Слово о мусульманских феминистках

Работая в архивах над документами о судьбе своего деда, потомственного дворянина Салиха Загретдиновича Дашкина, заведующего отделом снабжения Наркомата внутренних дел в правительстве З.Валиди, я открыла для себя массу ярких личностей, с которыми ему доводилось общаться. В их числе были известные татарские и башкирские дворяне: Чанышевы, Алкины, Куватовы, Терегуловы. Огромный вклад в становление национальной культуры и образования внесли и женщины из дворянских родов. О двух из них я хочу рассказать.

Фатима Девлеткильдеева родилась в 1885 году в деревне Кугуль (Марьино) Уфимского уезда (ныне Благоварский район РБ) в семье князя Сеитаскара Сеитбаталовича Девлеткильдеева, среднего сына бывшего Бирского исправника Сеитбатала Муртазина и Мариам Мухаметгиреевой, урожденной княжны Бекович-Черкасской.

Мне удалось обнаружить её автобиографию, написанную в 1973 году. Мемуары советской пенсионерки изобиловали идеологическими штампами: «Из обедневшей семьи, отец рано умер, не было денег на учёбу, национальность – башкирка…, валидовщина, султангалиевщина…», но всё же удалось разыскать о Фатиме Девлеткильдеевой кое-что помимо этого.

Предками Фатимы были Алексей Тевкелев и Девлет-Гирей мурза Бекович-Черкасский (в крещении Александр Черкасский – воспитанник дяди Петра I – князя Бориса Голицына). Девлеткильдеевы – старинный татарский княжеский род. Известен с XVI века. Девлеткильдеевы владели многими деревнями и поместьями в Воронежской губернии.

Лишившись отца в 8 лет, Фатима сумела окончить двухклассную Мариинскую гимназию и, успешно выдержав экзамен на должность учительницы «инородческой» земской школы, в 1903 году стала преподавать в частной школе. Когда в Казанском университете открылись двери для женщин, Фатима стала одной из первых студенток-мусульманок и в 1917 году получила диплом об окончании историко-филологического факультета Высших женских курсов при Казанском университете.

Владелица части поместья в д.Кугуль и крупного земельного надела, Фатима была завидной партией. Но на волне эмансипации она занялась общественной работой – целиком посвятила себя национальному просвещению.

Революция круто изменила её судьбу. Она выступает на собраниях учителей национальных школ, распространяет газеты и литературу, работает в «Союзе учащихся мусульман», участвует в работе различных съездов. Становится первой женщиной-преподавателем мужского медресе «Галия», директором которой был муж её двоюродной сестры Зия Камали. А при новой власти Фатима возглавила мужскую школу, созданную на базе медресе, став первой мусульманкой-директором.

С образованием БАССР её пригласили на работу в правительство Малой Башкирии, в Стерлитамак, на должность заведующего научным отделом Народного комиссариата просвещения. Под её руководством создаются архивное управление, этнографический музей, комиссия по разработке башкирского алфавита и литературного языка, комиссия по охране памятников природы, искусства, старины. Фатима помогает в организации советских национальных школ для башкир и других народов республики.

В мае 1920 года она возглавила научную экспедицию в южные кантоны Башкирии по сбору материалов для центрального музея Башкирии и изучению башкирских народных песен, диалектов для разработки башкирского литературного языка. Башкирская деревня Сайрянь Тамьян-Катайского района встретила их опустевшими домами. Население бежало в леса, спасаясь от массовых расстрелов карательных отрядов Поленова и Руденко.

Опытный педагог Фатима Девлеткильдеева сумела найти слова, чтобы успокоить людей и вернуть их по домам. Пообещала отправить «докладную записку Советскому правительству о контрреволюционных действиях Поленова и Руденко», которые «проявили ничем не оправданную жестокость к местному населению». Вскоре люди стали возвращаться. А экспедиция собрала интересный этнографический материал. Были проведены археологические раскопки курганов, которые и поныне известны как «ямы Фатимы».

После создания «Большой Башкирии» Ф. Девлеткильдеева переехала в Москву, где работала в сфере образования, участвовала в создании учебников башкирского, татарского и киргизского языков и в переподготовке кадров для советских национальных школ. В 1930-е годы работала в институте повышения квалификации учителей национальных школ в Москве.

В конце своей жизни Фатима отказывается от своей национальности. Пишет, что отец её был «полутатарин, полубашкир, мать – башкирка». Но что при этом она – княжна Девлеткильдеева, прапраправнучка Алексея Тевкелева и Александра Бековича-Черкасского.

Подругой и соратницей Фатимы в движении прогрессивных женщин-мусульманок Поволжья и Башкирии была Рауза Чанышева, младшая дочь князя Мухамадия Джангировича Чанышева.

Родилась и выросла в Уфе, но корни её по отцовской линии были из деревни Тукаево Стерлитамакского уезда, где во второй половине XVIII века поселился на землях своего тестя Диваева Ибрагим Чанышев, герой крестьянской войны Пугачёва, спаситель Оренбурга, награждённый Екатериной Великой саблей, инкрустированной серебром.

Юная Рауза с молоком матери впитала царивший в семье дух свободы. Она посещала революционный кружок, прятала в доме политическую литературу. Там и познакомилась с Мирсаидом Султангалиевым и вышла за него замуж. Когда семья с крохотной дочкой на руках переехала в Баку, преподавала в мужской гимназии географию. Денег семье катастрофически не хватало, муж перебивался случайными заработками в газетах Баку. Среди публикаций М.Султангалиева тех лет есть несколько отличающихся стилем статей, таких как «Яблоко раздора» с его пророческим описанием грядущих мировых событий и войн. Вероятно, их автором была Рауза Чанышева.

После революции она активно включается в политическую жизнь. В 1917 году участвует в работе первого съезда мусульманок России, где её избирают в бюро.

На втором съезде мусульман России Рауза, единственная из женщин, избирается членом президиума. Сохранилась стенограмма съезда с её коротким выступлением, в котором она выступала за равноправие женщин.

Революция и последующие события переломали судьбы тысяч людей. Не выдержал испытаний и брак Султангалиевых. Убийство из ревности мужем врача Оружиева, также участника съезда мусульман в Казани, вынудило её уехать в Орск. Начавшаяся гражданская война не оставила шансов к примирению. Рауза и Мирсаид оказываются по разные стороны баррикад. Мирсаид – член Наркомнаца в правительстве большевиков в Москве, Рауза – на стороне Башкирского правительства. В переговорах по прямому проводу с Валидовым об условиях перехода башкирских войск на сторону Красной Армии Султангалиев упомянул об аресте в Уфе Якупа Чанышева, дяди Раузы, своего сокурсника по Казанской учительской школе. Будущего генерала Красной Армии Якупа Чанышева хотели расстрелять. Мирсаид Султангалиев фактически спас его от расстрела, вывезя из Уфы в Казань. Якуп Чанышев уехал в действующую армию в Среднюю Азию.

В апреле 1919 года после перехода башкирских частей на сторону Красной Армии Рауза становится членом ВКП(б). В Стерлитамаке она работает заведующей информационно-инструкторским управлением наркомата внутренних дел. Будучи секретарем Башобкома, участвует в работе съезда башкирских коммунистов.

Неизвестно, как сложилась её дальнейшая судьба. По одной версии, она умерла от тифа, по другой – завербованная спецслужбами, выехала в одну из мусульманских стран. Маленькая дочурка Расида осталась на руках у родственников.

Ф. Дашкина

Автор: (12 Авг 2015). Рубрика: История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти