О студенческих строительных отрядах

Студенческий строительный отряд… В годы моей юности аббревиатура ССО была столь же популярна, как СМС – для нынешней молодёжи. Принято считать, что это движение зародилось в 1959 году, когда студенты МГУ отправились покорять целину. Но в Стерлитамаке, по свидетельству бывших выпускников СГПИ, первые стройотряды появились лишь году эдак в 1965-м. Как бы там ни было, повод для ностальгических воспоминаний – вполне себе подходящий. Ведь для нас это была такая же неотъемлемая часть студенческой жизни, как семестры и сессии.

Дух романтики

…В тот год я завалил сессию: конфликт с преподавателем логически завершился двумя безуспешными пересдачами. Но в советской стране разгильдяев после третьего курса отчисляли редко. Считалось, раз государство потратилось, какого-никакого специалиста страна должна получить. В общем, стипендия мне «улыбнулась», и я отправился в стройотряд.

Что бы ни говорили про застой, а либерализма в отношениях между студентами и преподавателями тогда было больше. В день отправки наш декан Курбан Ахметович вычислил меня в толпе облачённых в единую форму студентов и, упирающегося, буквально за шкирку втащил в кабинет моего «противника». Швырнув меня вместе с рюкзаком и гитарой на стул, тоном, не терпящим возражений, приказал: «Чтоб он сдал!» (мне тогда послышалось: «Чтоб он сдох!»). Сдать-то я сдал, но после «ампутации хвоста» к месту дислокации в Ишимбай добирался уже своим ходом. Каких-то ярких картинок со стройки Ишимбайского завода катализаторов не припомню, но дух романтики, песни под гитару после напряжённого трудового дня, стройотрядовская закалка на всю жизнь впечатались в память. На следующий год мне довелось поработать на строительстве завода рембыттехники, (наш отряд по три-четыре человека раскидали по разным строительным объектам Стерлитамака).

При виде нас – чистеньких, молоденьких, в стройотрядовской форме и строительных касках – одна из штукатуров, тётенька лет сорока, тут же намазала губки, напялила каску и стала строить нам глазки. И минуты не прошло, как… ей на голову свалился кирпич.

-Впервые за 20 лет надела – и на тебе! – негодуя под общий хохот рабочих, она отбросила в сторону треснувшую каску. – Чтоб я ещё хоть раз её надела!

И действительно, больше ни разу не надевала. И кирпичи больше ей на голову не падали…

Поначалу нас, будущих педагогов, поставили на кладку. Но, увидев, как мы «лихо» справляемся с мастерком, старый бригадир, по прозвищу Бабай, прогнал нас и заодно наорал на прораба: «Кого ты привёл! Зашим они мине? На базар курица принесут продавать, она увидит такой кладка – смеяться будет!».

Тогда нам дали в руки кувалды и ломы и поручили долбить в стенах полуметровые дыры под вентиляционные трубы. Махать кувалдой под потолком – работа нехитрая, хотя и нелёгкая. До сих пор не могу понять одного: почему нельзя было оставлять отверстия сразу во время кладки?..

Нас ставили на самые неквалифицированные работы: месить раствор, таскать кирпичи, убирать мусор… В общем, «принеси, подай – отойди, не мешай». Естественно, в таком отряде много не заработаешь. В этом смысле мне не повезло. Круче всего было в отрядах, где тянули провода электропередачи. Работа адская. Но главная трудность была даже не в физических нагрузках: с каждым днём ребята на километр – другой уходили дальше от столовой. Пытались готовить сами, но с боем выпросили мяса для своей кухни, получили на складе кусок… свиного сала. Ничего не поделаешь: эпоха тотального дефицита.

Зато и платили там хорошо. В новом учебном году один из бойцов этого отряда навеселе ввалился в комнату в общаге и, швырнув на стол пачки денег, прокричал: «Завидуйте! Я тысячник!».

И было чему завидовать. Тысяча рублей за два месяца – это было очень круто. Весь сентябрь он с друзьями ужинал в ресторанах. А уже в октябре, как и все, считал дни от стипендии до стипендии.

Слово командира

А вот комиссар зонального штаба СГПИ Р.Б. Шабаев, по его собственному признанию, попал в начальство случайно. Два года подряд колотил ящики в Астраханской области. И наколотил неплохие по тем временам деньги. После четвёртого курса решил «завязать» со стройотрядом.

– Но в начале марта 1981 года меня вдруг срочно вызвали к ректору Р.В Альмухаметову и предложили должность комиссара зонального отряда, – рассказывает Рифат Биктимирович. – Оказалось, что предложенный зональным штабом кандидат почему-то не устроил ректорат.

Наутро мы, командир зонального отряда А.Алтынбаев, главный инженер Н.П.Миколайчук, главный врач Р.С. Кузбеков, инженер по технике безопасности В.Б.Мухамадеев, выехали в Уфу. Пока ждали в приёмной, травили анекдоты. Да так, что в кабинет я вошёл, давясь от смеха. Командир областного штаба М.Шарипов строго посмотрел на меня и сделал вывод: «Комиссар должен быть не только требовательным, но и весёлым». И утвердил меня.

Дебютировал я неудачно. Нам выделили комнату под штаб в общежитии №3. Не успел я его обустроить, как нагрянул куратор из областного штаба Г.Х. Хамитов и влепил выговор за ненадлежащее оформление. Объяснений слушать не стал. Сказал, что заедет на обратном пути, и, если ничего не изменится, лишит зарплаты за март (зарплата была хорошая). Последующие два дня я не покладая рук наводил порядок. На обратном пути он остался доволен. Улыбнулся (за год работы с ним я редко видел на его лице улыбку) и объявил благодарность. Я говорю: «И это всё?» А он: «А что тебе ещё надо?». «Путёвку за границу», – пошутил я. Вдруг слышу: «Если не будет больше выговоров, посмотрим».

Я знал, что он слов на ветер не бросает. Но и не получить выговор от него было практически нереально. Тем не менее, слово куратора послужило мощным стимулом для работы. Так, например, впервые в истории нашего зонального отряда я организовал на базе пионерского лагеря в Стерлибашевском районе сабантуй для бойцов стройотрядов. Там же подвели предварительные итоги трудового семестра, организовали конкурсы мастерства по строительным профессиям и различные спортивные соревнования.

И вот трудовой семестр позади. Пришло время сдавать отчёт: по строительно-монтажным работам, по работе без ЧП, по воспитательной работе (выступления с концертными номерами, лекции перед местными жителями, воспитание трудных подростков, шефская помощь детскому дому…) Кроме того, каждый боец должен был заготовить в помощь колхозу несколько центнеров веткормов. В итоге наш зональный штаб «обставил» авиационный, нефтяной, БГУ. И тут я обнаглел: подхожу к нашему куратору Г.Хамитову: «Я своё слово сдержал, слово за тобой – давай путёвку за границу». Делать нечего: пришлось им дать мне путёвку ЦК ВЛКСМ за хорошую учёбу и работу в стройотряде. И на пятом курсе я отправился в круиз: по Кубе (самолётом через Ирландию), Канарским островам, Гваделупе, по Африке, Турции. Думаю, не надо объяснять, что в советское время такими поездками могли похвастаться немногие. В общем, и работа в ЗШ ССО, и отдых оставили незабываемый отпечаток в моей памяти.

Угорел на работе

Заведующий терапевтическим отделением МСЧ треста «Стерлитамакскстрой» (на то время) и по совместительству преподаватель на кафедре медицины Стерлитамакского педагогического института Р.С.Кузбеков тоже оказался в зональном штабе волею судьбы.

-Мне предложили работу главного врача зонального штаба, и я согласился, поскольку во время летнего отпуска некуда было ехать, а тут – определённая занятость, – вспоминает Рустэм Сулейманович. – О стройотрядах я знал не понаслышке: студентом мединститута успел в них поработать. Все студенческие строительные отряды укомплектовали медицинскими работниками из числа студентов медицинского института, обеспечили их медикаментами и перевязочными средствами, провели инструктаж и отправили работать.

В мои задачи входили организация обеспечения медицинской помощи членам отрядов, контроль за санитарно-эпидемиологической обстановкой совместно с местными СЭС, проведение санитарно – просветительной работы в отрядах и на рабочих местах. Мы выезжали с проверками, встречались с руководителями предприятий, работниками исполкомов городов и районов, партийных и комсомольских комитетов, местными руководителями учреждений здравоохранения. И никогда при встречах не сталкивались с непониманием наших проблем. Поэтому не было особых ЧП, связанных с бытом, организацией работы.

Конечно, были определённые сложности, обусловленные обстоятельствами того времени. Это сейчас можно без проблем созвониться по сотовому. А тогда приходилось полдня висеть на телефоне, чтобы созвониться с командиром, с комиссаром отряда, c медработником. Транспорт для выездов приходилось выпрашивать у руководителей предприятий и органов местной власти.

Случались и курьёзы. Раз приехали на строящийся завод “Кардан”. Ребята там жили в недостроенном здании административно-бытового корпуса. Ночная смена отсыпалась, дневная была на работе. Когда мы вошли в здание, я был ошарашен: в комнатах полы, стены, потолки и… лица спящих облеплены мухами! Осмотрели помещения и территорию на предмет пищевых отходов, свалок, но ничего такого не нашли. Санэпидслужба тоже не смогла внятно объяснить причину. Естественно, территорию обработали, но полностью избавиться от насекомых так и не смогли.

В конце сезона провели слёт стройотрядов. Я отвечал за качество пищи. Но мощностей пищеблока не хватало, и тогда было решено готовить кашу в 2 очереди, а остальное обеспечить сухим пайком. Печи топились раскрошенным бурым углем и сильно дымили. Пока готовили, я угорел. Да так, что потом еле доехал до базы отряда – турбазы “Дружба” треста “Стерлитамакстрой”. Тошнило, голова кружилась. Я лёг на землю и стал глубоко дышать. И тут случилось чудо: с каждым вдохом я стал оживать, было такое ощущение, что в меня вливается какой-то жизненный эликсир. Через полчаса я встал абсолютно свежим, как будто ничего со мной и не было. Я потом никогда не испытывал такого стремительного прилива сил от свежего воздуха.

Два летних месяца пролетели очень быстро, отряды отчитались о проведённой работе, все живыми и здоровыми вернулись домой. Вот так и прошёл мой несколько необычный отпуск.

Автор: (8 Июл 2015). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти