Какие чувства вызывают у людей передвижные зоопарки

«СРОЧНО! СРОЧНО! СРОЧНО! Есть информация, что зоопарк больше не функционирует! Всё открыто! Можно заходить! Животных осталось почти ничего: вероятно, все уже умерли! Какие должны быть ещё нарушения, чтобы животных начали спасать?..». Это сообщение зоозащитников, появившееся ВКонтакте 1 апреля, – не шутка. Неравнодушные горожане давно озабочены судьбой четвероногих гастролёров из передвижного зоопарка, что осенью обосновался в парке содовиков. В нашей  зимней публикации («Несвобода», «СР» от 21 января) мы постарались избежать категоричных оценок и вердиктов: слишком неоднозначная сложилась ситуация. Волонтёры обвиняют владельцев зоопарка в жестоком обращении с животными, работники зверинца вдохновенно парируют нападки либо складно оправдываются, а звери, сколько ни гляди в их умные глаза, увы, нипочём не скажут, на чьей стороне правда. Очередной крик о помощи, который издали за них волонтёры, – повод снова попытать удачу. Выяснить, что делать, если кто-то всё-таки виноват.

КОМНАТА СТРАХА

Парк. Зловоние то сильнее, то слабее – зависит от ветра. У деревьев на привязи – наши старые знакомые: перуанская коза грызёт льдинку, шерсть свалявшаяся, светлыми и серыми комьями. Пони, понурый, с грязно-жёлтым брюхом, лакает талую лужицу. Верблюда нет. Неподалёку, там, где зимой был каток, прогуливаются мама и малыш с лопаткой.
– Вы в зоопарк ходите?
– Нет, что вы! – брезгливо морщится женщина.
– Вам этот зоопарк не нравится?
– Да как такое может нравиться? Животных жалко…

В ссутулившемся молодом мужчине с помятым лицом узнаю Андрея, работника зверинца. На улице тепло, но он ёжится, держит руки в карманах куртки. У входа в зоопарк – куча опилок, в стороне от вагончиков – два переполненных мусорных контейнера, возле них – брезентовый хлам и тряпьё. Над всем этим добром возвышается остов грузовика для перевозки клеток (машина явно не на ходу).

Два с половиной месяца назад зоопарк прихорашивала зима: она и мусор укрывала, и звери на её морозно-белоснежном фоне выглядели пушистыми. Безжалостное солнце растопило иллюзии: внешняя неопрятность обернулась антисанитарией, а клетки и животные стали отчаянно облезлыми… Зоопарк, он же по совместительству лунапарк, в качестве развлекательной программы предлагает, к примеру, комнату смеха и комнату страха. Последняя, честное слово, лишняя. Достаточно взглянуть на груду железных лебедей, перезимовавших под открытым небом, и представить, что этот аттракцион, не дай бог, когда-нибудь оживёт и кто-то решит прокатиться…

– Почему фотографируете? Разрешение есть у вас? – грозно выскакивает из вагончика девушка в ватных штанах и куртке.
– Какое разрешение? – слегка оторопев, уточняем мы.
– Чтоб фотографировать!
– А где его брать?
– У меня! За 50 рублей.
Терпеливо объясняем девушке, что мы из газеты и делаем свою работу, а не на экскурсию пришли.
– А-а, – девушка теряет к нам интерес и исчезает в вагончике. От прессы здесь уже даже не отмахиваются – просто не замечают.

Андрей слоняется по зоопарку, чуть заметно усмехаясь. Поправляет переносные ограждения с табличками, предупреждающими об опасности. Его четвероногим подопечным ничего, говорит, не нужно, у них всё есть.

– В Интернете к вам рвутся волонтёры, подкормить зверей. Приходят, кормят?
– Пони кормят, хлебом, – снова усмехается он.

КТО СЪЕЛ ВОЛКОВ

Как заставить владельцев сменить тесные тюрьмы-клетушки на вольеры положенных размеров, непонятно. Куда отправится передвижной зоопарк после гастролей в нашем городе и что будет с животными, неизвестно. А неизвестность пугает и требует объяснений. Так рождаются мифы. Развенчаем некоторые, самые растиражированные в Сети. Например: «Верблюда уже нет». Мы столкнулись с ним, когда его выводили на прогулку. В привычной компании перуанской козы и пони он делал зарядку – энергично переминался с ноги на ногу.

Или: «Клетки пустые, животные погибли». Обман зрения, мы с фотокорреспондентом тоже сначала ему поддались и подняли панику. Напрасно: все звери на месте. Просто зимой они внутри клеток передвигались, а сейчас лежат. Спят? Плохо себя чувствуют? Потеплело, и больше нет нужды греться? Предполагать можно всё что угодно. Мне вот показалось, что еноты – грустные. Но я не знаю, какие они должны быть. Кролики активничают. Я не обнаружила волков – оказалось, они закрыты: у них родились детёныши, им нужно тепло.

«Звери голодают». Эти опасения отчасти развеяли на городской ветеринарной станции, напомнив, что у хищников не должно быть корма в свободном доступе (их кормят в определённое время). В том, что мясо животным дают просроченное, врачи особой беды не видят. Также нас заверили, что животные находятся под ветеринарным наблюдением, их осматривают регулярно, не реже одного раза в две недели. Недавно провели плановую вакцинацию (хищников прививали от бешенства, копытных – от сибирской язвы). У копытных (тех самых, кого мы все эти месяцы кормили с руки) взяли необходимые анализы – ни бруцеллёза, ни лейкоза обнаружено не было. То, что животные здоровы, подтверждено документально: у зоопарка имеется выданное Управлением ветеринарии РБ разрешение на въезд и заполненное по правилам ветеринарное свидетельство.

НИЦШЕ И САНИТАРНАЯ ЗОНА

Помните, как занимательно Ницше писал о трёх превращениях духа – верблюд, лев, ребёнок? Так вот сегодня, чтобы не оставаться терпеливым верблюдом, а стать хотя бы львом, хозяином, нам недостаточно сидеть в Интернете. «Передвижной зоопарк – концлагерь на колёсах, надо прекратить это безобразие!», «Надо позвать телевидение!», «Надо отвезти животным воды, срочно!» – эти волнения людей, причисляющих себя к неравнодушным, остаются только словами.

К счастью, есть люди, действующие оффлайн. Руководитель общественной организации «Право на жизнь» Гульназ Рахматуллина убеждена, что передвижные зоопарки – это зло, которого можно и нужно избежать. Она написала заявление в прокуратуру с просьбой провести проверку по факту жестокого обращения с животными и собрала более пятидесяти подписей. И хотя в ходе проверок нарушений обнаружено не было, зоозащитница отправила Президенту РБ и Президенту России письма с просьбой запретить в нашей республике подобные гастроли.

Светлана Фаткуллина тоже возмущена тем, как содержатся животные в остановившемся у нас зоопарке, и официальные обращения в соответствующие инстанции тоже отправила. Правда, с другого континента. В Стерлитамаке живут её родные, сама она – в Вашингтоне. Мы общаемся с ней ВКонтакте. «Здесь, в Америке, жестокости к животным тоже много, – пишет Светлана, – но хотя бы есть законы, которые запрещают жестокое обращение с животными. Также недопустимо бросать животных: законом предусмотрены большие штрафы и тюремный срок». В ответ на обращение Светланы директор управления парковым хозяйством Р.Ш.Зиязев сообщил, что в зоопарке проведена проверка, нарушений не обнаружено, а также привёл слова директора зоолунапарка «БАРС» В.В.Айвазяна о том, что «основная деятельность его предприятия – сохранение, разведение и размножение в искусственных условиях коллекций диких животных (особенно редких и исчезающих видов) отечественной и зарубежной фауны, имеющих большое научное и культурно-просветительское значение». Мы пытались связаться с Р.Ш.Зиязевым, но он отказался комментировать ситуацию, сославшись на то, что парк в Краснознаменском микрорайоне недавно передан в ведение РСУ ДОР…

Светлана, кстати, не отчаивается – составляет и подписывает петиции в защиту четвероногих и верит, что вода камень точит и при желании многое можно изменить. «Я веду блог на английском языке о волонтёрах России, – пишет она, – и не перестаю восхищаться, как много на моей Родине людей с большим сердцем, которые знают, как выкраивать чуть-чуть из своей зарплаты и помогать животным – пусть по 100, 50 рублей или остатками от ужина. Вот бы все следовали их примеру!».

К сожалению, мы зачастую не то, что о приезжих животных – о собственном здоровье позаботиться не можем. Зоопарк, возможно, и имеет, по утверждению владельца, «большое количество благодарностей от жителей городов и почётные грамоты за многолетний добросовестный труд во благо сохранения животного мира планеты». Только вряд ли стерлитамаковцы, чьи окна смотрят на парк, благодарны зверям и их хозяевам: форточку ведь открыть невозможно. От зоопарка до детского садика – около 100 метров, а до ближайших домов по ул.Суворова – около 50-ти. Зимой в городской территориальный отдел Управления Роспотребнадзора по РБ поступил депутатский запрос с просьбой разъяснить, на каком расстоянии от жилых помещений должен находиться зоопарк. Оказывается, действующими на сегодняшний день санитарно-эпидемиологическими правилами и нормативами расстояние от жилых домов до зоопарков не регламентируется. Но никто не отменял «Правил техники безопасности и производственной санитарии для зоопарков», принятых в 1973 году. В них размер санитарно-защитных зон установлен: не менее 75-100 метров. То есть зверинцу в парке не место.

Напомним, это был депутатский запрос. Жалоб от жителей не поступало. Между тем, чтобы идти в полицию и прокуратуру, обращаться в Роспотребнадзор и в Госветнадзор, не обязательно быть депутатом.

И ещё: Андрей и девушка из вагончика с гордостью сообщили нам, что по выходным отдыхающие могут рассчитывать не только на экскурсию, но и на угощение: у них продают попкорн и сладкую вату… Впрочем, повод для радости у горожан тоже есть. Срок действия договора на проведение гастролей в Стерлитамаке у зоолунапарка истёк, зверинец собирается уезжать.

 

Автор: (11 Апр 2015). Рубрика: Главное, Лента новостей, Лучшие статьи, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти