“Хотел бы адекватно понимать окружающее…” Вопросы из шляпы для М.В. Зарецкого

Марк Валентинович Зарецкий – программист, живёт и работает в Магнитогорске, сын выдающегося учёного Валентина Айзиковича Зарецкого – человека, благодаря которому Стерлитамак на карте литературоведов отмечен отдельным красным флажком. К сожалению, Валентина Айзиковича уже нет, но по-прежнему существует библиотека его имени в СФ БашГУ, а в памяти учеников всё так же слышится его голос.
Если тебе посчастливилось попасть в эту семью, то уже навсегда оказываешься под обаянием их личной истории, сумевшей вобрать в себя события большого времени. Удивительный дар рассказчика Марк Валентинович, без сомнения, унаследовал от родителей, но особый взгляд на вещи – ироничный, подсмеивающийся, скорее, над собой, чем над другими, приправленный профессиональным занудством программиста, – так вот, этот взгляд присущ только ему. Знакомство с интересными людьми всегда расширяет горизонты, потому позвольте, дорогие читатели, предложить Марку Зарецкому вопросы из шляпы.

– Что вам больше всего нравится в женщине? А в мужчине?
– Ой… Одна девочка, которая организовала нам с женой поездку на Кипре, спросила: «И что, вы 38 лет так вместе и живёте?». Ей-то намного меньше 38… Сразу – и в женщине, и в мужчине – индивидуальность.

– Что вы делали на спор?
– Читал стихи.

– Вы учите стихи намеренно или сами собой строчки запоминаются?
– И намеренно, и сами собой.

– С кем из великих людей вы сходили бы в поход?
– Ни с кем. Потому что всё величие – издалека. Я – за рампу, которая разделяет, и не хочу знать детали личной жизни великих.

– Был ли СССР самой читающей страной?
– Нет. Как повторял мой отец, самая читающая Пикуля страна. Пикуль был плодовитый графоман. Как-то услышал реплику человека из общества книголюбов: «Я двух пикулЕй обменял на трёх бальзакОв». Или вот ещё эпизод: мой знакомый, толковый инженер, достаёт полное собрание сочинений Достоевского. Я у него спрашиваю: дескать, дружище, ты что, будешь варианты сличать, читать его письма? На самом деле это было вот что: а у меня – полный Достоевский, так же, как сегодня: а у меня – BMW. Отец говорил: не могут купить нормальные вещи, дом, например, или виллу – покупают престижные знаки. Это вместо книг. И потом, что значит «самый читающий»? Массовое чтение Асадова – это что, стихи, что ль? «Парень со спортивною фигурой, и девчонка, хрупкий стебелёк…». Не надо заставлять человека читать. Когда я учился в 8-м классе, мне было трудно прочитать «Путешествие из Петербурга в Москву». Но мама хотела, чтоб я прочитал, и Ольга Мироновна Трахтенберг, преподававшая в институте древние языки, сказала, чтобы ребёнка оставили в покое: вырастет, если поумнеет – прочитает. Я потом «Путешествие» всё-таки прочитал.

– Какую самую тяжёлую работу вам приходилось выполнять?
– Бетонщик, разнорабочий на элеваторе. Зарифмовать текст.

– Вы любите петь наедине с собой?
– Главное – обеспечить звукоизоляцию, чтобы это не превращалось в садизм.

– Какое кино вам больше нравится: чёрно-белое или цветное?
– Не считаю это критерием для сравнения. Есть гениальные чёрно-белые фильмы. С точки зрения абсолютно непрофессионального зрителя: «Баллада о солдате», «Дом, в котором я живу», «Летят журавли». Есть гениальные цветные фильмы. С той же дилетантской точки зрения: «А зори здесь тихие», «Они сражались за Родину». И, разумеется, полно халтуры – хоть цветной, хоть чёрно-белой. На военной кафедре БГУ нас учили мудрые люди, прошедшие войну. И они достаточно неодобрительно отзывались о хите того времени – фильме «Семнадцать мгновений весны». Помню их аргументацию: «Враг был очень силён, умён, жесток, коварен. А в фильме показаны дилетанты, которых запросто дурят». Кстати, мой тесть, прошедший всю войну, называл этот фильм (и ему подобные) «сказкой про белого бычка».

– Вы людей насквозь видите?
– Нет, разумеется. Кто ж их насквозь видит? Я не такой умный.

– При каких обстоятельствах вы можете броситься в драку?
– Если на меня уже набросились, куда деваться-то? Идём как-то с женой на Карлову площадь (в Праге). Проходим через жуткое место – какой-то подземный переход, компания наркоманов. А я ещё фотоаппарат на себе несу, только перед поездкой купил, и не самый дешёвый. И повезло. Самый крупный из молодых людей в этот момент что-то колол себе в вену, не мог оторваться: серьёзный процесс, поэтому просто посмотрел на нас, как мой кот смотрит на пролетающую за окном птичку: кусок мяса летает, а не слопать – только посмотреть. Так что если бы они кинулись в драку, мне было бы очень плохо.

– Самый счастливый возраст для мужчин и для женщин?
– Молодой. До 40.

– Кто вы?
– Когда бы я знал… Не знаю.

– Что может заставить вас покраснеть?
– Ну, осознание того, что ляпнул явную глупость или лишнее что-то сказал.

– О чём вы мечтали ребёнком?
– Быть очень сильным физически.

– Какое историческое время вызывает у вас больший интерес?
– Нынешнее. Потому что я в нём живу, потому что дети мои в нём живут и внук.

– Какой уникальной способностью хотели бы обладать?
– Адекватно понимать окружающее, смотреть на окружающее открытыми глазами.

– Согласны ли вы с тем, что школьные годы – счастливая пора?
– Да, когда окончил школу. В ретроспективе. Детские коллективы – такая стая волчат. Приходит как-то сын из школы (он учился в классе 8-9, перестройка, все дела) и говорит, что вместо никому не нужной физики у них будет психология. Ну что, иду в школу и спрашиваю у любителя, начитавшегося околонаучной графомании типа Карнеги, что детям собираются преподавать, по какой программе, как будут давать Выготского. В ответ слышу: а кто такой Выготский? Ну, пришлось ещё родителей организовать, идти к завучу и душить это дело на корню. Как я объяснил, читайте Пушкина: «Души прекрасные порывы…» – это не существительное в родительном падеже, а глагол в императиве.

– Какая мечта осталась нереализованной?
– Стать сильным.

– Вы счастливы в своей профессии?
– Скажем, да. Хотя это не то: счастье и профессия – слишком разные вещи. Доволен.

– Какие приметы вы не игнорируете?
– Никакие. Я знаю, что значит примета «чёрная кошка перебежала», – она увидела на той стороне дороги что-то съестное. У меня много лет жил чёрный кот, и если бы я каждый раз трясся, когда он передо мной перебегал дорогу, как бы мне жить было?

– Делали бы вы вашу работу бесплатно?
– Нет. Это значит себя не уважать.

– Любимый художник?
– Тарас Шевченко. Его из крепостных крестьян выкупали именно как художника.

– Как относитесь к ненормативной лексике?
– Ну что, язычество. Как-то был у меня начальник в вычислительном центре, терпеть меня не мог, и я ему отвечал взаимностью. Дал мне задание, с которым сам справиться не мог, и ещё двух женщин в подмогу, с которыми до этого решить задачу у него не вышло. Ну, я всё им расписал, задание мы вместе выполнили. Его поблагодарили, дескать, даже таких идиотов, как мы, заставил работать. А он мне потом говорит: «Нельзя тебя выдвигать: душа у тебя не магнитогорская, ни разу ни на кого не наорал, никого не «обложил». На производстве крик, сквернословие – это признак непрофессионализма, истерика вместо принятия решений. Я не использую простонародные названия репродуктивных органов, мне это не надо.

– Какого человека считаете самым главным в своей жизни?
– Ну, наверное, маму.

– Какой сегодня должна быть государственная идеология?
– Читайте Конституцию, где сказано, что ни одна идеология не может быть признана государственной.

– Любите ли вы мультфильмы?
– Особенно про Лунтика.

– Чему вас учат ваши дети?
– Много чему… Разумному взгляду на жизнь.

– О чём бы вы хотели написать книгу и почему не написали?
– О компьютерной графике. Потому что считаю себя ещё недостаточно компетентным.

– Способны ли вы на подвиг?
– Дай Бог, чтоб не потребовалось.

– Всегда хотела вас спросить: почему вы не пошли в филологи, как отец? Вы знаете толк в художественном слове, хорошо его чувствуете…
– Я общался среди инженеров и не пошёл в филологи, чтобы не подводить своего папу. Чтобы не было разговоров, мол, вон какой папа и какой у него дурак сын. Не скажу, что в 17 лет это был осознанный выбор. Кстати, насчёт способностей, я чуть-чуть отойду в сторону: как-то к нам в БГУ приехал с лекциями выдающийся математик профессор Кириллов и показал одну задачку, которую они дают школьникам при отборе. Чтобы её решить, надо предположить, что за столом сидит комплексное число людей. Вы, может, не знаете, что это величина, связанная с корнем из минус единицы. Но потом в решении всё получалось нормально, выходило целое положительное число. И я понял: с меня хоть шкуру сдери, но такого абстрактного мышления, позволяющего предположить, что может быть комплексное число людей, у меня нет. А в настоящей математике даром не нужны те, у кого нет такого мышления. Поэтому очень хорошо, что мы не встретились. И я стал программистом. Теоретические обобщения мне не даются, в филологии же практических приложений нет, а практические приложения – это ведь так интересно и всегда что-то новое.

Хотя насчёт филологии я погорячился. Например, сейчас очень активно работают над созданием программ автоматического лексического и семантического анализа текстов на естественных языках (без подобного анализа невозможен, например, перевод приемлемого качества). И попытки IT-специалистов сделать что-нибудь в данной сфере без участия классических филологов завершились полным и закономерным крахом. Так что теперь IT-специалисты и филологи работают вместе. Нет ничего практичнее хорошей теории.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (3 Окт 2015). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти