Призвание доктора Морозова – возвращать людям зрение

Этот радостный возглас доктор Морозов слышал сотни раз. За 45 лет работы в медицине этого известного в нашем городе офтальмолога множество его пациентов обретали зрение прямо на операционном столе. Юрий Николаевич считает это главным смыслом, главной радостью своей профессии – профессии глазного врача.

ОБЫКНОВЕННОЕ ЧУДО

Свой приход в медицину Морозов связывает с горячим желанием его родителей сделать из сына доктора.

– Родом я из Уфимского района. В нашей семье медицинских работников никогда не было, – улыбается Юрий Николаевич. – Забегая вперёд, скажу, что и я не стал основателем профессиональной династии, мои дети выбрали в жизни другие дороги. Просто мама и отец мечтали, чтобы я поступил в медицинский. И я поступил, сразу после школы. Почему выбрал офтальмологию? В студенческую пору во время прохождения цикла «Глазные болезни» стал свидетелем настоящего чуда, которое теперь, по прошествии стольких лет, кажется мне обыкновенным событием: профессор Габдулла Хабирович Кудояров продемонстрировал нам, студентам, операцию по удалению катаракты. Тогда меня это страшно поразило: практически слепой пациент прозрел прямо на столе. Впечатление оказалось столь сильным, что я твёрдо решил стать глазным врачом.

Потом были учёба, посещение студенческого офтальмологического кружка, интернатура. Уже дипломированного окулиста, его призвали на армейскую службу, и два года Морозов прослужил в батальонном медпункте врачом общей практики. Да и на гражданке ему не сразу удалось заняться любимым делом, свою медицинскую карьеру молодой доктор начинал терапевтом в Салавате. Вакансия офтальмолога появилась только спустя пару лет.

– Работал я в закрытой медсанчасти и, честно говоря, был недоволен – сплошные медосмотры, рутина, а мне так хотелось оперировать! – признаётся Юрий Николаевич.

Наконец, ему повезло. После прохождения специализации в Красноярске Морозов уехал в Уфу, в институт глазных болезней. Там, в травматологическом отделении, началась настоящая жизнь.

– Коллектив у нас был хороший, и операции – каждый день. В институте было шесть операционных, и я, улучая свободную минутку, старался побывать в каждой из них – набирался опыта, пытался развиваться профессионально. В институте глазных болезней состоялась моя вторая встреча с профессором Кудояровым, который был там консультантом. Я показал своего пациента. Ему что-то не понравилось в диагнозе, он повёл нас с больным в другое отделение, где внимательно осмотрел его на немецком оборудовании. И минут сорок потратил на то, чтобы объяснить, что с моим пациентом. Его уроки я помню до сих пор, хотя прошло уже много лет.

ДЕЛО ЖИЗНИ

Квартирный вопрос заставил Морозова вернуться в Салават, а потом перебраться в Стерлитамак. Рекомендательное письмо из Уфы помогло найти работу по специальности – его взяли на полставки в глазное отделение медсанчасти «Соды».

– Помню, заведующая отделением Давлетгареева устроила мне настоящий экзамен – я делал экстракцию катаракты с круглым зрачком. Всё прошло удачно, я получил работу и возможность оперировать. А в 1979 году отделение было переведено в девятиэтажку медсанчасти завода СК.

За эти годы фамилия Морозова стала в городе почти легендарной. Внедрение микрохирургии глаза в Стерлитамаке проходило при самом непосредственном его участии. В то время врачи работали на голом энтузиазме, горели на работе, стремясь освоить новые методики проведения операций.

– Юрий Николаевич, а каким, на ваш взгляд, должен быть настоящий глазной врач?
– Во-первых, у него должна быть голова на месте, чтобы быстро и хорошо соображать. Во-вторых, необходима твёрдая рука – все офтальмологические операции проводятся под микроскопом, и речь идёт о долях миллиметра, так что на ошибку микрохирург не имеет права. И, конечно, необходима постоянная практика.

Мы побывали в операционной глазного микрохирургического отделения горбольницы № 3, которое возглавляет Ю.Н.Морозов. Я даже попыталась посмотреть через операционный микроскоп TAKAG I OM -8 на свои заметки в блокноте с увеличением в 17 раз. Самостоятельно сфокусироваться на объекте не смогла, помог Юрий Николаевич. Оказывается, работать с микроскопом совсем непросто. Тем более, когда речь идёт об операции на глазах.

Про уровень врачебной ответственности офтальмолога Морозов говорит не без горечи. Сетует на низкий профессиональный уровень молодых врачей, многие из которых не в состоянии освоить азбуку профессии – промыть слёзные пути, сделать укол в глаз. Когда начинающие осознают, какой это труд, уходят туда, где меньше ответственности. Наверное, поэтому в отделении, которое возглавляет Морозов, имеются две свободные вакансии врача. Пока же весь груз оперативной работы лежит на плечах 70-летнего Юрия Николаевича. Но он не жалуется:

– У нас отделение большое, на 30 коек. Хотя операций в последнее время стало меньше, в основном это экстракция катаракты, операции по поводу глаукомы, ликвидация последствий травмы глаза, различные косметические операции на веках. Доктор в отделении один – я. Но не количество больных меня утомляет, а количество бумаг, которые приходится оформлять. От живого дела я не устаю.

Глазного доктора Морозова в городе знают и ценят. Больше тридцати лет он проработал в КБ № 1 и только в 2011 году вместе с отделением перебрался в ГБ № 3. Все глазные операции, которые делались в Стерлитамаке в это время, были апробированы им. Так, в 1997 году Морозов первым начал делать имплантацию искусственных хрусталиков.

– А сегодня это можно сделать в любой частной клинике…
– Можно. Все врачи, которые сегодня работают в частных глазных клиниках, трудились когда-то в нашем отделении – Хафизов, Кунакбаева, Имамутдинова, Абезгильдины. И, надо признать, частные клиники разгружают наше отделение, они берут на себя часть пациентов.

– А вы почему не открыли собственную клинику?
– Я представляю иное поколение в медицине. Я не о плюсах и минусах сейчас. Просто я другой.

КАК ЗЕНИЦУ ОКА

Морозов признаётся, что в офтальмологии пациенты особенно требовательны к результатам лечения. С чем это связано?

– До 90 процентов всей информации человек получает при помощи зрения, – объясняет мой собеседник. – В древности в некоторых государствах осуждённым даже заменяли смертную казнь ослеплением. Считалось, что с утратой зрения человек терял возможность полноценной жизни. Поэтому и к нам, офтальмологам, претензий, как правило, больше всего.

Но и плюсы профессии, по мнению Морозова, очевидны.

– Общий хирург сделал операцию, и ждать её результатов нужно иногда несколько недель, а то и месяцев. У нас же удача или неудача видны сразу, на операционном столе. К нам привозят пациентов слепыми, а уходят они от нас зрячими людьми. Я о своём профессиональном выборе не пожалел ни разу, возвращать людям зрение – это счастье!

Доктор Морозов не перестаёт повторять, что зрение – это самое дорогое, что есть у человека. Ему, имеющему дело с детскими травмами, извлечением из глаз инородных предметов, ожогами роговицы, врождённым дакриоциститом и другими патологиями глаза, виднее.

Он вообще человек увлечённый, если речь идёт о зрении. Например, именно от Морозова я узнала, что у некоторых людей встречается феноменальная острота зрения, вполне сравнимая с орлиной зоркостью, которая достигает 60 единиц. И что глаза разного цвета – это никакая не мистика и не дьявольщина. Просто на одном из глаз развивается воспаление, в результате чего возникает пигментация радужки глаза, меняющая его цвет.

Ещё я попросила Юрия Николаевича припомнить какой-нибудь особый случай из его хирургической практики.

– Был у меня пациент – горбатый и слепой на оба глаза. Чтобы уложить его на хирургический стол, пришлось основательно повозиться – ему под спину подкладывали подушки. В результате этих манипуляций больной, который ничего не видел, ударил санитарку в лицо. С большим трудом, но мы его всё-таки прооперировали. И больницу он покинул зрячим.

О ЛИЧНОМ

– Юрий Николаевич, расскажите о ваших близких.
– Жена Любовь Александровна – в прошлом школьный учитель, сейчас на пенсии. Дочь Елена стала экономистом, живёт и работает в Уфе. Сын Николай – программист. Внучка Настя – студентка, внуки Игорь и Саша учатся в школе. Это моя семья, которой я очень дорожу.

– На днях вам исполнилось 70 лет. Вы в прекрасной форме, оперируете. Как вам удаётся сохранять такую работоспособность?
– В течение многих лет я бегаю, обливаюсь холодной водой. Плюс ежедневная зарядка и пешие прогулки. Зимой хожу на лыжах, летом сажусь на велосипед. На восьмой этаж всегда поднимаюсь без лифта. Между прочим, с 1974 года ни разу не был на больничном. Вот и все мои секреты.

– А от проблем со зрением ЗОЖ помогает избавиться?
– Возрастная дальнозоркость почти так же неизбежна, как морщины и седина. Что касается других патологий, то регулярные визиты к окулисту помогут их вовремя предотвратить. Главное – быть внимательным к собственному здоровью.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (14 Ноя 2015). Рубрика: Главное, Здоровье, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “Призвание доктора Морозова – возвращать людям зрение”

  1. vlad

    Да, Юрий Николаевич молодец !!!

Ответить

*

Фотогалерея


Войти