Директор русского драматического театра о прошлом и будущем стерлитамакской сцены

Вокруг театра — город. Он постоянно меняется, он, вчерашний, не похож на сегодняшний, в нём происходят разные события, он разрушает и строит, печалится и радуется. Растёт, но не стареет. Его жизнь соткана из конкретных биографий, фактов, цифр, сравнений. Если вы хотите увидеть жизнь преображённой, освещённой фантазией и выдумкой, если вы хотите остановиться в погоне за сиюминутным, приходите в театр. Какие связующие нити у него с местом его прописки, какие точки соприкосновения и взаимовлияния? Или театр — путешествующий во времени и пространстве странник? Об этом, о прошлом и будущем стерлитамакской сцены размышляет директор Стерлитамакского государственного русского драматического театра, депутат Государственного собрания – Курултая Республики Башкортостан Виктория Замесина.

– Виктория Александровна, в русской культурной традиции театр всегда воспринимался как центр духовной, нравственной, художественной жизни города…

– Именно в русле этой культурной традиции наш театр и развивается. По сути своей, театр — градообразующее предприятие, его узнаваемый стиль. Он – полпред его культуры. Городу повезло, что у него есть такой театр и его любит зритель. Мы играем свои спектакли не только на родной сцене: гастроли, фестивали, сегодня формат культурного обмена разнообразен, и на всех площадках мы представляем Стерлитамак.

Традиционно осенью мы откроем театральный сезон — юбилейный, 70-й… Это были разные годы, разные сезоны. У творческого коллектива не может быть ровного горения. Но наш театр даже в самые трудные свои времена не изменял своему предназначению. Мы не стремились просто выжить, хотя в лихие 90-е, да и в нулевые, для зарабатывания денег все средства были хороши: стали обычным явлением ярмарки и дискотеки в фойе, свадьбы в театральном кафе, конкурсы красоты и прочие мероприятия. Для меня такие старомодные понятия, как аура, атмосфера театра, не пропахли нафталином. Что мы взяли из прошлого и что сохранили – тема отдельной беседы. На формирование моих профессиональных принципов большое влияние оказал Дмитрий Степанович Шрагер, человек глубокой внутренней культуры, бесконечно преданный театру. Мне не посчастливилось с ним работать, но уже не будучи главным режиссёром, не работая в театре, Дмитрий Степанович бывал на всех премьерах. Беседы с ним, его оценка событий, ситуаций, размышления о развитии театра были для меня важны и полезны.

– Поговорим о дне сегодняшнем. Смена поколений неизбежна, учителя остаются на берегу. И плыть надо в бурном современном потоке самостоятельно.

– Каждый театр формирует собственную модель реального существования в разных временных контекстах. Театр — уникальная творческая общность, а театр провинциальный своеобычен вдвойне. И объяснение простое: провинциальный театр развивается не благодаря обстоятельствам, а вопреки. Реальный театральный процесс — это живая творческая активность, динамизм. Нет этого — театр скорее мёртв, чем жив. Не разделяю настроений, когда утешают себя: пусть плохонький театр, зато свой. Театр просто обязан быть одухотворённым современной мыслью и волнением. Да, он вынужден приспосабливаться сегодня к рыночной ситуации. В наших масштабах, в заданном экономическом контексте он не может быть предприятием прибыльным. Мы в постоянных поисках новых каналов финансирования. Нигде в мире нет столько государственных театров, как в России. И этот потенциал надо сохранить. Репертуарный театр – это столетний опыт, модель, доказавшая право на существование. Наше национальное достояние.

Но эта модель должна меняться. О театральной реформе сегодня не говорит только ленивый. Есть радикальные предложения: отправить театр в самостоятельное плавание. Совершенно очевидно, что без государственной поддержки мы потеряем театр. Но и она недостаточна. Мы в сезон играем около 300 спектаклей. Много!? Нас утешает в определённой степени то, что наш труд востребован. Но я не разделяю точку зрения коллег, утверждающих, что спектакль — это продукт, который надо уметь выгодно продать. Так можно превратиться… в завод. Но и у нас есть план, государственное задание, и мы его выполняем на должном уровне.

– В традициях российского театра всегда присутствовало меценатство. 25 апреля Госдумой принят после долгих дебатов «Закон о меценатстве». Появится ли стимул у состоятельных людей для благородных порывов?

– Хорошо бы… Чтобы такой душевный порыв возник, надо ходить хотя бы на премьеры. Вот я мечтаю, что возникнет меценат и заменит кресла в зрительном зале. Поддержка театру необходима. Почему бы не утвердить именные стипендии молодым и талантливым актёрам или не оплатить постановку известному режиссёру!?

– Виктория Александровна, что самое трудное в ежедневной директорской практике?
– Гармонизировать весь театральный процесс. Как у Чехова! Правильно… В театре должно быть всё прекрасно: и парадный подъезд, и кресла в зале, и костюмы на сцене… Сложность решения этой задачи в том, что из нашей жизни уходит ремесло. Бутафора, к примеру, или швеи. Приход дилетантов опасен в любом деле, в театральном – особенно. Наши профессии уникальны. Они штучные. И не только актёрская. Нельзя терять уровень постановочной культуры. Я не потерплю на сцене оторванной рюши и разваливающихся башмаков, если они «не в образе». Это одна из причин сотрудничества с нами известных режиссёров и сценографов. Не всегда сумма гонорара – определяющий фактор, важны слаженность и качество работы всех служб. Доброе имя — главный капитал.

– Вам по должности приходится плотно заниматься хозяйственной деятельностью. Нет ли в душе противоречий при решении творческих задач?
– Ум директора настроен прагматично. Экономические прогнозы предстоящего сезона мы верстаем уже в этом. Полёт творческой фантазии стоит денег, и оплачивается он налогоплательщиками. Иногда приходится напоминать об этом. Важен компромисс. Не в ущерб качеству. Я по контракту несу ответственность за всё, что делается в театре, в том числе и в творческой составляющей. Мы с главным режиссёром Людмилой Олеговной Исмайловой совпадаем в принципиально важном: театр формируется хорошей драматургией. Именно это совпадение и определило выбор молодого режиссёра.

– Ритм ежедневного существования театра таков, что актёр не может сделать остановку в пути, чтобы поработать над собой. А в этой профессии учиться надо постоянно.
– В этой профессии важно желание к самосовершенствованию, постоянное профессиональное любопытство. В традиции нашего театра – приглашение специалистов для проведения мастер-классов, будь то сценическая речь или сценическое движение. Нас очень беспокоит качество подготовки актёрской смены. Но, слава Богу, и в наше рациональное время находятся молодые фанаты, которые содержанием жизни делают театр: готовые репетировать утром и вечером, отправиться по разным маршрутам гастролей. Я уверена: актёрскую индивидуальность формирует сцена. А вот в режиссуре ситуация обнадёживающая. В провинцию приезжают молодые, смелые, образованные. Они реализуют свои творческие амбиции на безбрежном театральном поле. Конечно, если режиссёр не видит творческих перспектив театра, его никакими коврижками не заманишь. Главный режиссёр СГРДТ Людмила Олеговна Исмайлова – петербурженка, закончила Высшее театральное училище имени Щукина, курс Леонида Хейфица. После разовой постановки по приглашению Людмила Олеговна возглавила труппу театра. Театр обновляют не эпатажные формы, а люди, их талант и энергия.

– В театре работает экспериментальная сцена?
– Первые творческие опыты состоялись. Театр запускает в новом сезоне проект «Театральная среда». Здесь важно два смысловых значения: среда обитания — театр, и время встречи – среда, день недели. Этот проект приглашает к сотрудничеству неравнодушных к театру людей. Для актёров — возможность показать самые разные по форме и содержанию самостоятельные работы; это будут литературные, музыкальные композиции, чтение современных пьес… – такая своеобразная творческая лаборатория. Для нашего зрителя камерный театр — новый формат общения и сопереживания. Привычная граница между залом и сценой размывается: места для зрителей — на игровом поле.

– Виктория Александровна, вопрос из главных: как воспитать, точнее, взрастить своего зрителя?
– У него должно быть место в театральном ряду с юных лет. Значит, должен быть театр, где его любят и ждут. Наш театр ответственно подходит к формированию репертуара для детей. В нашей афише сегодня – 8 спектаклей для юного зрителя. Нет пьес проходных, случайных. Как правило, классика детского репертуара. У нас в городе нет ТЮЗа, но есть русский драматический театр, который его роль взял на себя. И для нас это не роль второго плана. Не только в Стерлитамаке, но и во всей округе мамы и папы, бабушки и дедушки знают, что каждое воскресенье в 12 часов мы играем детский спектакль. Это система, которая так важна в воспитании.

И потом: кто сказал, что сказки любят только дети!? В этом сезоне мы поставили «Аленький цветочек» Сергея Аксакова (режиссёр Людмила Исмайлова). Работая над этим произведением, мы исподволь поняли, почему современники называли Аксакова словесным волшебником. Это сказка — на миллион! Грант Президента республики, который мы выиграли. Мы надеемся, что этот проект сыграет историческую роль в биографии СГРДТ. Спектакль «Аленький цветочек» может стать визитной карточкой театра. Коллектив ходатайствует о присвоении Стерлитамакскому русскому драматическому театру имени Сергея Аксакова. Нас поддержала администрация города. Имя Аксакова занимает достойное место в театральном мире. Есть свидетельства, что знаменитый земляк бывал в Стерлитамакском уезде. Нам близка эстетическая платформа Сергея Аксакова, утверждавшего: «Театр — не праздное времяпрепровождение, а такая могущественная сила, которая должна влиять на сердца и умы людей, побуждая их на добрые дела».

Л.СТАНКОВА

Автор: (28 мая 2015). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти