Идейные

***

– Командир пьяниц, генерал пропойц, король алкашей… – зычно причитала Наташка, громко, но без эмоций, ровно, на одной ноте, будто молитву проговаривала. Её глас хорошо был слышен в подъезде.

«Витька опять в стельку», – догадался я.

Вышел. Так и есть: Витёк лежал на асфальте ногами в луже и добродушно щерился, переводя взгляд с пасмурного неба на недружелюбный лик жёнушки.

Наташка – сдобная баба, к тому же рослая. Витька тоже высокий, но дохляк. Слишком худощав и тонок. И сейчас, размякший от алкоголя, варёной нитью спагетти валялся в ногах благоверной. Наташка уже не причитала. Возвышаясь над ним, курила. Курила она со смаком, с аппетитом.

– Весь изгваздался в грязи, пьяная свинья, – с присвистом выдохнула порцию дыма вместе со словами.

Всегда удивлялся её способности говорить и курить одновременно.

– Не ругайся, роднулька, здоровье подорвёшь, а оно нам пригодится, – расслабленно произнёс Витька. Речь у него была внятная, складная, совсем не пьяная. Вообще, в нетрезвом состоянии он становился говорливым балагуром, не то, что трезвым – угрюмый молчун. Порой проходил, не здороваясь. – Ооо, Санчо, идейный ты наш. У меня сын тоже идейный. В кого, спрашивается? Смотрю на него иногда и думаю, мой ли он сын. Что скажешь?

– Простудишься, – сказал я.

Витька, пробуя встать, рассыпался дробным дурашливым смехом.

– Помоги, братан, – трогательно, как ребёнок, протянул ко мне руки.

Времени было в обрез, поэтому рывком подняв зыбко-неустойчивого Витьку на ноги, прислонил к монолитной Наташке. Не давая ей возможности сформулировать претензию, ушёл быстрым шагом, почти убежал.

Я торопился в школу. В пакете – отрезки георгиевских ленточек. Это был незамысловатый сюрприз для детей, продумать который наказал Яшка Угольников, давний друг. Он работал в школе учителем физики, был классным руководителем у семиклассников.

– В печёнках уже, – сказал он недавно, когда я в очередной раз завёл разговор о роли Новороссии, об ополченцах Донбасса. – У меня с Ленкой проблемы. На грани развода, а ты «ЛНР, ДНР, слили, поддержали…». Я не такой, как ты, совершенно аполитичен.

– Аполитичность – не преграда для патриотичности, – живо возразил я, – хочу тебя расшевелить.

– Нет! – упёрся Яшка. – Меня бесполезно колыхать, лучше приходи в пятницу на классный час к моим балбесам, излей душу – посей зёрна патриотизма, научи, как и за что надо Родину любить.

Похоже, он подтрунивал надо мной, но я согласился.

***

Задумывал появиться перед школьниками солидно, представительно, однако звонок застал меня в фойе, ещё пришлось на вахте записываться в журнал и объяснять, зачем, к кому. В класс почти что вбежал, чувствуя, что у меня вид не респектабельного взрослого человека, а опоздавшего на урок школяра. Это чувство настолько овладело мной, что я, стесняясь смотреть на детей, сразу ринулся к столу, из-за которого вставал непривычно строгий Яшка, вернее Яков Петрович.

– Оставляю одного, вмешиваться не буду, – шёпотом предупредил он и чинно вышел из класса. Даже не представил.

Я, наконец-то, рискнул посмотреть на детей. Класс мне показался единым организмом. Слегка настороженным. Он многоглазо сканировал меня. Мгновение держалась тишина. И мне, пользуясь этим затишьем, следовало начать говорить, но я медлил. И был наказан. Семиклассники быстро сделали вывод – ничего серьёзного, дядька – сапог.

– А скажите Фролову, пусть он тетрадь вернёт! – пронзительным металлическим голосом на всю аудиторию заявила девчушка с сиреневыми волосами.

Понимая, что следует вмешаться, я спросил:

– Кто Фролов?
– Он! – один из ребят ткнул пальцем в соседа.
– Вот Фролов! – закричал другой, хватая за плечи рослого подростка перед собой.
– Нет, это я Фролов! – закричал кудрявый пацанёнок, вихляво пританцовывая у парты и стуча себя в грудь.
– Мы Фроловы, – басовито хохоча, заявили два близнеца.

Разом возникли шум и гвалт. Я запаниковал, не зная, как призвать детей к порядку, а они меня игнорировали – уже бегали по классу, кто-то кого-то тряс за грудки, летали бумажные самолётики, противно хихикали девчонки, и громко гоготали ребята. Мой беспомощный голос: «Успокойтесь… имейте совесть… давайте побеседуем о Родине…. что такое, по-вашему, патриотизм?» тонул в гвалте.

– Здрасьте, дядя Вова.

Рядом со мной очутился худющий, почти прозрачный, мальчик.

– Ленька? – удивился я, узнав в нём сына Витьки. – Не знал, что твой классный – Яш… Яков Петрович.

***

– Да, я… – начал он, глядя в сторону и вдруг, сорвавшись с места, прыгнул на спину долговязого подростка, который, присев и скрутив по длине георгиевскую ленточку, старался вдеть вместо шнурка в обувь. Ещё одну ленту он придавил подошвой, чтобы не отняли.

– Придурок! – выкрикнул Лёнька, толкнув рослого одноклассника и выдернув из-под его обуви ленту.
– Совсем сбрендил, сепаратист?

Лёнька яростно огрызнулся:

– Ты хоть знаешь, кто такие сепаратисты? Сначала значение слова посмотри, потом умничай. Хотя сепаратистом лучше быть, чем нациком. Вот ты – нацик! Это точно.

– Почему это я нацик?

– Потому что они топчут и сжигают георгиевские ленточки и даже убивают тех, кто их носит…

Глядя на их ожесточённую перепалку, я был уверен, что долговязый наподдаст Лёньке, но ничего подобного не произошло – Витькин сын, к большому моему удивлению, оказался авторитетным малым, несмотря на худобу и малый рост. Он отнял у долговязого оба отрезка и отдал другим ребятам.

А класс тем временем разошёлся не на шутку – гудел, шумел, громыхал…

– Вам надо сделать что-то сверхъестественное, чтобы они успокоились, – уверенным тоном посоветовал Лёнька, снова подскочив ко мне.

Нечто подобное я и сам уже обдумывал, а Лёнькины слова подтолкнули к решительным действиям. Я влез на подоконник. Распахнул настежь окно и сделал стойку на руках.
Класс не реагировал.

На выручку опять пришёл Витькин сын.

– Смотрите на этого чудика!

Его слова заставили меня затрястись в беззвучном смехе, отчего чуть не перевалился за оконный карниз, да и руки отекли, но я отчаянно удерживал себя в перевёрнутом состоянии до тех пор, пока все дети не столпились возле окна.

– Марш по местам, – приказал я, принимая нормальное положение и шире распахивая окно, – если пикнете ещё хоть раз, выброшусь на улицу. Записка «В моей смерти прошу винить седьмой «Г» лежит в кармане.

Класс, посмеиваясь, растёкся по местам. Я спрыгнул с подоконника. Прикрыл окно.

– Тихо! – приказал Лёнька, уже немного важничая.
– И ты сядь, – велел ему я. – Ребята, внимание! Сейчас начну пробуждать и укреплять в вас чувство патриотизма…

***

Домой я брёл опустошённый, размышляя о том, насколько нелегка работа учителей.

– Норм, – скупо сообщил Лёнька, догнав меня.
– Стойка на руках?

– Классный час.
– Ну да? Как-то не так… шумно было.

– Не расстраивайтесь, мы всегда такие. Мы не шумим, если учитель строгий или злой, правда, злым мсти… – он осёкся, увидев возле подъезда на скамейке отца.

Витька спал, подтянув ходули к груди.

Лёнька огорчённо присел на краешек скамьи. Утопив подбородок в воротник куртки, уставился в землю. Только что бойкий и уверенный в себе паренёк стал тихим, подавленным. Неловкость заполонила мою душу, будто я был причастен к неразумности его отца. Я достал из кармана скрученную в жгутик ленту, которую оставил на всякий случай. Лёнька, слегка оживился, схватил её и, просунув через петличку отцовской куртки, завязал кривым бантом.

– Алё, идейные, – раздался сверху зычный глас Наташки, – домой тащите короля алкашей.

Лёнька вновь нахмурился. Я догадался, о чём он думает. Захотелось поддержать какой-нибудь весомой фразой. Уже приготовился сказать: «Родителей, как и Родину, не выбирают», но тут мимо носа пролетел брошенный Наташкой окурок. Что за… дура баба! И я хорош – важные слова хочу подать как фальшивку.

– Прохладно, да? – поёжившись, обратился я к Лёньке. – Как бы не простудился твой папка.
– Наплевать.

– Но мы же идейные. Так, Лёнь?
– Угу, – помедлив, согласился он.

– А идейные своих не бросают. Буди отца.

Гузалия Ариткулова

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (29 Окт 2015). Рубрика: Лента новостей, Литература. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти