Мы пели гимн и ждали отцов

Эльвира Фёдоровна Матвеева, ветеран труда, педагог-дефектолог, 45 лет проработала учителем и завучем в Стерлитамакской школе-интернате глухих детей (ныне специальная коррекционная школа-интернат). Она – из поколения «детей войны». Ей повезло: семья избежала оккупации, отец уцелел на фронте. Но, как и всему тому поколению, семье досталось с лихвой…

Я – из семьи военнослужащего. Отец проходил военную службу в г.Льгове Курской области. Война нас застала в гостях у бабушки в Калуге. Никогда не забыть тот шок, который охватил всех нас от страшного известия. На следующий день началась мобилизация. Хорошо помню, как трое маминых братьев попрощались с нами. Всех мужчин выстроили в шеренгу и отправили на призывной пункт. Женщины плакали, а мы, дети 7-8 лет, молча бежали за ними. В душе мы понимали, что произошло что-то ужасное, но что – пока ещё до конца не осознавали.

Через пару дней пришла телеграмма от отца из Льгова – срочно выезжать домой. Но это было непросто – пассажирские поезда уже не ходили, а через станцию один за другим шли на фронт эшелоны с бойцами Красной армии. Мама обратилась за помощью к знакомому машинисту. Он как раз должен был вести товарный поезд в сторону Льгова. Ехали мы нелегально в служебном отделении локомотива.

На вокзале Льгова нас встретил отец. А дома все вещи уже были собраны к отправке в Курск. Только прибыли в Курск, как снова приказ: «Срочно покинуть город!» – немец наступает. В суматохе отправляемся в Саратов. Через два дня из Саратова – в г.Маркс. Стояла жара, всюду женщины с узлами, с детьми. В ожидании мы весь день просидели на берегу Волги. Поздно вечером всех посадили на пароход, и мы медленно поплыли по Волге.

За несколько дней до нашего приезда всех местных немцев депортировали из Маркса на Урал, в Казахстан. Нас, беженцев, расселили в их опустевшие дома. Пока ехали, в суматохе растеряли почти все вещи. Нам выдали солдатские одеяла, чайник, кастрюлю, наматрасник, который мы набили соломой. Беженцев селили по две семьи в каждую комнату.

Сначала хлеб выдавали по карточкам. Когда мука закончилась, стали выдавать по карточкам немолотое зерно. Мы его запаривали, потом приходилось долго жевать. Других продуктов не было, все магазины – пустые. Чтобы не умереть с голоду, по весне собирали крапиву, паслён и разные травы. Видимо, поэтому из воспоминаний детства так явственно впечатались в память холод и голод.

Дров тоже не было. Мы по улицам собирали щепки, ветки и топили «буржуйки». Их едва хватало, чтобы не замёрзнуть. Помню, зимой окна покрывались толстым слоем льда. Женщины тайно, ночью, отрывали доски из заборов, разбирали сараи, пускали на дрова даже полы в чуланах. Это было небезопасно. Ночи напролёт по улицам ходили военные патрули. Если поймают – накажут по законам военного времени. На этот счёт было очень строго.

Первого сентября 1941 года я пошла в школу. Там нам выдали по одной тетрадке и карандашику. В школу я ходила, пока стояла тёплая погода. С наступлением холодов ходить стало не в чем – ни пальто, ни обуви у меня не было.

От отца приходили письма с фронта. После освобождения Калуги мы засобирались домой, к бабушке. Поезда ещё ходили очень редко. На вокзалах – столпотворение. Люди штурмом брали составы. Во время пересадки во Ржеве я чуть не потерялась в толпе.
Помню забитый вагон. Люди сидят на полу. Здесь же в обнимку с баулами и узелками лежат дети. Света в вагонах нет, с закатом наступает кромешная тьма… Поезд идёт медленно, подолгу стоит на станциях, пропуская военные товарняки с танками и пушками. Но все эти трудности не шли ни в какое сравнение с радостью – мы ехали домой…

Дома, в Калуге, я продолжила обучение в женской школе. Война продолжалась. Тетрадей не было, и родители на базаре покупали серую бумагу, сшивали, потом линовали. Зимой мы приходили в школу засветло с плошками воска, ставили их на парту перед собой и поджигали, ведь освещения тоже не было. На большой перемене нам выдавали мисочку с ложкой. По графику давали талоны на обед в городскую столовую. А в праздники – даже булочку с сахаром. Хорошо запомнилось, как 22 апреля, в день рождения В.И.Ленина, детям раздали по конфетке «Весна». И не было ничего на свете вкусней этих булочек и этой конфетки!
Очень хорошо помню день, когда утром люди бегали и стучали в окна: «Война кончилась! Ура! Ура! Гитлер капут!». В полдень сообщили по радио, что будут транслировать речь Сталина. В назначенное время улица заполнилась людьми. Мы слушали вождя, затаив дыхание. А потом смеялись, обнимались, плакали.

К 1945 году жить стало лучше. Начали открываться магазины, в домах появилось электричество, заработало радио. Ещё в 1944-м был принят гимн СССР (до этого гимном страны был «Интернационал»). Теперь мы перед первым уроком всем классом пели гимн Советского Союза. Пели вдохновенно, от души. И было в этом гимне всё: и гордость за нашу страну, и вера в победу, и надежда на то, что вернутся домой наши отцы и братья.

Э.Матвеева

Автор: (15 Апр 2015). Рубрика: 70 лет Победы, Конкурс, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти