“А любовь стоит того, чтобы ждать…”

25 лет назад, 15 августа 1990 года, оборвался голос одного из самых значимых музыкантов современности – Виктора Цоя. Ему было всего 28 лет. Причиной автокатастрофы называют переутомление: заснул за рулём. Нет, он не был пьян, это подтверждено заключением медицинской экспертизы. Прошло столько лет, а я по-прежнему защищаю Цоя от напрасных обвинений в злоупотреблении алкоголем, словно кто-то до сих пор при мне пренебрежительно отзывается о самом пронзительном авторе перестройки.

И эта внутренняя необходимость защитить талантливого человека, наша отзывчивость на его глуховатый голос, настигающая нас, когда мы слушаем, казалось бы, незатейливые, но в реальности невероятно мелодичные песни, – эта восприимчивость и преданность Цою безошибочно свидетельствуют о глубине его дарования. В народе говорят: «Боженька в лоб поцеловал».

Исключительное свойство песен лидера группы «Кино» – донести до человека мысль, которую ты уже вроде думал, но ещё не сумел так просто и глубоко её выразить. И оказывается, что так думают многие. Может быть, поэтому песню «Перемен!» запретили крутить на радиостанциях в Беларуси, хотя сам Цой не раз признавался, что к бунту не призывает, просто поёт песни и выражает своё настроение.

Феномен Цоя по-прежнему в числе прочих образует русскую картину мира, являясь частью наших интуитивных представлений о реальности. Согласно данным журнала «Русский репортёр», заказавшего всероссийское социологическое исследование и проведшего опрос среди читателей на страничках соцсетей на тему, какие песни мы поём в душе и какими стихами говорим, респонденты от 25 до 35 лет поставили песню «Перемен!» на второе место после «Дня Победы». В группе «35-44» эта песня Цоя оказалась на четвёртом месте. В этой же десятке любимых песен и стихов разные поколения отметили два «Паруса» – Лермонтова и Высоцкого, его же «Я не люблю» и песню группы «Ария» «Я свободен». Всё это коды одной и той же культуры: нам по душе человек, стремящийся к безудержной свободе, романтик, бунтующий не против конкретного политического строя, а против вселенского равнодушия и несправедливости.

Стена Цоя в Кривоарбатском переулке в Москве – едва ли не единственный пример того, как ликвидацию граффити и надписей в память о любимом музыканте расценили в качестве акта вандализма – в 2006 году Стену закрасили, но фанаты её тут же восстановили. Подобные Стены существуют в Беларуси и на Украине, что в который раз даёт определённое основание считать, что русский характер – понятие не географическое.

Песни Цоя ворвались в перестроечный мир и нашли отклик в сердцах миллионов людей. Любовь длиною в четверть века – конечно, немного идеализированная любовь: у памяти хороший вкус. Моё поколение выросло на этих песнях, и я отдаю себе отчёт, что очень скучаю по тем студенческим временам, когда «твоя девушка больна» и «на кухне синим цветком горит газ».
Песни группы «Кино» расхватаны на цитаты, особенный стиль ритмического рисунка узнаваем с первых же аккордов, а в приподнятом голосе Цоя до сих пор звучит надежда и уверенность, позволяющие нам вслед за ним повторить: «А любовь стоит того, чтобы ждать…».

Автор: (18 Авг 2015). Рубрика: Колонка редактора, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти