С собакой – по жизни. Зачем незрячему человеку четвероногий компаньон

На утренней прогулке сообщаю сыновьям: мы идём в гости к собаке-поводырю.
– Зачем? В будке погреться, что ли? – ёжась, ворчит младший.
– Нет. Увидеть, какие умные и добрые бывают на свете собаки.

МАРШРУТ

Чёрный лабрадор размером с новорождённого телёнка в три прыжка преодолевает двор и, протиснув бока в калитку, кидается на меня – лизать вмиг похолодевшие от страха руки.

– Марго! Да погоди ты! Сейчас ласкаться будет… – с запозданием объясняет Владимир, хозяин. Он не видит, что происходит, просто хорошо знает свою собаку. А сердится на неё не за простодушие, а за прилипчивость: уж очень этот четвероногий ребёнок ласковый и любит играть. Кстати, человеческие детёныши лучше нас, взрослых, понимают, что к чему: мои дошколята даже не попятились, улыбаются, тянутся погладить. Откуда же потом берутся такие паникёры, как мы?

– В троллейбус с ней заходим, люди мне: «Куда с собакой? Тут дети маленькие едут, вдруг укусит!», – жалуется Владимир. – Требуют: «Наденьте намордник». А ей нельзя: она мой помощник, на 360 градусов работает. Я обронил, к примеру, варежку или ключи – она сразу поднимет и мне подаст. А в наморднике – как? Что она сделает?

Мужчина снимает с головы кепку, роняет – Марго ловит на лету и, счастливо виляя хвостом, возвращает хозяину.
– Как-то в транспорте пассажиры начали возмущаться – я им такой фокус показал. Люди удивились, мол, она у вас обученная, что ли? Конечно, говорю, не бестолковая. Работать, правда, много приходится – и ей, и мне… Да вы сейчас сами увидите. Марго, рядом!

…Старый город, Аллея ветеранов. Завидев лабрадора, петушится глупый пекинес – хрипнет от тявканья, рвёт хозяйкин поводок. Марго на задиру ноль внимания: дел много. «Покажи, где лавочка», «Аптека», «Магазин», «По лужам не води меня, обходи»… За четыре месяца ежедневных тренировок выучен не один десяток маршрутов.

– Как-то, – смеясь, вспоминает мужчина, – мы куртку пошли сдавать в стирку, в Дом быта, я ей так и говорю: «Дом быта», она меня ведёт. Потом на почту, в магазин – везде, куда нужно… Так за нами одна женщина часа два ходила: ей интересно было, как это собака знает, куда идти. А в поликлинику приходим, я, скажем, кровь сдаю, Марго ляжет у двери, ботинки мои обнимет и в кабинет никого не пускает. Тишина в коридоре – идеальная. А в транспорте, если сесть некуда, подойдёт к любому креслу, лапы на сиденье поставит – заставляет место уступать…

Да-да, мне, как и вам, начинает казаться, что четвероногий компаньон для моего собеседника – не только средство реабилитации, но и способ самоутверждения. Впрочем, в конце прогулки выяснится, что это не так.

– В маршрутках вы с ней тоже ездите?
– Конечно. Везде. Я тряпочку с собой ношу на всякий случай.
– Если шерсть испачкается?
– Ну да. Хотя собака лужи обходит, вы же видели.
– А кто недоволен такими пассажирами, как Марго? Водители?
– Нет, другие пассажиры. В основном почему-то пожилые женщины. Но мне что же теперь, всё время пешком ходить?..

Идём уже почти час, бодрым шагом. От колдобин, ямок и прочих тротуарных сюрпризов лабрадор защищает незрячего пешехода надёжнее, чем незаботливая трость: Марго мягко преграждает собой путь, заставляет приостанавливаться.

– Вам помочь? – вежливо предлагает женщина средних лет, когда Владимир собирается переходить через дорогу. На светофоре джип с тонированными стёклами окатит нас грязно-снежной кашей. А в магазине продавщицы весело всплеснут руками: «О, Маргоша пришла!» и выберут для необычных покупателей свежее молоко… Невысокий худощавый мужчина в тёмных очках с красно-белой полосатой тростью и собака. Идти вслед за ними по городу, пытаясь прожить их маршрут так, как проживают его они, – попытка не тщетная. Через километр-другой понимаешь: многие проблемы, порой так мучающие нас, здоровых людей, проблемками-то назвать стыдно. Пытаешься сообразить: а лично мы что-нибудь делаем, чтобы незрячий человек в нашем отчаянно громком и загромождённом мире почувствовал себя уютнее? Иногда достаточно бывает просто оказаться рядом.

ДОМ

Возвращаемся к дому Владимира. Лает дворняга Герда – цепь елозит по ухоженному дворику. Полукруглое крылечко, у жёлтой стены баньки – детские саночки, за зелёными воротами там и тут – ещё с дюжину примет житья крепкого и скромного хозяина.

– Мне скоро 55. Десять лет назад начало зрение ухудшаться, потом – неудачная операция, ещё операции, ещё, и вот – темнота, – хозяин Марго не сокрушается, а констатирует со спокойной обречённостью. – Когда яркое солнце, я тени вижу. Если тень большая, значит, может быть, машина… Ладно, не сломался я: беспомощный ведь, доску распилить – проблема… А всё-таки крышу сами покрыли – я, сын, племянник. Веранду сделали. Гараж за пять дней построили, соседи даже удивлялись, как быстро… Я всю жизнь водитель, слесарь, осталась привычка самому всё делать…

– Володя, здравствуй, – уважительно кивает соседка по переулку, женщина в годах.

– Володь, ко мне в ворота никто не звонил, а? – обеспокоенно спрашивает другая соседка.

– Нет, мы давно тут стоим, я бы увидел…

Это не оговорка: он настолько чуток к жизни каким-то внутренним своим зрением, что с ним удивительно легко общаться, под него даже не нужно подстраиваться. Это он год назад подарил нам повод для рождественской публикации – с благодарностью рассказал о приветливом и заботливом кондукторе.

– Так, детвора! – то и дело окликает он моих мальчишек, штурмующих дворовую снежную гору. – Там ветки, аккуратно, глаза берегите!

Ничего не видеть – трудно, но Владимир вместо того, чтобы жаловаться на судьбу, три года назад написал в Москву, в питомник, где растят и воспитывают собак-компаньонов. Дождался «свою» собаку, поехал, забрал. Сам бы такое дорогое приобретение не осилил, спасибо государству, полностью оплатило четвероногого друга. Марго в апреле исполнится два года, есть у неё, как ни странно это звучит, гарантированный срок службы – 8-10 лет. У неё никогда не будет щенков. И долгожительницей ей не быть: скажется постоянное нервно-психическое напряжение.

– Послушная?
– Достаточно сказать: «Фу, не отвлекаться» – ни кошек ей не нужно, ничего…

Дело, естественно, не в строгом ошейнике и не в шлейке-упряжке с металлической меткой «Собака слепого». Сильный строгий голос хозяина утихомиривает даже соседского алабая. Ну и, наверное, характеристика породы правдива: «Лабрадоры-ретриверы» – умные, активные, общительные, всегда стремятся угодить и хотят со всеми подружиться». Марго озорно глядит на Владимира внимательными ореховыми глазами, мягкие уши смешно заворачиваются от ветра.

– Уши поправь, – хозяин теребит её за морду. – Ну порычи, порычи.

Собака урчит – точь-в-точь плюшевый медведь из моего счастливого советского детства.
– Кусаться не умеет, лаять тоже, – комментирует Владимир. – Агрессии я не могу её учить, никаких «фас» она не должна знать. С Гердой в догонялки играет. Дома, если кот Мурзик на ней спит, она будет ждать терпеливо, не пошевелится… Ботинки ставит передо мной. Её не просит никто, она сама их цоп – и несёт. Раскидывает, правда, пока, но мы приучаем к порядку. Работой живёт. Добрая. И я с ней понимаю: нельзя себя озлоблять. Песни пою, на гармошке играю… А тем, кто оказался в такой же непростой ситуации, как я, хочу сказать: не отчаивайтесь. Заведите себе такого же друга.

Комментарий специалиста

Горожанам пора привыкать к собакам-компаньонам. На сегодняшний день в Стерлитамаке несколько собак-поводырей, и люди с ограниченными возможностями здоровья имеют право бесплатно провозить их в общественном транспорте, а также посещать с ними общественные места, в том числе магазины, рестораны, театры, гостиницы. При этом, несмотря на мнение хозяина, собака-проводник обязательно, без исключений, должна быть в наморднике, на поводке и иметь опознавательный знак, утверждённый обществом слепых.
– Лабрадоры никогда не проявляли и не проявляют агрессии по отношению к людям, – говорит Ильшат Валитов. Бывший кинолог, он без малого 30 лет занимается дрессировкой собак. – Дело в том, что лабрадоров никто и никогда не учит агрессии. Они изначально спасатели и компаньоны (загляните в историю породы), опасности они для нас с вами не представляют. Люди, как это иногда бывает, опасаются не того, чего нужно опасаться. К сожалению, сегодня стало модным заводить питбулей, ротвейлеров, алабаев, американских стаффордширских терьеров. Не собак надо бояться, а людей, которые берут в дом такую «забаву». Перед тем, как на это решиться, стоило бы поинтересоваться, для чего выведена та или иная порода, и подумать, реально ли создать адекватные условия для содержания и воспитания этого пса. Если условия не созданы, собака будет не другом, а реальной угрозой – как для окружающих, так и для самих хозяев.

Автор: (3 Апр 2015). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти