Скромность и мужество. Фёдор Гординский помогает другим, хотя ему самому нужна помощь

Год назад мы писали о молодом горожанине, который, заступившись за женщину, лишился глаза («Поступок», «СР» от 13 февраля 2015 г.). Отшумели сенсационные телесюжеты, сотни раз сменились новостные ленты в Интернете. Давно вступила в свои права размеренная жизнь, – та самая, в которой всегда есть место подвигу. Впрочем, Фёдор Гординский героем себя никогда не считал.

СРЕДИ СТРЕМЯНОК, ПЕРФОРАТОРОВ И ЛЮДЕЙ

В магазинчике инструментов и крепежа как-то особенно тепло – то ли оттого, что снаружи ледяной дождь, то ли от молодых голосов и деловитых споров:

– Каски вместе со шпателями поставим, – предлагает старший продавец Алёна.
– Нелогично будет, – возражает Фёдор, помощник продавца.
– Почему нелогично? – смеётся Алёна.

В магазин заходит пожилая пара, мужчина просит гаечный ключ.
– То, что надо, – говорит супруге покупатель. Помощник продавца доволен, кажется, не меньше.
– Мне нравится работать с людьми, – признаётся он, проводив супругов.
– Я думала, вы компьютеры ремонтируете.
– Да, раньше я много этим занимался. Закончил физмат – работал в сервисном центре приёмщиком, потом сервис-менеджером. Мне не столько нравилось среди техники быть, сколько общаться с людьми. И здесь тоже. Я могу помочь. Заходит, например, мужчина, хочет купить болгарку. «Ну, – спрашивает, – какую посоветуешь?». «Вот эту». «Почему?». «Люди давали отзывы, это хороший товар».
– В итоге взял ту, что вы посоветовали?
– Конечно!

ФАН-ГРУППЫ И «КАК НЕ НАДО ПОСТУПАТЬ»

Фёдору Гординскому 32 года. У него открытое доверчивое лицо и сильный доброжелательный голос. Есть ещё что-то неуловимое в его облике – чистое и домашнее, как утренний воздух или крынка молока. Фигура он абсолютно не медийная: немногословен и беседу нашу выдерживает вежливо и терпеливо.

– Как вы сейчас себя чувствуете?
– Один глаз – протез, второй – было подозрение на глаукому, к счастью, не подтвердилось, – бесстрастно перечисляет Фёдор диагнозы. – Операцию делать не рекомендуется: есть опасность окончательно потерять зрение. Основные последствия случившегося – сотрясение и повышенное глазное давление из-за травмы головы. Лечусь у невропатолога, большая часть зарплаты уходит на лекарства, но ведь я и работаю, зарабатываю…

– Ваша популярность – дополнительная головная боль или от неё был хоть какой-то толк?
– Резонанс был по всей России, много интернет-ресурсов обо мне упоминало. ВКонтакте у меня блокировка шла на сообщения: слишком много их приходило. Ток-шоу на центральных каналах – это бизнес, я понимаю, но передача, на которой я был, мне помогла: я получил материальную помощь, бесплатное первичное обследование в Москве, и много людей потом посмотрели это видео, другие СМИ подхватили… Такое повышенное внимание подпитывает, поддерживает, позволяет выговориться.

– Наверное, особенно много сообщений было от девушек? Всем нужны герои…
– Вот девушка из Владикавказа буквально вчера пишет, – неуместные и нетактичные вопросы Фёдор просто не замечает. – «Посмотрела передачу о вас. Здоровья вам! Берегите себя!». Были предложения от людей фан-группы создать – зачем? Не нужно. «Мы вами гордимся!» – этого было достаточно. С другой стороны, люди на одном ресурсе организовали группу «Настоящие мужчины» и там обсуждали, как не надо поступать: им мой поступок не понравился… Популярность – двусторонняя монета: она во многом помогает, но и утомляет. Сейчас спокойнее стало, нет такого потока сообщений, который я не успевал бы осмыслить. Люди в основном совета спрашивают, например, по протезированию: где делал, больно-не больно, сколько это стоит… Я тоже в своё время спрашивал, мне объясняли, как протез надевать, как чистить. Не привыкну к нему никак. Думал, постоянный раздражитель должен стать своим, но нет такого…

ПРЕСТУПЛЕНИЕ БЕЗ НАКАЗАНИЯ?

Осенью на торжественном праздновании Дня сотрудника органов внутренних дел Гординский получил из рук главы администрации городского округа благодарность «За мужество, проявленное при задержании опасного вооружённого преступника» и подарок от МВД – настенные часы.

– Вы знаете, какое наказание получил преступник, из-за которого вы пострадали?
– Девять лет и девять месяцев. Но история ещё не закончилась: он пытается обжаловать приговор. – Когда мой собеседник говорит об этом, на его лицо как будто набегает облако. – Наверное, любой на его месте так же бы поступил, защищал себя… Вообще-то, грабитель был уверен, что его выпустят: на последнем заседании он так и говорил охране и широко улыбался.

– ?
– Что вы, он столько всего наговорил во время следствия: преступления не было – был заговор СМИ. Выстрелил он якобы случайно и не в меня, а в воздух. О том, что попал в меня, узнал только после того, как его задержали… К тому же объявились два человека, которые свидетельствовали в его пользу: оказывается, они стояли на другой стороне моста, за моей спиной. Стояли и наблюдали. Правда, показания у них оказались противоречивые: один, например, говорил, что меня там вообще не было…

– Какое наказание для вашего обидчика вы считаете справедливым?
– О справедливости я не думаю: для этого есть суд. Как он решит, пусть так и будет. Я к этому человеку и его судьбе равнодушен полностью, ни ненависти к нему не испытываю, вообще ничего.

– Общаетесь ли вы с той женщиной, которую бросились защищать?
– С Натальей – да, общаемся. Не так давно поздравляли друг друга с Рождеством. Она теперь моя хорошая знакомая. После этой истории у меня стало больше хороших знакомых.

– Вы не разуверились в людях?
– Нет, каким был, таким остался. Верю по-прежнему – не столько в доброту, сколько, наверное, в разумность людей. Верю ли в себя? Не знаю.

МЕЧТЫ НЕТ. ЕСТЬ ЖИЗНЬ

– Тогда, год назад, что это было – трагическая случайность, проявление нелепого хаоса, который всегда вокруг нас, или испытание?
– Просто случай, судьба так разложила карты. Хотя иногда я задумываюсь: может, это была проверка свыше – на прочность…

– Согласитесь, если бы многие совершали такие поступки, как ваш, а не проходили мимо чужой беды, преступность бы уменьшилась.
– Такие поступки вряд ли изменят мир к лучшему. Надо, чтобы общество поменялось. В СССР тоже преступность была, а ведь тогда нынешнюю пустоту заполняли пионерская и комсомольская организации…

– Может, начинать надо с себя и своей семьи?
– Воспитание в семье – это одно, а детский сад и школа могут повлиять, к сожалению, совсем по-другому. Много людей на свете думают, как человечеству стать добрее, но пока не придумали. Я тоже свою формулу не вывел.

– Она же у вас в крови: ваш старший брат несколько лет назад тоже заступился за человека – спас девушку от пьяной компании. Расскажите на примере вашей семьи: как воспитывают мужчин?
– Ну вообще-то класса до пятого я был шалопаем, прогуливал школу. Однажды, помню, отец снял меня с троллейбуса, к которому я прицепился… За ум я взялся классе в восьмом: занялся учёбой, компании стал выбирать другие, поспокойнее. Институт мог с красным дипломом закончить – одна тройка помешала: у брата был день рождения, а мне к двум экзаменам надо готовиться, к геометрии и к матанализу. Все силы бросил на матанализ, потому что в геометрии был уверен, в итоге именно её завалил. На пятом курсе можно было пересдать, но уже не до того было… Сейчас я понимаю, что мой отец для меня пример во всём. Он всегда жил по принципу «Делай, что должен…». Трудолюбивый, ответственный. Из-за этого и пострадал: переработал в своё время, сейчас проблемы со здоровьем.

– Что вас радует?
– Тишина. На работе – люди, и мне это нравится, а дома мне нравится тишина. Я, как отец, тоже трудоголик. У родителей сад – летом я после работы сразу туда. Мечты у меня нет. Есть жизнь. Если мне что-то будет нужно – добьюсь.

ДВА ФЁДОРА

Рабочий день помощника продавца окончен, мы идём тем привычным для него путём, где год назад с ним случилось несчастье. Вот тот самый мост через Стерлю. Здесь горожане любят кормить уток. Уток на реке нет. Дорога многолюдна и от медово-жёлтых фонарей нарядна.

– Моя любимая улица… А вы в газете давно работаете? – чтобы легко было идти, интересуется Фёдор.

– Двенадцать лет. Знаете, я всегда думала, если мы будем писать о достойных людях, например, таких, как вы, в мире хоть чуть-чуть добра прибавится…

– А я вас понимаю, – живо реагирует Гординский.–- Мне тоже нравится помогать: когда у знакомых сын родился, ему операция потребовалась. Я денег дал от своей пенсии – мне не жалко. Скоро вторая операция, я сам средства собираю и делаю репосты в соцсетях. Когда мальчика крестили, родители ему дали второе имя – Фёдор…

Для тех, кто может перечислить средства на лечение героя нашей публикации:

Номер карты «ОАО Сбербанк России» – 676196000138785283
Счёт получателя – 40817810006001945467 БИК БАНКА ПОЛУЧАТЕЛЯ 048073601
Корреспондентский счёт – 30101810300000000601
Код подразделения банка – 1685980380
Получатель – Гординский Фёдор Иванович

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (30 Янв 2016). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти