружающих. Особенно первоклассников.
Часы эти сохранились до сего дня. И даже время показывают. Всё остальное стало неузнаваемым. Сначала заложили кирпичами один арочный пролёт на входе в школу. Теперь перенесли парадный вход на противоположную сторону и поставили турникет. Уже давно нет резиновых квадратов, которые были приклеены вокруг школьного стадиона. Понятия не имею, для чего они там были, возможно, чтобы бегуны не расшибали коленки. Но уже при нас эта резина начала отходить от асфальта, и мы то и дело спотыкались. Нет и самолёта, стоявшего на небольшом постаменте на школьном дворе. Нет того стеллажа с заспиртованными тушками в кабинете биологии.

Сегодняшние гимназисты запомнят что-то своё, личное, которое тоже уйдёт в небытие через пару десятков лет. Немножечко грустно, как и полагается на днях рождения школы и встрече выпускников. И особенно грустно потому, что уже нет некоторых моих учителей. И даже одноклассников.

КСТАТИ

Школа № 11 появилась в Михайловском микрорайоне в 1980 году. Её директором стал Владимир Ежов. В 1996 году школа была реорганизована в гуманитарно-эстетическую школу-лицей № 11 (директор Борис Родионов). В 1999 году школа стала гимназией № 4 (директор Валентина Шишкина).

В марте 30 лет исполнилось школьному музею «Набат». Основала его Мария Полякова, сегодня возглавляет Валентина Букреева.

В памяти многих 11-я школа осталась как спортивная. Такой славы ей удалось добиться благодаря воспитанникам Владимира Ежова, Валерия и Марины Айзенберг, Николая Букреева.

15 лет школьный кукольный театр «Петрушка» возглавляла Лариса Улитина. Более 20 лет школьный театр «Ровесник» был лучшим не только в городе, но и по всей республике. Руководили «Ровесником» Анна Когут и Инна Мамонова.

За 35 лет школу окончили 1803 ученика, 65 из них – с золотой медалью, 41 – с серебряной. За это время педагогический коллектив насчитал 180 учителей. Сегодня среди 918 гимназистов – 97 детей и 14 внуков выпускников школы № 11.

Автор: (1 Апр 2015). Рубрика: Главное, Лента новостей, Образование. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти