Вернувшиеся из небытия. Среди последних находок поисковиков “Обелиска” – часы и два медальона

В пресс-конференции поискового отряда «Обелиск», посвящённой итогам экспедиций этого года по местам боёв 170-й Стерлитамакской стрелковой дивизии, приняли участие руководитель отряда Р.Б.Загыртдинов, директор краеведческого музея К.В.Роганов, начальник отдела муниципальной кадровой службы администрации города А.П.Ермолаев, руководитель местного отделения ДОСААФ Ф.А.Мигранов, участники экспедиции, представители военного комиссариата, ВПО «Отечество», историки, спонсоры, помогавшие сформировать экспедицию.

Открывая встречу, заместитель главы администрации городского округа г.Стерлитамак кандидат медицинских наук Т.Ш.Мурзагалин вкратце ознакомил собравшихся с историей дивизии, сформированной в 1939 году. Некоторые её подразделения дислоцировались в Белебеевском, Давлекановском районах. Но штаб, один из полков и некоторые другие части располагались в Стерлитамаке. В первые дни войны дивизия была переброшена на фронт и приняла неравный бой с частями отборной дивизии СС «Мёртвая голова» на «линии Сталина», под г.Себежем Псковской области. Несмотря на то, что к сентябрю она как боевая единица уже не существовала, своим мужеством наши земляки внесли свой вклад в грядущую Победу: после этих боёв потрёпанная под г.Себежем дивизия «Мёртвая голова» была отправлена на переформирование.

К сожалению, в советское время события начального периода войны преподносились весьма скупо: «вероломное» нападение, героическая оборона Брестской крепости и битва под Москвой – это практически всё, что мы знали о боях 1941 года. Стерлитамакская 170-я дивизия стала одной из сотен других, исчезнувших в первые месяцы войны, а затем преданных забвению официальной советской историей.

В СССР тщательно скрывались и потери начального периода войны. В конце 1941 года Гитлер в своём выступлении озвучил их: с 22 июня по 1 декабря захвачено и уничтожено 17332 советских боевых самолёта, 21391 танк, 32541 орудие, взято в плен 3806865 советских солдат и офицеров. Десятилетиями мы потешались над этой «геббельсовской пропагандой», пока Генеральный штаб Вооружённых сил России не признал, что эти цифры были близки к истине: за первые пять месяцев (июнь-ноябрь) Красная армия потеряла 20500 танков, 17900 боевых самолётов, 20000 орудий, около четырёх миллионов человек пленными. И это не считая убитых, раненых, разбежавшихся и пропавших без вести. В этом скорбном списке были и наши земляки из 170-й стрелковой дивизии.

Так сложилось, что историческая справедливость восстанавливается у нас большей частью «снизу»: когда различные поисковые отряды добровольцев по своей инициативе и на средства спонсоров, в буквальном смысле по косточкам собирая останки павших бойцов, закрывают белые страницы истории. Один из таких отрядов – «Обелиск» Стерлитамакского филиала нефтяного университета, которым руководит Р.Б.Загыртдинов.

– За этот сезон были проведены две экспедиции, – сказал в своём выступлении Рафиль Борисович. – Первая экспедиция с 24 апреля по 6 мая работала у деревни Заситино Себежского района Псковской области. Там, возле дота на «линии Сталина», были обнаружены останки пятерых наших бойцов и два «смертных» медальона.

Вторая поездка состоялась в сентябре. В ходе этой экспедиции были подняты останки двоих бойцов и два медальона. Личность одного удалось установить. Об этом подробнее расскажут мои коллеги. Что мы чувствуем, когда находим медальон? Передать словами это трудно. Когда его открывают и появляется вкладыш, раздаётся торжествующее «ура!». Сам факт, что человек вернулся из небытия, – это момент истины…

Но далеко не всегда удаётся прочесть содержимое вкладыша. И тогда работа по установлению личности погибшего проводится по другим каналам: поднимаются архивы, школьники подключаются к написанию сочинений о своих дедах и прадедах, проводятся викторины, отслеживаются все потенциальные родственники бойцов. С родственниками обнаруженных бойцов у нас складываются тесные контакты. При поисковом отряде действует неформальный клуб родственников бойцов 170-й стрелковой дивизии. Ведь многие из них, можно сказать, всю жизнь ждали этого события. Ждали и надеялись получить хоть какую-нибудь информацию о судьбе своих отцов и дедов.

Список вернувшихся из небытия солдат 170-й Стерлитамакской дивизии расширяется. На сегодня поисковиками установлены личности пятерых уроженцев Башкортостана. Это Яков Степанович Казанцев из Бижбулякского района, Семён Андреевич Каркушко и Семён Петрович Васюнкин из Куюргазинского района, Дмитрий Андреевич Маркин (Гафурийский район), Иван Никанорович Ефремов (Бакалинский район), Латып Гадельшинович Гайсин (Кугарчинский район). Личность ещё одного бойца (предположительно из Макаровского – ныне Ишимбайского района) устанавливается.

В Себежском районе Псковской области, на месте боёв 170-й Стерлитамакской стрелковой дивизии, была установлена гранитная плита, изготовленная в нашем городе. Председатель контрольно-счётной палаты Л.В.Сафронов подробно рассказал об этой поездке. «Средства на памятник были выделены из фонда празднования 70-летия Победы. Оно того стоило, – убеждён Лев Владимирович. – Сейчас в Себеже появилась новая традиция. Молодожёны приезжают туда, чтобы возложить цветы и почтить память наших земляков. На будущее планируется установить аналогичную плиту в нашем городе…».

Рассказывает участник одной из экспедиций А.П.Ермолаев:

– Я впервые участвовал в подобной экспедиции. Это случилось 22 сентября. Вдруг металлоискатель дал чёткий сигнал. Начал копать. Сначала лопатой, потом совком, а когда совок ударился о металл, я встал на колени и начал разгребать землю руками. Это оказалась каска довоенного образца. Такая, с «шишечкой» на макушке.

Когда появилась первая косточка, командир экспедиции приостановил работы.

Моё волнение передалось и остальным членам экспедиции. Мы закурили, прикинули дальнейший план действий. Не чувствуя усталости, косточку за косточкой, мы аккуратно извлекали останки бойца. Потом нашли второго. И личные вещи: компас, часы, ножницы, маслёнку для винтовки, перочинный ножичек, расчёску, пенал от винтовки, кружку… Здесь же лежали три каски, противогазы, открытая банка из-под тушёнки, солдатский котелок. Он был закрыт. Там даже сохранилась косточка. И… хвостовое оперение от немецкой мины. Видимо, бойцы собирались перекусить, когда прилетевшая немецкая мина оборвала их жизни…

Но главная находка – это, конечно, два медальона. К сожалению, листок в одном из них полностью истлел, но второй сохранился идеально, насколько это слово уместно в данной ситуации. Когда Л.В.Сафронов развернул его, над местом раскопок нависла тишина. Казалось, слышно шуршание крохотного листочка. «Гайсин Латып Гадельшинович», – раздалось над лагерем. У Андрея Петровича, по его собственному признанию, руки дрожали, когда он записывал услышанное.

Слово – Р.Б.Загыртдинову: «Я был в Уфе, в БГУ, когда мне позвонили о находке. Поиски родственников Гайсина начались по всем каналам. И в первую очередь, через администрацию Кугарчинского района. Поразительно: оказалось, что дочь погибшего солдата Венера Латыповна Ибрагимова работает… там же, в БГУ, заведует кафедрой. Мы сразу связались с ней. Более того, оказалось, что жива его супруга!.. Л.Г.Гайсин числился пропавшим без вести с 1942 года. Дело в том, что именно в 1942 году была проведена кампания по установлению родственников бойцов этой дивизии. Тем, кого установили, была назначена пенсия, как семьям пропавших без вести солдат. На самом деле, все они погибли в локальном бою примерно 5-7 июля 1941 года…».

Самой трогательной частью пресс-конференции стала церемония передачи личных вещей Латыпа Гадельшиновича Гайсина его дочери В.Л.Ибрагимовой и внучкам. Среди них были и наручные часы.

 

– Мама вспоминала, что, когда папа уходил, он горько плакал, – сквозь слёзы рассказывает Венера Латыповна. – Будто знал, что больше не вернётся. А ведь он уходил всего лишь на сборы – дело было в мае 1941-го. Хотел оставить часы, чтобы в случае чего мама могла их продать (по тем временам это была очень дорогая вещь). Но мама категорически отказалась. Сказала, как отрезала: «Возвращайся с часами!».

Мама рассказывала, как однажды отец подбросил меня на руках и сказал: «Дочка профессором будет!». В 1945 году пришло известие о том, что он пропал без вести в 1942-м. Тогда неразберихи было много. Особенно в том, что касалось начального периода войны. Мама вышла замуж, отчим был очень хорошим человеком, любил меня, как родную. Запомнились его слова: «Сухари будем грызть, а дочку выучим!». И слово своё сдержал: выучил меня, как об этом мечтал отец.

Все эти годы мама на что-то надеялась. Она была самой слабой среди своих братьев и сестёр. Все мои дяди и тёти давно умерли, а она жива. Сейчас маме 97 лет, и она все эти годы ждала папу. И дождалась. Всё сбылось: я стала учёной, а папа вернулся домой. С часами…

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (16 Окт 2015). Рубрика: Главное, История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти