С летучей мышью на плече. 24 октября – День подразделений специального назначения

Разговор с Константином Мурыжниковым начался с выяснения, «кто есть кто». В смысле, кто и что празднует 24 октября. Мы-то привыкли к тому, что День подразделений спецназа – 29 августа. Оказалось, что в августе принято чествовать спецназовцев Внутренних войск. А Константин служил в спецназе ГРУ. В общем, расклад такой: если спецназ – элита Вооружённых сил, то спецназ ГРУ – элита спецназа. Потому что ГРУ – это Главное разведывательное управление. И этим всё сказано.

Впрочем, сам Константин мои разглагольствования на тему, кто круче, категорически не разделяет. Считает, что служить почётно в любых войсках. Как герой известного фильма «… А зори здесь тихие», который любил говаривать: «На войне у каждого – своё место». Пулемётчик Константин Мурыжников о войне знает не понаслышке. Во вторую Чеченскую кампанию год бегал по горам, ликвидировал бандформирования, участвовал не в одном бою. Но говорить он об этом не любит, да и не хочет.

В отдельной 12-й бригаде специального назначения был отдельный 333-й батальон, который первым бросали в самые горячие точки. Тот самый, что в первую Чеченскую брал площадь «Минутка» в Грозном.

Как он попал в этот батальон? Сам напросился. Служить в таком подразделении, конечно, престижно. Но под силу только лучшим из лучших. В их батальоне от новобранцев осталось чуть больше половины. Остальные отсеялись по физическим параметрам. Их в буквальном смысле учили выживать. Группу из 15 человек на 3-4 дня бросали в лесу без продовольствия, палаток, каких-либо других средств жизнеобеспечения. Командир учил ориентироваться по звёздам, по местности, жить «на подножном корму», без шума и треска наломав веток, построить шалаш. Пить дождевую воду из луж, есть лягушек и змей…

Из него мог бы получиться самый крутой учитель ОБЖ. Но он выбрал работу начальника охраны в одном из ресторанов. И, наверное, правильно: там, такие как он, нужнее.

– Правда, что змеиное мясо очень вкусное?
– Правда. Напоминает курятину. Только с привкусом рыбы. Как-никак – земноводное.

– Наверное, смотришь «Рейтинг Баженова»? Неужто и вправду можно пить воду из лужи, процедив её через носок, снятый с ноги после многокилометрового похода? Не лучше ли обойтись без такого «фильтра»?
– Нас учили процеживать грязную воду, пропуская через тряпку, наполненную песком и древесным углем от костра. Довольно чистая получается.

– А можешь разжечь костёр без спичек?
– Врать не буду: не доводилось. Только теоретически знаю, как это делается.

Он начал готовиться к армии ещё в пионерском возрасте. Целенаправленно готовил себя к службе в десанте или спецназе. С одиннадцати лет занимался кикбоксингом в клубе «Спартак». И даже успел походить в секцию боевого айкидо, пока её не закрыли (сейчас разрешено только классическое айкидо). Не успел окончить школу, как в выпускном классе его вызвали в военкомат (ему уже стукнуло восемнадцать). Хотели дать отсрочку, но он напросился, чтобы его забрали в армию.

– Бывший военком был учеником моей бабушки, – смеётся Константин. – В общем, из военкомата в школу пришла просьба разрешить мне сдать выпускные экзамены экстерном, и уже 18 июня я ушёл в армию.

К тому времени шла вторая Чеченская кампания. Началась она в 1999-м, с вторжения банд Хаттаба и Басаева в Дагестан. В 2002-м их отдельный 333-й батальон ночью, в обстановке строжайшей секретности, окольными путями вывезли на железнодорожную станцию г.Асбеста. И оттуда десять суток везли на войну. После нескольких пересадок посадили в бронепоезд. При слове «бронепоезд» перед глазами встаёт эдакий ощетинившийся трёхдюймовками и «максимами» линкор на рельсах времён гражданской войны. Современный бронепоезд – это состав, усиленный платформами с зенитными установками, сопровождаемый бронетехникой и вертолётами с воздуха.

– На нас не было никаких знаков различий, – продолжает рассказ мой собеседник. – Ни лычек, ни шевронов, ни эмблем… Даже если кто и увидел бы нас, не догадался бы, что это за род войск такой. Только наколки на плече с изображением летучей мыши могли нас выдать. Но их под формой не видно. Не знаю, насколько верно, но поговаривали, что за отрезанную правую руку спецназовца с такой наколкой боевикам давали хорошие деньги.

Как-то раз в Чечне меня окликнул друг детства, парень из нашего двора. Он служил в других войсках. Я в ответ лишь поднял руку. Общаться с бойцами других подразделений категорически запрещалось. Никто не должен был знать, кто мы.

В их части стояли разные подразделения: артиллеристы, десантно-штурмовая бригада, пехота… Было и подразделение Министерства юстиции. Там – одни офицеры, от лейтенантов до полковников. Жили они, по походным меркам, комфортно: палатки, печки-буржуйки, дрова… А спецназовцы умудрялись в зимние морозы втроём-вчетвером спать в одноместных тонких палатках. Неудивительно, что минюстовцы были в шоке от быта спецназовцев. А ведь они не знали и доли правды об их службе.

Цели и задачи батальона спецназа ГРУ можно определить двумя словами: выслеживать и уничтожать. Им было нипочём зимней ночью перейти вброд горную реку, в которую и летом-то не каждый полезет. Раздевались от пояса, вставали в круг, брали друг друга под руки, обвязывались верёвками, чтобы потоком не унесло – и вперёд, с рюкзаками за спиной и оружием в руках. На такие «мелочи», как острые камни, о которые можно было порезаться, внимания не обращали. А попробуйте сутками лежать в засаде в 25-градусный мороз. Или побегать по горам до седьмого пота. Это здесь, по равнине, пробежать 2-3 километра – пустяк. А в горах каждый километр с десяток вёрст покажется. Тем более, когда за спиной рюкзак килограммов на 35-40.

– Суточный паёк выдают полностью, – рассказывает Константин. – Но что толку, если ты уходишь в горы на неделю–другую! Скажем, десятидневный паёк может занять всё место в рюкзаке. А куда положить тёплые вещи, а боеприпасы? Плюс пулемёт, гранаты, осветительные ракеты, гранатомёт «муха»… Даже ночной прицел, и тот на лишний килограмм потянет. Вот и приходилось рассчитывать, сколько сможешь унести: пайки сами урезали вдвое…

Всё, чему их научили в секциях и в учебке, пригодилось там, в горах. Нет, слово «пригодилось», пожалуй, не совсем подходит. Вернее будет сказать: помогло выжить. И выполнять поставленные боевые задачи.

Под конец беседы на вопрос, как он будет отмечать День спецназа ГРУ, Константин ответил неожиданно: «Никак». Спецназовцы не обираются шумными ватагами, не разъезжают на машинах с флагами под шум клаксонов и уж точно не купаются в фонтанах. Подвигами не хвастают и не любят рассказывать о войне. Да и немного их. А спецназовцев ГРУ в городе и вовсе по пальцам одной руки можно пересчитать. Зато им, как никому другому, подходит это выражение: «Нас мало, но мы – в тельняшках».

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (24 Окт 2015). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти