Новый художественный руководитель башкирского театра дебютировал с постановкой “А зори здесь тихие…”

Новый художественный руководитель башкирского театра Стерлитамакского государственного театрально-концертного объединения Фанис Каримов дебютировал постановкой «А зори здесь тихие…» по повести Б.Васильева (фото). Скажем прямо, рисковый парень. Дело не только в масштабности материала. Чтобы бросить вызов театральной классике, надо иметь определённую смелость. Да ещё в год 70-летия Победы. Сколь бы искренен ни был его порыв – не в плагиате, так в конъюнктуре заподозрят.

Стоило набрать в «Яндексе»: «А зори здесь тихие…» – выскочил 1 млн. ответов. Потом набрал «Спектакль «А зори здесь тихие…». Вышло 146 тысяч ответов. Из них 580 – видео. Даже те, кто не видел невероятно мощную по силе эмоционального воздействия постановку Ю.Любимова и другие работы столичных режиссёров, наверняка видели фильм С.Ростоцкого. Кстати, скоро на экраны выйдет новый 100-минутный отечественный римейк этого фильма. Это я к тому, что трудно избавиться от навязчивых сравнений.

Пересказывать спектакль нет нужды. Это история о войне и о любви. О том, как пять хрупких девчат ценой своих жизней остановили врага в бою «местного значения». Кстати, постановка ближе к повести, чем к кино.

Что касается режиссёрского решения, Ф.Каримову удалось, по мере возможности, дистанцироваться от сценических штампов. И даже удивить оригинальными находками. Так, он мастерски обыграл сценические люки. У него это и блиндажи, и укрытия, а когда надо – и смертельная топь трясины. Во всяком случае, ничего подобного в других постановках нашего театра ранее видеть не доводилось.

Впрочем, полностью дистанцироваться не удалось. Простынки-занавесочки, дозорная вышка, сценка в баньке узнаваемы по постановкам некоторых московских театров. Но в том-то и дело, что всё это максимально работает на зрителя, вовлекая его в водоворот событий.

Теперь о наболевшем. Может, и не ко времени, но давно хотел сказать: после ремонта в зрительном зале что-то случилось с акустикой. Слышимость стала хуже. Увы, не я один это заметил. Правда, не везде, местами, но от этого не легче. Особенно это заметно в массовых сценах. Порой в сплошном гвалте трудно разобрать монологи героев.

Что касается игры актёров, то здесь всё было на уровне. Во многом благодаря тому, что главные роли достались таким мастерам сцены, как народный артист Равиль Галин (майор), Гульнара Ярмеева (Мария Никифоровна), заслуженные артисты республики Ильгам Рахимов и Фаим Ахмедьянов (старшина Васков и ветеран Васков).

Каждая из исполнительниц пяти главных героинь сумела довольно глубоко раскрыть характер своего сценического образа. Соня Гурвич (Алия Зарипова) одним своим видом подчёркивает всю нелепость, чудовищность войны, в которой не место таким чудачкам-«ботаничкам» с головой, забитой стихами.

Резеда Амекачева в роли Гали Четвертак – тоже точное попадание режиссёра. Шустрая, самозабвенная фантазёрка, в то же время маленькая трусиха, она, как и другие героини постановки, воплощает в себе известную истину о том, что у войны – не женское лицо.

Ещё одно попадание – Гульемеш Ибрагимова в роли Жени Комельковой, красивой и смелой, бедовой девчонки, готовой увести из семьи полковника. Маленькая деталь, характеризующая Гульемеш как актрису: специально к постановке она освоила аккордеон. Что, конечно, добавило колорита в её игру. Согласитесь: фонограмма в этой сценке заметно проигрывала бы живому звуку.

Неожиданным стало, пожалуй, лишь решение режиссёра дать Айгуль Зубайдуллиной роль Лизы Бричкиной – простоватой и в то же время напористой деревенской девчонки «в теле». Хрупкая, очаровательная Айгуль – в определённом смысле антипод героини, известной нам с детства по фильму С.Ростоцкого.

Командир отделения Рита Осянина в исполнении Фарзаны Губайдуллиной, в соответствии с замыслом автора повести, – ершистая в общении с начальством и требовательная к своим подчинённым. Вдова героя, которую смерть мужа-пограничника научила ненавидеть немцев.

Старшина Васков в нашем сознании намертво впечатан в киношный образ, воплощённый Андреем Мартыновым. Ильгаму Рахимову удалось вплести свои нюансы в характер героя. Может, это чисто внешнее, но он изначально более интеллектуален – не знаю, хорошо это или плохо.

Он не смог спасти девчат. И не может найти оправдания их смерти: «Положил я вас, всех пятерых, а за что? За десяток фрицев?». В скорби старшины заключён высший гуманизм. Ведь война сгубила и красоту Жени Комельковой, и материнство Риты Осяниной, и талант Сони Гурвич… Она унесла не только жизни этих девчат, но и жизни их неродившихся детей, прервала нить жизни из «бесконечной пряжи человечества».

Реквием поколению не вернувшихся. Так иногда характеризуют литературные критики это произведение Б.Васильева. Можно констатировать, что режиссёру удалось воплотить на сцене этот реквием. Успеху постановки во многом способствовала и работа композитора Андрея Березовского, художника Лилии Сулеймановой, балетмейстера Эльвиры Даутовой.

Автор: (4 Апр 2015). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти