Как искусство пробуждает душу. О преподавателе художественной школы О. Литвиненко

В седьмом классе художественной школы подходит к концу урок композиции. Последние дни сентября не скупятся на тепло и солнечный свет.
В помещении, где идут занятия, от этого как-то по-особому торжественно. Наш с фотокорреспондентом приход вносит оживление в ряды 12-13-летних подростков, которые с готовностью сдвигают мольберты в ряд, чтобы вместе с любимым педагогом попозировать для газетного снимка.

– А какая она, ваша Ольга Викторовна?
– Больше всего мне нравится, что наш учитель – личность, которая может многому научить, – серьёзно отвечает на мой вопрос Вика Нефёдова.
– Я собираюсь стать дизайнером и уверена, что уроки Ольги Викторовны мне очень пригодятся в будущем.
– Она у нас очень добрая! – включается в разговор Даниля Кагирова. – Показывает, как надо работать с красками; подсказывает, как правильно смешивать цвета. Всегда даёт полезные советы. Критикует, но суровых наказаний нет. Мы и сами понимаем: чтобы был результат, надо много работать. Я лично хожу в «художку» для собственного удовольствия, а ещё потому, что мне нравится наш педагог.
У Булата Сагидуллина, который мечтает о профессии художника-оформителя, – своё мнение:
– Наша учительница – ещё и талантливый
художник. Мы с ребятами часто ходим на выставки её работ и в галерею, и в краеведческий музей. Акварели Ольги Викторовны такие чудесные! Они всегда передают магию места и настроение автора.

Итак, знакомьтесь: преподаватель художественной школы Ольга Литвиненко. Не скупится на похвалы, но и не перехваливает. Делает серьёзные замечания, но всегда готова подсказать, как исправить недочёты. Строго придерживается учебного плана, но абсолютно открыта к разного рода экспериментам: на уроках показывает ребятам видеосказки Гофмана, рассказывает им о войне, погружает их в историю старого города, его парков, скверов, старинных зданий. Водит учеников на пленэры не только писать этюды, но и учиться замечать прекрасное в старом дереве, изгибе чугунной решётки, плывущих по небу облаках…

Наверное, все эти качества и позволили Ольге Викторовне Литвиненко в этом году войти в число пятидесяти лучших преподавателей школ искусств России и стать победителем общероссийского конкурса «Лучший преподаватель детской школы искусств», проводимого в рамках проекта «Одарённые дети и молодёжь-2015». Церемония награждения пройдёт в конце октября в Москве, а пока мы сидим в опустевшем классе (ребята дружно отправились на урок по истории искусств) и говорим о педагогике.
Литвиненко работает в художественной школе 15 лет.

– Преподаванием я стала заниматься не сразу, – скромно улыбается Ольга. – Хотя ещё в детстве написала в сочинении, что хочу быть учителем в художественной школе. У нас самих в «художке» были замечательные преподаватели – Павел Иванович Ковшов и Юлия Александровна Барсукова. Их пример и творческая обстановка, царившая в школе, меня вдохновили. И, конечно, в школу я пришла работать благодаря Сергею Геннадьевичу Кочеткову, который привёл меня сюда сначала замещать мою сестру Лену, а потом и его самого – Сергей Геннадьевич долго болел, и мне пришлось временно занять его место. В это время ко мне присматривались, решали, чего я стою.

– Ольга, но ведь не всякий хороший художник способен стать и хорошим педагогом?
– Наверное. Хотя, если ты сам ничего не делаешь в этой профессии, то ничего и ребёнку дать не сможешь. Часто приходится всё показывать, что называется, на себе, давать мастер-классы. Только вчера устроила второй смене мастер-класс по монотипии. Многие из ребят поначалу боятся акварели, особенно акварели по сырому. Покупают дорогие краски и не знают, что с ними делать. А когда ничего не получается, падают духом.

– И как тут помочь?
– Вдохновить. Показать, как надо работать. Акварель по сырому даёт человеку возможность раскрыться, раскрепоститься, полнее выразить себя. Так что художник-педагог должен быть играющим тренером. Тем более что преподавание в нашей школе – процесс творческий, иногда приходится перестраиваться прямо по ходу занятий.

– А в чём ещё состоит миссия учителя?
– Учить видеть красоту, быть добрым, уважать окружающих. Вот ребята, которых вы только что видели, пришли в прошлом году такие взъерошенные, несобранные, часто ссорились между собой. И мы ввели запрет на плохие слова: придумали смешные наказания, например, провинившийся убирал класс после занятий. Сейчас они не ругаются.
Ещё одна задача педагога – знакомить детей с историей и культурой города, посещать вместе с ними выставки, читать с ними специализированную литературу. Недавно мы были в музее, и они многое узнали про войну, про блокаду, про концлагеря. По тому, как и какие они тебе задают вопросы, ты видишь, что это их трогает.

Учитель – это человек, отвечающий за душу ребёнка. Надо, обязательно надо воспитывать в них милосердие, доброе отношение к другим людям, к животным, к природе. И знаете, не только ты в них вкладываешь, они тоже тебе многое отдают. Нужно только суметь наладить этот взаимовыгодный обмен.

– А к одарённым детям вы особенно внимательны?
– Талантливым всегда говорю, что надо больше работать дома, не ограничиваться занятиями в школе. Иногда поддерживаю морально, если вижу, что ребёнку приходится туго. Вижу, что ребёнок одарённый, но у него ещё танцы, иностранный язык, и в школе он – человек не последний. И однажды этот одарённый устаёт от бесконечных перегрузок и решает… бросить художественную школу. Я всегда стараюсь убедить ученика, что не стоит этого делать. И дело не только в том, чтобы продолжить художественное образование. Они здесь все очень дружат, и потом этого общения им крайне недостаёт. На «Марафоне классической музыки», где мои ученики расписывали артстену, ко мне подошла моя бывшая ученица Саша. Она не стала художником, выбрала другую профессию. Но она с такой благодарностью вспоминала дни, проведённые в стенах нашей школы!

– Каким был ваш путь в профессию?
– Уж точно, не устланным розами. После окончания художественной школы мы с Леной (Ольга и Елена Литвиненко – близнецы. – М.В.) поехали поступать в художественное училище в Хотьково, что под Москвой. Нас даже до экзаменов не допустили, потому что не хватило какой-то справки от отдела культуры. Тогда я пошла в училище N 18 на художника-оформителя. На худграф Уфимского пединститута я поступила только со второго раза, Лена – с третьего. Позже перевелась на заочное, потому что пошла работать. Работала в «Архпроекте», там научилась иконописи и лаковой миниатюре. Недавно Лена на блошином рынке видела мои тарелочки, выполненные в жанре лаковой миниатюры, такой вот привет из девяностых. Трудилась я в ООО «Витраж», резала стекло. Художник – человек мастеровитый, который многое умеет делать руками.

– А в художественной школе у вас сколько выпусков было?
– Четыре. И дети все разные. Один выпуск достался мне от сестры Лены, и это был просто бальзам на душу. Я проложила то, что Лена начала. У детей было ко мне большое доверие, поэтому всё получалось. А когда дети тебя совсем не знают, надо и доверие, и авторитет ещё завоевать. Выпуск 2013 года был очень непростым: прагматизм, цинизм, неуважение к старшим в них то и дело проскальзывали. Пришлось с ними основательно повозиться, я на защите даже голос потеряла. Защитились все на «отлично», только одна четвёрка была.

– Вот я у вас тут вижу муляжи фруктов, ягод, овощей. Но ведь писать настоящее, живое куда интереснее?
– Конечно! Я практикую с ребятами такую штуку, называется «Натюрморт на один день». Мы скидываемся, покупаем на рынке арбуз, дыню, сливы, груши. Потом их рисуем в течение учебного дня, после чего всё дружно съедаем. Для новичков такое занятие – одно из любимых. Это потом они взрослеют, становятся серьёзными, сосредоточенными. Ведь дети приходят сюда не только общаться, но и трудиться. А мы им любовь к работе прививаем.

– Оля, где же у вас время на собственное творчество?
– Это только отпуск, и его стараешься использовать по максимуму. Этим летом удалось съездить в Казань: подруга привезла своих студентов на практику, а я к ним присоединилась. Жили мы недалеко от Кремля, десять дней писали старую Казань, дважды выезжали в Свияжск. Я провела для ребят мастер-класс по ак-варели.

Вторая поездка была в Западную Сибирь, на пленэр под Ханты-Мансийск. Её организовал государственный художественный музей Ханты-Мансийска. Был жёсткий отбор, после которого мы с Леной оказались в числе приглашённых. Жили в сибирском селе XIX века Селиярово. Добирались до него с приключениями – на пароме, потом на пароходике, который сел на мель. Словом, сплошной экстрим. Поездка получилась потрясающая – медведи, клюква-брусника, кедровые шишки, рыба, таёжный гнус. И, конечно, впечатляет само село, где есть музей природы и человека. Вставали мы рано, в четыре, а то и в три утра. Ходили, набирались впечатлений. Лена писала в школьном спортзале, я – на улице. Утро – самое продуктивное время суток, мы по два-три этюда успевали написать. За всю поездку я написала три десятка работ. Лучшие музей Ханты-Мансийска оставил себе для пополнения коллекции. Остальное буду выставлять.

В Ханты-Мансийске гуляли по музеям. Побывали и в музее-мастерской нашего земляка Игошева, художника, первым воспевшего Сибирь, её коренное население и природу.

В конце августа была ещё одна поездка – в Москву, на фестиваль Преображенского братства. Там много говорили о миссии церкви в воспитании личности.

– Вы верующий человек?
– Да. В 2010 году я воцерквилась, закончила Свято-Филаретовский богословский колледж, где заочно училась два года. Поэтому вопросы веры для меня – не посторонние.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (3 Окт 2015). Рубрика: Крупным планом, Культура, Лента новостей, Образование. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти