За речку обидно…

Родилась я на Выселках и уже полвека, с 20 лет, живу на улице Халтурина, возле ставшего мне родным Ашкадара. Здесь прошла моя молодость, лучшие годы жизни связаны именно с этой частью города.

Я хорошо помню Стерлитамак, который ограничивался с юга улицей Полевой, а с запада и востока – железнодорожной линией и рекой Ашкадар. Реки нашего города тогда были не такие, как сейчас. Ребятишками мы ходили купаться на Ольховку. Это было небезопасно. Например, в районе моста по Оренбургскому тракту было очень глубоко, купались там только взрослые. То же самое и на Стерле. Помню, в районе улицы Садовой далеко не все отваживались переплывать реку. Ну, а Ашкадар… Пляжа там, где он сейчас находится, не было. Был высокий берег, под ним – река с глубоким дном. На реке были понтоны, у воды стояла вышка, с которой ныряли спортсмены и смельчаки, позже на берегу появился ангар с байдарками…

Река Ашкадар – необыкновенная. Начинается с ручейка в Фёдоровском районе и несёт свои воды к Стерлитамаку, неспешно петляя сквозь завалы и омуты, через леса и степи. И зовётся Тихим Ашкадаром. У самого города Тихий Ашкадар принимает в себя цепь рукавов-стариц из Белой. Тут, собственно, река и становится Ашкадаром. Тем, который мы знаем, к которому привыкли. Который дал жизнь соляной пристани, а затем и городу.

Окрестные огороды издавна забирали из Ашкадара воду для полива, брали воду и небольшие предприятия для своих нужд, под берег ссыпался бытовой и строительный мусор. Уже не вспомню, с какого времени на вновь образованный пляж почти ежегодно начали завозить песок. Тонны. Весной с половодьем, а летом с дождями песок с пляжа уходил в реку. Но река не сдавалась: освобождала и возвращала свой когда-то крутой берег, вымывала песок, по всему пляжу пробивались родники. Но на следующее лето история повторялась. И так год за годом…

Несколько лет назад на Ашкадаре провели масштабные работы. Когда начали «реставрировать» реку, разговоры шли только о том, чтобы пустить по естественному руслу земснаряд, почистить реку. А что сделали? Выпрямили её. И вода, не имеющая преград в виде речных излучин, изгибов, просто стекла в Белую. Это стало последней каплей в борьбе нашей реки с деятельностью людей. Река умирает.

В душе – боль за нашу реку. Не слышно птиц, когда-то наполнявших округу. Потому, что нет деревьев у берегов. Ушла вода – высохли и деревья. Говорят, почти не осталось в Ашкадаре рыбы. Практически в любом месте его можно перейти вброд. Большая часть того, что осталось от реки, к концу лета зарастает камышом…

Мы неблагодарны по отношению к реке, давшей начало городу, поддерживающей много лет его жителей. Мы забыли о долге по отношению к детям и внукам, лишая их нашей реки. Хочется верить, что ещё можно что-то сделать. Например, перенести пляж на противоположный берег, изначально пологий, откуда не будет вымываться песок, куда будет меньше долетать гарь, копоть и шум с улицы Халтурина. Почистить реку земснарядом, бережно следуя естественным изгибам и углублениям реки – они, вроде бы, намечаются вновь, несмотря на все «исправления». На месте нынешнего пляжа и по улице Пушкина обустроить набережную. Не с музыкой-киосками-кафе, а с сеяной травкой, посаженными вновь деревьями, лавочками, беседками, детскими и спортивными площадками. Где в летний зной – прохлада от реки, где пение птиц, где на воде – дикие утки…
Скажете, размечталась? Скажете, дорого? Отвечу: не всё в нашей жизни измеряется деньгами.

И.МОЖАЕВА

Автор: (20 Июн 2015). Рубрика: Лента новостей, Почта редакции, Среда обитания. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти