О вкладе местной промышленности в снабжение фронта и тыла

Людям, трудившимся в тылу, далеко не просто было обеспечивать все потребности армии. Победы здесь тоже чередовались с поражениями, давались в прямом смысле потом и кровью. Только в 1944 году у нас в городе наступил серьёзный перелом: в производстве валовой продукции произвели на 275906 тысяч рублей вместо планируемых 208444 тысяч. Если принять за сто процентов выпущенное в мае 1941 года, то прирост составил 2036 процентов! Причём значительно лучше стали работать старые предприятия – они выпустили продукции в 2,5 раза больше, чем в 1941 году.

Производимая на местном кожевенном заводе шубная овчина шла на изготовление полушубков для бойцов Красной армии. Уже в 1941 году здесь справились с заданием и даже перевыполнили его. А ведь из небольшого коллектива защищать Родину ушли около двухсот человек, на их место встали девушки и юноши в возрасте 16-17 лет. Среди них были Люба и Захар Шумелишкины, Валя Иванова, Зоя Кагарманова и другие. Конечно, вместе с эвакуированным из Москвы обувным и кожевенным оборудованием приехала часть рабочих, ИТР и служащих Москожкомбината, что облегчило выполнение задачи. Пошиваемые обувщиками сапоги тоже поставлялись для нужд армии.

– На швейной фабрике, куда привёл меня отец, работавший главным механиком, до войны шили головные уборы – это была артель «Игла». Фабрика же начала выполнять военные заказы, – рассказывала ветеран труда и труженица тыла Н.Леонова (Свинцова). – Шили мы кавалерийские бекеши. Сырьё поставлял Стерлитамакский кожзавод, ещё из Монголии привозили. Директором фабрики тогда был Константин Александрович Лобов. Сначала меня ученицей поставили. Я очень внимательно приглядывалась к работе закройщиков и быстро научилась их ремеслу. Определили закройщицей. Кройка бекеш – очень трудная работа: овчину кроили ножницами, болели руки, мозоли не заживали. За смену получалось раскроить 7-8 изделий. Тогда придумали ускоренный метод кроя – стали использовать специальный нож. Я была новатором этого метода. Теперь удавалось за смену раскроить 25-30 изделий и значительно экономить материал. Приятно было, помню, услышать по радио и прочитать в газете свою фамилию, когда рассказывалось о высокой производительности труда на швейной фабрике. Ещё мы чинили полушубки, которые поступали с фронта, – рваные и окровавленные. Питались мы кое-как. Кормились в основном тем, что выращивали на земле. После разгрома фашистов под Москвой стало заметно веселее: приободрились, поверили в победу. В войну работали все без исключения – кто на предприятии, кто на дому. Мои мама и тётка были надомницами; в свободное время и я садилась за машинку, помогала шить солдатское бельё. Позднее наша фабрика перешла на пошив летнего обмундирования. Меня в Уфу отправили обучаться работе на петельной машине и машине для пришивания пуговиц.

Значительно выросшее население Стерлитамака потребовало улучшения работы учреждений бытового обслуживания, повысилась роль артелей, занимающихся ремонтом обуви, одежды. Горпромкомбинат открыл ещё два цеха по изготовлению металлоизделий, сапожную мастерскую, швейный цех, где шили детское и мужское бельё. Было освоено производство мыла, саней и многого другого.

Система нормированного снабжения населения не могла удовлетворить потребностей в ряде важнейших продуктов питания, поэтому усилилась роль подсобных хозяйств предприятий, личных хозяйств. Много земли было выделено под индивидуальные огороды. И, конечно, была усилена шефская помощь промпредприятий колхозам, машинно-тракторным станциям.

С первых дней войны перестроили работу хлебопекарные предприятия – с целью бесперебойного обеспечения хлебом и сухарями армии и населения в пределах выделяемых ресурсов муки. В июле 1941 года в стране были введены карточки на основные продовольственные товары, в том числе на хлеб. В это время в Стерлитамаке в структуре хлебокомбината насчитывалось четыре пекарни, там работали почти двести пятьдесят человек, около половины – женщины. Естественно, что с уходом части мужчин на фронт в коллективе хлебопёков число женщин и подростков сильно увеличилось.

10 июля 1941 года Совнаркомом БАССР было установлено задание по изготовлению сухарей для фронта. Так, здесь ежесуточно производилось до 500 килограммов сухарей, ежемесячно – 15-16 тонн. Башкирский трест «Росглавхлеб» увеличил планы выпуска продукции стерлитамакским хлебопёкам на 1942 год до 7700 тонн. Это задание было выполнено досрочно, к 15 декабря.
По приказу из треста из-за нехватки муки она частично заменялась картофелем, применялись различные добавки. Для нужд строителей и тружеников заводов № 850 («Авангард») и № 11 («Строймаш») на отдалённой от города промплощадке открыли классановую пекарню. Кроме всего прочего работники комбината привлекались к работам в подсобном хозяйстве, к заготовке дров.

Промышленный портрет Стерлитамака уже на второй год войны выглядел весьма внушительно: заводы – станкостроительный, «Красный пролетарий», кожевенно-овчинный, кирпичный, кислородный, водочный, лесозавод (к ним вскоре добавились заводы
№ 850 и № 11); мелькомбинат, хлебокомбинат и мясокомбинат; швейная фабрика, трест «Башнефтеразведка», «Химстрой», особая строительно-монтажная часть, локомотивное депо; горместпром и горпищепром; артели «Швейник», «Кожевник», «Надомник», «Металлист», «Интеграл», «Мебельщик», «Ломовик», «Красный партизан», «Утильпром».

В городе работали учительский институт, медтехникум, русское педучилище, два ремесленных училища, библиотечный институт, 6 средних, 4 неполных средних и 5 начальных школ, аэроклуб, учебная авиаэскадрилья, Рижское пехотное военное училище, а также 16 лечебных учреждений, в том числе 5 стационаров.

Автор: (2 Апр 2015). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти