Немец – тоже чей-то сын

Мой отец Тажитдин Мингазетдинович Усманов, 1918 года рождения, уроженец деревни Мраково Гафурийского района, вернулся с войны в 1946 году. Был командиром пулемётного отделения в 5-м отдельном стрелковом батальоне 302-го стрелкового полка.


О войне отец вспоминать не любил, только часто говорил, что убивать даже немца, хоть он и враг, тяжело, ведь он тоже чей-то сын. Когда была маленькой, спрашивала его: «Какая самая большая награда для тебя, за что ты воевал?». Он отвечал: «Самая большая награда – это то, что мы победили фашизм и я вернулся живой».

Как и во всех российских семьях, в семье отца ушли на войну многие близкие родственники. Не вернулся с поля боя его брат Камалетдин Мингазетдинович Усманов, он погиб в ноябре 1942 года, защищая Ленинград. Многие пришедшие с фронта были ранены душой и телом. Муж отцовской сестры Авхадий Хазиевич вернулся с войны с ранением, умер очень рано, в 42 года. Осталось у него семеро детей. Благодаря его жене Нурие все они живы и здоровы и получили достойное образование. У другой сестры Хабибямал на войне погибли муж и сын. Было у неё три дочери, жили они в послевоенные годы очень тяжело. Одна из них, моя тётя Райхана, рассказывала, что все девушки в клуб ходили в блестящих резиновых галошах, а у них были только лапти, в которых они стеснялись выходить в люди. Узнав об этом, мой отец съездил на базар в Стерлитамак и привёз для них блестящие галоши. Моя тётя говорила: «Ты не представляешь, как мы радовались этим галошам! Надевали их только на большие праздники, а если шли в клуб, то обували их прямо перед входом, а лапти прятали».

Мама этих девочек бабушка Хабибямал всегда рассказывала мне одну и ту же историю о том, как провожала сына на войну. Натопила баню для сына, он искупался и лёг спать, а она не сомкнула глаз, всё смотрела на него и думала: ну куда он такой молодой, совсем мальчишка, который только начинает жить. Сердце сжималось от боли. Утром испекла хлеб из оставшейся муки, завернула в полотенце и пошла его провожать на станцию Куганак. Шла и думала: дома ведь ещё три дочери, может, разделить хлеб на две части?! Подошёл товарный поезд, посадила сына, сунула хлеб в вещмешок, обняла его, и оказалось – последний раз видела сына живым. «Хорошо тогда хлеб не разделила, целиком отдала ему, правда ведь?». Что это означало для неё, я не понимала тогда, слишком маленькая была, но в конце я всегда утвердительно кивала головой. Возможно, для неё он оставался живым, молодым, и в мыслях она всё ещё провожала его в невидимые далёкие края, где идёт война. Он погиб 8 мая 1945 года в Чехословакии, за день до Великой Победы.

Продолжая свой рассказ об отце, хочу сказать, что он не дожил до 70-летия Победы. На войне получил контузию, отморозил ноги. Он прожил честную, достойную жизнь. Проработал всю жизнь в колхозе «Заветы Ильича» главным бухгалтером. Его все ценили и уважали. Он был интересным, всесторонне развитым человеком. К нему всегда шли за советом и за помощью, зная, что он никогда не откажет. Например, после войны он многим пожилым людям, которые были неграмотными, помог оформить пенсию. Двери нашего дома были всегда открыты для взрослых и детей. Отец построил красивый дом, собрал в доме большую библиотеку, посадил и вырастил красивый фруктовый сад, воспитал детей.

Моя мама Марьям Нажмитдиновна Усманова была учителем, учила детей в Мраковской школе, и до сих пор её ученики, теперь уже сами бабушки и дедушки, вспоминают её добрым словом. Их обоих уже нет в живых. Отец ушёл из жизни 16 мая 1986 года в возрасте 67 лет. Он был добрейшей души человеком, и я думаю, что многие жители деревни Мраково Гафурийского района, его родственники, дети его родственников вспомнят о нём с благодарностью за его неоценимую помощь в трудные послевоенные годы.

М.УСМАНОВА

Автор: (29 мая 2015). Рубрика: 70 лет Победы, История, Конкурс, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти