Внучка репрессированного муллы стала талантливым педагогом

1 сентября 1961 года. Школа N 1 встречает первоклассников. Ученицы 10 класса приготовили для них обед. Учительница Анна Михайловна Салихова забирает оробевших ребятишек у мам, подводит к столам, рассаживает.
– А есть-то можно начинать? – спрашивает Маша Красильникова у накрывавшей на стол старшеклассницы.
– Не только можно, но и нужно. Съесть надо всё, иначе в школу не примут!
Дети очень хотели в школу, поэтому дружно заработали ложками.
В то время главными источниками информации были радио и школы, которые посещали не только для того, чтобы учиться. Там общались, насыщались разнообразными сведениями, узнавали новые слова. Однажды Анна Михайловна показала первоклашкам картинку. На ней был нарисован аквариум.
– Что это? – спросила учительница.
Все молчали. Только бойкая Машка поняла руку и громко сказала:
– Это акваря.
– Аквариам, – поправил Машку черноглазый кудрявый Петька Архангели.
– Это аквариум – специальный сосуд для золотых рыбок, – объяснила Анна Михайловна.
Дети печатными буквами записали в словарик незнакомое слово. Маленькие ученики беспрекословно подчинялись своей учительнице и верили ей как никому. Слово Анны Михайловны – закон. И даже родители не смели оспаривать его. При всём при этом ребята в глубине души считали свою учительницу очень молодой, неопытной и по-своему опекали её: вытирали дочиста учительский стол, намывали доску, чтобы блестела, поливали цветы. Провожали бы домой, да Анна Михайловна не разрешала. Не знали тогда дети, что эта двадцатидвухлетняя девушка успела многое испытать и увидеть.

МУЖ ИЛИ ОТЕЦ?

Со стороны матери все родственники Анны Михайловны были священнослужителями. Дедушка Вильдан Мухтарович Жданов окончил медресе. Женился он на дочери двоюродного брата, который тоже был муллой. Семья, по тем временам, считалась передовой и просвещённой. Сестра жены Вильдана Мухтаровича, Зухра Жданова, училась вместе с будущим классиком татарской литературы Галимджаном Ибрагимовым. Она совсем юной девушкой пошла в революцию. В советское время проявила себя как талантливый педагог. Одна из её учениц, Фатыма Мустафина, стала министром просвещения в правительстве Башкирии. Известный башкирский публицист Фарит Фаткуллин в очерке «Первая ласточка» написал о революционной и просветительской деятельности Зухры Ждановой.

Хотя Вильдан Мухтарович и был муллой, но его тянуло к сельскому хозяйству и просветительской деятельности. Летом он уезжал в казахские степи. Там обучал взрослых агрономии, а детей – грамоте. В Первую мировую войну сражался под Краковом, где был тяжело ранен. Лечился в лазарете в Полтаве и был комиссован. В 30-е годы В.М.Жданова сослали на поселение в Архангельскую область. Семья оставалась в Башкирии. В 1938 году он приехал повидаться с женой и детьми. К этому времени его дочь (мама Анны Михайловны) Рашида вышла замуж за Магадея Салихова. Он работал механиком в колхозе и был активным комсомольцем, убеждённым в победе коммунизма в мировом масштабе. Когда Вильдан Мухтарович приехал в гости, он… назвал тестя врагом народа.

– Это кто враг? – спросила Магадея жена, – мой отец?

Получив утвердительный ответ, она сказала:

– Раз так, я уеду с ним. Тебе он враг, а мне родной отец.

Как сказала, так и сделала. Уехала беременная на Север. Там и родилась Анна Михайловна. Вернее, Нурия Магадеевна. Малышку Нурию русские подруги матери звали Нюрочкой. А повзрослев, Нурия стала Анной Михайловной.

ПОДАРОК ПЛЕННОГО НЕМЦА

Рашида вышла замуж очень рано – в 16 лет. Специальности не было. В Архангельске молодая женщина смогла устроиться только поломойкой в столовую. Потом старательную работницу перевели мыть посуду.

Во время войны дочка Рашиды уже ходила в детский сад. Анна Михайловна вспоминала о той поре:

– Помню долгие зимние вечера. Женщины-соседки собирались у кого-нибудь в комнате, вязали варежки и носки, шили кисеты. А мы, дети, рисовали, вышивали цветы на кисетах. Всё это собирали и посылали на фронт. Мама мне говорила:

– Откроет солдат посылку, увидит ваши рисунки и поделки. Вспомнит родной дом, своих деток, и на душе у него теплее станет.
Повзрослев, Анна написала об этом времени стихи:

Я помню, как была с фашистами война,
И у народа общая беда,
Как мы краюшку во сто грамм
С голодною сестрой делили пополам.

– Мама вышла замуж второй раз за военного, русского, – продолжает Анна Михайловна. – До войны он жил в Смоленске. Звали его Николай Александрович Михеев. В 40-е годы он сопровождал грузы в Архангельск. Там и познакомился с мамой. Его первая жена осталась в Смоленске. Во время оккупации жила со старостой и родила от него девочку. Узнав об этом, Николай Александрович к жене не вернулся.

Нам повезло: мы видели только пленных немцев. Они жили в лагере, работали в основном на лесоповале. И врача к ним приставили – еврейку Анну Абрамовну. Фашисты у неё сына в Гомеле уничтожили. А она их лечила. Считала, что народ не должен отвечать за преступления вождей.

Лагерь у немцев был красивый. Территория – ухоженная и вся в цветах! Скучая по своим детям, пленные подзывали нас, дарили русским малышам деревянных кукол-гимнастов (эту куклу Анна Михайловна показывала своим ученикам). Там первый раз в жизни я увидела яблоко. Тогда я ещё в детский сад ходила. Вечером, пока мама была на работе (тогда сутками трудились), меня часто оставляли у отца в конвойной. Бегу как-то мимо лагеря. Раз – упала в снег. Конвойный увидел это, пожалел меня. Спрашивает: «Девочка, хочешь яблоко?» и протянул мне большое красное яблоко. Девчонки мне позавидовали, а я радовалась, что упала.

Лагерь этот просуществовал до 1954 года, когда произвели последний обмен военнопленными. Летом немцы уезжали. Многие плакали и пели: «Волга, Волга – русиш Волга…».

В 12 километрах от нас, среди болот, находился ещё один лагерь – польский. Поляки уезжали домой в 47-м. Мы у них купили коляску для братика (у мамы и Николая Александровича родился сынок – Муса), а для меня – красивую бархатную шапочку.

ДЕНЬ ПОБЕДЫ

– В 1945 году мне исполнилось шесть лет, – рассказывает Анна Михайловна, – и я очень хорошо запомнила весенний день 9-го мая. О победе мы узнали в 6 часов утра. В 9 часов пошли на митинг. Народ ликовал. Обнимались, плакали, смеялись, пели.
Потом мы, дети и подростки, собирали в поле цветы. Букеты бросали возвращавшимся с войны солдатам в проходившие мимо теплушки. Кто-то на нашей станции выходил, кто-то дальше ехал. Столько тогда было светлой радости! Не беда, что порой нечего было есть и одежда – не ахти. Зато мы победили, и с фронта возвращались отцы, братья, женихи. Дети собирали в лесу ягоды и крапиву, сдавая всё в столовую. Ягоды – на кисель, крапиву – на суп. За это нам давали ситец. Можно было жить!

МАМИНА МЕДАЛЬ

Рашида Жданова за что бы ни бралась – всё у неё получалось лучше не надо! Вот и перевели её в повара. А в 45-м послали на курсы поваров в Москву, в 50-м – в Ленинград. Рашида Вильдановна гордилась оказанным ей доверием:
– Меня, неграмотную татарку, – говорила она, – отправили учиться в столицу!
Самой большой наградой она считала медаль «За трудовую доблесть».

КЕМ БЫТЬ?

В 50-е годы дедушка Вильдан Мухтарович Жданов отправился в Стерлитамак. Анна, окончив 7 классов, приехала к нему. Девочка в то время мечтала стать геологом или речником. Однако на семейном совете решили, что Нурия поедет к родственникам в Челябинск, будет там учиться на фельдшера-акушера. Но, отправившись в медучилище, молоденькая девушка заблудилась в незнакомом городе и опоздала на экзамен. В глубине души она обрадовалась этому, так как с детства боялась крови. Мама тоже была против медицинского образования. Аня поступила в стерлитамакскую школу N 4, в восьмой класс. А в 1954 году – в педагогическое училище. Окончив его, два года трудилась в красноусольском санатории. Зимой обучала детей, летом работала воспитателем. Затем Анна Михайловна Салихова приехала в Стерлитамак и с сентября 1960-го до пенсии учила детей в школе N1.

АННА МИХАЙЛОВНА И ЕЁ УЧЕНИКИ

Ребята 1 «Б» класса любили свою Анну Михайловну за то, что она была молодой, весёлой и такой же выдумщицей, как они. Кто придумал знак отличия за безукоризненно выполненное домашнее задание? Анна Михайловна! Когда дежурные раздавали тетради, ребята, затаив дыхание, ждали. Каждый думал: а вдруг сегодня на моей тетради будет красная звёздочка! Прощание с летом – тоже её почин. Всем классом отправились как-то в парк. Анна Михайловна обратила внимание детей на то, что ярко-синее летнее небо стало бледным с серовато-жемчужным оттенком. В кронах деревьев появилось много жёлтых листьев.
– Это как у моей бабушки седина в волосах, – заметила наблюдательная Анфиса.

Много наблюдений и открытий сделали первоклассники в тот ясный сентябрьский денёк.

В конце ноября готовились к встрече зимы. Анна Михайловна прочитала ребятам сказку Андерсена «Снежная королева», велела найти и выучить стихи о зиме. А однажды в декабре, когда деревья, провода и кусты украсились пушистым инеем, Ашкадар заблестел льдом, ветер устроил хоровод из снежинок, снова отправились в парк.

– Расскажите мне о зиме по очереди, стихами, которые вы знаете, – попросила Анна Михайловна.

– «Белая берёза под моим окном принакрылась снегом, словно серебром», – начала смелая Маша.

– Зима, зима, как много в этом звуке для сердца русского слилось, – хитрый Вовка ничего не выучил, но слышал, как его старший брат зубрил стихи Лермонтова, запомнил, а сейчас вставил нужное слово…

Анна Михайловна сделала вид, что не заметила подмены, но в классе, один на один, у них с Вовой была долгая беседа.

Учительница объяснила мальчику: если ты дал слово, в данном случае, – выучить стихотворение, его надо держать, а не мошенничать.

Зиму сменила весна, весну – лето… Летели дни, бежали недели, проходили годы. Анна Михайловна выпустила один класс, второй, третий…

– Сорок один год пролетел как один день, – сказала коллегам, уходя на пенсию, Анна Михайловна.

Грустные и добрые стихи написала она о школе, о своих учениках:

Ушла на пенсию, утратила покой…
Мне снится моя школа – дом родной:
Уроки, перемены и звонки,
И милые мои ученики.

Мне снится Женя – бантики в косицах,
И как Фаяз рисует на страницах,
И Машенька с слезинками в глазах,
И Резеда с букетом роз в руках.

Эльвиры, Лены, Ромы и Наташи –
Вы много значили в моей судьбе…
Сегодня первая учительница ваша
Уж не берёт журнал с пометкой 1 «Б».

ДЕДУШКИНО НАСЛЕДСТВО

Дедушка Анны Михайловны – Вильдан Мухтарович Жданов – до глубокой старости писал дневник арабскими буквами на татарском языке. Чтобы прочитать его, А.М.Дистанова (это её фамилия по мужу) ходила в мечеть, где начала изучать арабскую грамоту. Её интересовало всё, что связано с родословной семьи. Для чего это нужно?
Отвечая на этот вопрос, Анна Михайловна сначала цитирует А.С.Пушкина:

– «Неуважение к предкам есть первый признак дикости и безнравственности». Сама я думаю, что изучение истории рода и родовых связей поднимает внутрисемейные отношения на более высокий уровень. Это ведь очень сильный объединяющий фактор! Вы принадлежите к многолюдному семейному клану, который цементируют общие предки. Человек, знающий историю своей семьи, уже не ощущает себя бесприютным и бездомным – у него есть точка опоры.

Автор: (7 Авг 2015). Рубрика: Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 2   “Внучка репрессированного муллы стала талантливым педагогом”

  1. Эльза

    Удивительная история у учительницы Нурии Магадеевны ( специально пишу ее настоящее имя, отчество. Не люблю, когда в угоду друзей не мусульманской национальности, меняют имена, даже когда легко произносится). Нурия Магадеевна – душой педагог, как я понимаю. На выдумки горазда, чтобы детей заинтересовать. Это она организовала 1 сентября прием первоклашек с завтраком. Никогда о таком не слышала. Нас что-то никто так не встречал. Видно, что свою работу очень любила. Детей обожала,а они – ее.Побольше бы таких талантливых педагогов, особенно в наше время, в котором дети другие. Раньше для нас учитель был Богом. Крепкого здоровья Нурии Магадеевне!

Leave a Reply to Рафаил

*

Фотогалерея


Войти