Пуд ржи для семерых

Всю свою сознательную жизнь Вадим Семёнович искал следы отца. Не нашёл. Однажды через Интернет удалось выйти на Семёна Яковлевича Кириллова, пропавшего без вести в 1941-м. Но это оказался его полный тёзка из Кугарчинского района. Да и на фотографии, сделанной в лагере (немцы аккуратно фиксировали каждого нашего военнопленного), был другой человек…

5 августа 1941 года из села Мраково Гафурийского района на фронт ушло 20 человек. Среди них был и его отец Семён Яковлевич Кириллов. После месячной подготовки их отправили на Волховский фронт. Всего-то 4 письма и успели прийти от него. Раненный в голову и в ногу, он попал в плен к немцам и умер в лагере. Его дети даже пенсию по потере пропавшего без вести кормильца получали. Аж по 12 рублей на каждого («старыми», дохрущёвскими)…

А тех, кого освободили в конце войны из плена, сослали в лагеря. Лет через 30 вернулись двое из них и поведали о том, что их, как изменников Родины, сослали на шахты. Рассказывали, что воевать им довелось во 2-й Ударной армии. Той самой, которой командовал генерал Власов. Одно имя генерала-предателя стало приговором для десятков тысяч бойцов этой армии, оказавшихся в немецком плену.

– Отцу, как сыну кулака, до войны в селе не давали проходу, – рассказывает Вадим Семёнович. – Ставили на самую плохую, низкооплачиваемую работу. Хотя дед кулаком не был. Когда началась коллективизация, он, крепкий крестьянин, всю скотину – лошадей, коров, весь инвентарь – передал колхозу. В 1939-м окончил бухгалтерские курсы, выучился на счетовода. Мама рассказывала, что, когда он ушёл на фронт, нашей семье единовременно выдали… пуд ржи. Что такое пуд ржи на семерых! Ведь нас у матери шестеро на руках осталось!

Оттого-то, наверное, в воспоминания о военном детстве въелось неизгладимое чувство голода. Впервые белый хлеб Вадим Семёнович увидел в 15 лет, при Маленкове. А в войну есть хотелось всегда. Спасались… табаком. Сами его сажали, сами поливали, сами пололи. За войну мать 21 раз ездила в Оренбург, продавать самосад. Ездила только зимой (летом надо было работать в поле). В огромный самотканый мешок вмещалось до 700 стаканов. Домой привозила хлеб и муку. Туда-то добиралась на попутных санях. А обратно попутный транспорт был большой редкостью. Как правило, возвращаться приходилось пешком.

– Почему именно в Оренбург? – не удержался я от вопроса. – Разве в Уфу не ближе было?

– В Уфе самосад не брали. Через Оренбург на фронт ехали солдаты из Средней Азии. Там «товар» шёл нарасхват. Так, непосильным трудом, всех шестерых она нас и поставила на ноги.

Победу колхозники встретили в поле. Вечером мать пришла с работы в слезах, собрала детей, обняла: «Всё. Конец войне. Победа…».

Её труд был отмечен тремя медалями, но самой большой наградой остались её дети. Все выросли, все стали достойными людьми. А вот отцу семейства медалей не досталось. Какие ордена в начале войны! Он был простым крестьянином, тружеником поля и войны. Жил и умер честно. В 1941-м и это было подвигом.

 

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (20 Июн 2015). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти