“За что мне все это?”

НА РАЗВАЛИНАХ СТАЛИНГРАДА

Жила в одной башкирской деревне девушка – Мензифа Камалова. Добрая, приветливая, трудолюбивая. И жених у неё был. Казалось, счастье не за горами. 1941 год перечеркнул их будущее. Юноша ушёл на фронт и погиб в первые же дни Великой Отечественной войны. Девушка дала зарок – не выходить замуж.

В мае 1943 года в деревню пришла разнарядка: требовалось послать на восстановление Сталинграда пятерых комсомольцев. 17-летняя Мензифа оказалась одной из пяти. Трёх девушек и двух парней повезли сначала в Уфу. Там, на станции Дёма, выполняя сельскохозяйственные работы, они прожили три летних месяца, ожидая, пока соберут и привезут из деревень остальных. 500 человек должна была отправить Башкирия в разрушенный войной город на Волге. Наступил сентябрь. Комсомольцев погрузили в эшелон, и поезд тронулся…

Прошли годы. Мензифа старалась забыть о том, что пережила в Сталинграде. А когда её начинали расспрашивать, плакала и замыкалась в себе. Но кое-что она раскрыла дочери и внукам. Рассказывала, что, приехав в Сталинград, они увидели мёртвый город. На 40 километров сплошной полосой тянулись развалины, зияли многочисленные воронки от бомб и снарядов. Город буквально был начинён железом и таил в себе смерть. В подвалах разрушенных домов остались незахороненные трупы людей и животных. На развалинах трудились военнопленные, заключённые и совсем юные ребята-комсомольцы. Месяц не работала дезинфекционная камера. Существовала явная угроза эпидемий. Трудились-то вручную: разгребали, вытаскивали трупы, убирали мусор и т.д. Бани отсутствовали. Многих подводило здоровье, ведь почти все были ослаблены голодом. Спали в бараках. Как питались? Голодным, по словам Мензифы-апы, никто не оставался. Давали пайки, где были хлеб, махорка и мыло.

Обеспечивали спецовками. У пленных немцев выменивали мыло на махорку. Что там дальше случилось и почему Мензифа попала на строительство металлургического завода, неизвестно… Дочка спрашивала – в ответ слёзы. Вспомнила только, что в развалинах без вести пропал один парень из их бригады.

На строительстве завода было немногим лучше. Каменщики складывали трубы для доменной печи. Всего 13 труб. Девушки обтачивали для них кирпичи вручную – труба-то круглая, значит, и кирпич должен быть закруглён. Готовые кирпичи тащили к каменщикам на себе. На спину прилаживалось что-то вроде рюкзака, набивалось кирпичами – и вперёд! Вскоре с Мензифой случилось несчастье: она повредила глаз и ногу. Девушку отправили домой. Её младшая сестрёнка вспоминала, что не узнала Мензифы. Совсем другой человек из Сталинграда вернулся. К ней даже подойти боялись.

В ГОРОДЕ ОШ

После Сталинграда Мензифа Камалова вернулась в родную деревню. Работала в колхозе до 1950 года. Затем нанялась на сезонные торфоразработки. Зимой – дома, летом – в посёлке Горбуновка. В 1953 году переехала в Стерлитамак. Жила у сестры на улице Мостовой. Помогала растить пятерых племянников. Когда детки подросли, Мензифу пригласил к себе дядя присматривать за двойняшками. И девушка уехала к нему в город Ош, что в Киргизии. Нянчилась с ребятишками, а затем устроилась работать в санаторий. Выполняя зарок, замуж так и не вышла, но дочку для себя родила. Малышка Фаягуль росла на радость маме.

Послушная, трудолюбивая, добрая. Незаметно она стала взрослой. Удачно вышла замуж. И с работой проблем не возникло. В хирургическом отделении, где она трудилась, молодую женщину уважали коллеги и любили пациенты. Появились внуки. Но Мензифу опять настигла война…

ОТ ВОЙНЫ ДО ВОЙНЫ

Летом 2010 года в Ошской области и в самом городе Ош начались ожесточённые столкновения между представителями киргизской и узбекской общин. Погибли сотни (а по некоторым данным – тысячи) человек. Мензифа и Фаягуль вспоминают, что в некоторых районах перекрыли дороги, но толпы молодёжи собирались в разных частях города, пытаясь пройти к центру. По пути громили и грабили магазины, прохожим тоже доставалось. Ночью поджигали здания. Муж Фаягуль был узбеком. Он умер незадолго до волнений в городе. Мензифа и Фаягуль боялись за маленьких Бахтияра и Фирюзу. Спрятать бы их, но куда? В спешном порядке за бесценок женщины продают квартиру… Куда путь держать? Конечно, к родне в Стерлитамак!

В окрестностях Стерлитамака купили домик и зажили спокойной жизнью. Хорошо, когда нет уличных драк, пожаров, убийств и насилий. Однако Бахтияру не подходил холодный (по сравнению с Киргизией) климат. Он умер в 23 года от приступа сухого плеврита. Мензифа горевала:

– В молодости война, в старости война. В первой потеряла жениха, во второй – внука. За что мне всё это?..

С деньгами тоже было туго. Мензифа потеряла документы, которые подтверждали её участие в восстановлении Сталинграда. Это отразилось на пенсии. Фаягуль посылала запросы в архивы Волгограда, а в ответ получала отписки: «На ваш запрос о подтверждении трудового стажа гражданки Камаловой Мензифы Шавалиевны за период 1943-1946 годы трест Волгоградметаллургстрой сообщает, что при проверке архивных документов выяснилось: Камалова М.Ш. в числе работавших не значится. Одновременно сообщаем, что архив дважды был затоплен и много документов пропало».

Как бы там ни было, нужно было устраивать жизнь, работать, помогать дочке, поднимать внучку. Мир – не война, он на женщинах держится.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (20 Июн 2015). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти