Спасать иных – тяжёлый крест

Визитка
В 2001 году на базе спасательной станции на водах реки Ашкадар был создан городской аварийно-спасательный отряд из 26 человек. В 2014-м он преобразован в аварийно-спасательную службу, включающую три подразделения: поисково-спасательный отряд, единую дежурно-диспетчерскую службу, противопожарный пост в посёлке Шахтау. В штате – 49 человек. Адрес службы: улица Пушкина, 63. Телефон 25-12-68.

Мягкий плотный снегопад. Городской пляж и воды Ашкадара так надёжно укрыты от глаз, будто жизнь здесь никогда и не бурлила. Реку выдают разве что две узкие полыньи. Кругом тишина и покой. Здание аварийно-спасательной службы из красного кирпича – как маяк среди неподвижного белого простора.

ЗАЙТИ ТУДА, КУДА НИКТО НЕ ЗАЙДЁТ


– У меня Крещение в понедельник, – энергично объясняет кому-то в трубку начальник городской аварийно-спасательной службы Сергей Микин.

Вообще-то, у всех православных Крещение. Но для нас, горожан, это праздник, возможность пойти в храм за святой водой, а для самых смелых – окунуться в прорубь. Крещение для Микина – это работа: задействовать 80 процентов личного состава и неотрывно дежурить возле этих самых прорубей. Оказывается, как ни маркируй спасатели речные купели, как ни огораживай их, обязательно найдутся люди, которые идут за благодатью собственной упрямой дорожкой – по тонкому льду. И не погружаются в воду, а проваливаются под лёд.

– Начинали мы работать буквально с нуля, – вспоминает о первых днях аварийно-спасательного отряда Микин и показывает фото. Дежурка 15-летней давности, на стене и у стены – снаряжение. Более чем скромное: два противогаза, два жилета, пара обвязок, верёвка, болгарка, удлинитель да перфоратор.

– К МЧС России мы никакого отношения не имеем, нас финансирует город, – уточняет начальник и ведёт на экскурсию в теперешнюю дежурку. Сегодня здесь есть практически всё из того, что может понадобиться спасателю: баллоны с воздухом, дыхательные аппараты, маски, костюмы, генераторы… Даже комплекс для ликвидации разлива нефтепродуктов есть, он уже успешно применялся. Всё оборудование современное и довольно дорогое.

СИЗОДами (средствами индивидуальной защиты органов дыхания) в минувшем году пришлось воспользоваться не раз. Доставали из колодца мужчину, погибшего от отравления парами метана, вытаскивали хозяина, который спустился в погреб, начал красить там стены и задохнулся…

Почти обыденное дело для спасателей – работа в задымлённых помещениях.

– Неосторожное обращение с огнём было и будет всегда, – констатирует Сергей Микин, – поэтому пожарный пост на Шахтау – суровая необходимость. Пожар можно локализовать в первые минуты, теперь это в наших силах: через 5 минут люди на месте. Из города пожарные доберутся минут за 30 – всё выгорит уже…

К вопросу о хаосе в мире людей Микин относится философски:

– Так, чтобы люди окурки не бросали, где попало, чтобы не было ни драк, ни ссор, ни агрессии – такого никогда не будет. Всё как в природе – естественный отбор, выживает сильнейший… К счастью, многое всё-таки зависит от того, как люди относятся к себе и близким, берегут ли друг друга. Наша задача – зайти туда, куда не каждый зайдёт: мы достаём человека оттуда, где слёзы, горе, беда, и передаём его врачам «скорой помощи» и близким. К любой ситуации относимся как к своей работе.

Не устали от такой работы за 15 лет?
– Устаёшь от бумагооборота, от самой работы не устаёшь. Администрация городского округа нас во всём поддерживает, и наша помощь людям становится эффективнее. Отлажено сотрудничество с другими ведомствами – с медиками, полицией, прокуратурой. Наши спасатели – профессионалы, мы развиваемся, необходимое оснащение и транспорт – всё это есть. Задач много: будем работать с детьми, раздавать людям противопожарные памятки, переобучать своих сотрудников, менять оборудование, которое устаревает.

А есть счастливые моменты?
– В прошлом году весной и летом мы спасли от утопления пятерых детей. Много лет мы проводим занятия с ребятами из школьных лагерей. Знаете, как приятно, когда дети приходят и говорят: «Вы в прошлом году нас учили – я ветку бросил, когда мальчик тонул, он схватился за неё и выбрался». «А я взрослых позвала – они помогли»… Ну, а лучшие моменты – это когда утром дежурная смена докладывает, что сутки прошли без происшествий. Значит, никому не было больно и плохо, никто не погиб.

ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ

Вообще-то такие подарки судьбы – редкость, но однажды в новогоднее дежурство Светланы Никулиной позвонил парень и сказал всей спасательной службе: «Спасибо за то, что вы есть».

Основной поток звонков, естественно, не об этом. За десять с лишним лет работы диспетчером Светлана привыкла к тому, что безмятежность в уютном здании с высоким крыльцом – это иллюзия. Даже когда телефон молчит, в воздухе разлита звенящая напряжённость: бывают спокойные дежурства, а бывает до шести вызовов в сутки.

В аварийно-спасательную службу следует обращаться, если есть угроза жизни: авария, ДТП (и человек заблокирован в автомобиле), катастрофа, обрушение… Но люди с присущей им непосредственностью звонят узнать, к какому ЖЭУ относится их дом, пожаловаться на соседей, которые их топят, или потребовать открыть захлопнувшуюся дверь. Светлана не припомнит, чтобы в спасательную службу её привела какая-то история – у неё ощущение, будто она работает здесь всю жизнь:

– Мне нравится помогать людям, – признаётся она. – Что я делаю со звонками, которые не по адресу? Если у меня есть такая возможность, я нахожу нужную информацию. Если возможности нет – подсказываю, куда можно обратиться. По поводу закрытых дверей объясняю, что мы выезжаем, если в квартире оказался запертым пожилой человек, которому нужна помощь, или ребёнок.

Итак, если вы не можете попасть в квартиру из-за вашей же халатности (захлопнулась дверь) или из-за неполадок с замком, но при этом угрозы жизни нет, нужно обращаться в управляющую компанию или коммерческие службы. Если возникла семейная ссора, и вы хотите войти в собственную квартиру, а супруга или супруг не желает вас впускать – разбирайтесь вместе с участковым.

Наконец, после 23 часов к запертым дверям спасатели выезжают в экстренных случаях, только по указанию полиции. Когда диспетчер сообщает об этом звонящему, её, как правило, не желают слушать. И что тут приходится выслушивать ей…

В подтверждение сказанного раздаётся телефонный звонок: девушка не может открыть замок, а в квартире находится её знакомый. Спасатели имеют право проникать в жилище лишь в присутствии полицейских, и диспетчер предлагает девушке обратиться в ЖЭУ либо в полицию, затем, в зависимости от результата, перезвонить. Никто не перезванивает.

– Как-то раз парень звонит: «У меня мама умерла», – задумчиво вспоминает Светлана. – А у меня у самой отец умер незадолго до этого, я парню посочувствовала, постаралась поддержать. «Спасибо» сказал – по голосу я поняла, что ему полегче стало…

– Напишите, что большая проблема – дверные задвижки, – просит диспетчер. – Дети закрываются изнутри, родители не могут попасть в дом. Пока дети маленькие, от задвижек лучше отказаться. С пожилыми людьми то же самое. Они любят запираться на все засовы, эта привычка их убивает: если человеку стало плохо, он оказывается замурован в собственном доме, не может открыть родным. Драгоценное время для срочной помощи зачастую потеряно…

А ещё люди очень любят свои двери: когда спасатели приезжают, их иногда просят ничего не ломать, а… залезть в квартиру через окно. Нетрудно догадаться, что рачительным хозяевам в таких манёврах отказывают.

ЗАЧЕМ НУЖНЫ ТРУДНОСТИ


Когда Микин набирал сотрудников в аварийно-спасательный отряд, предпочтение отдавалось людям, увлечённым экстремальными видами спорта. Александр Баринов – один из них.

– Всю жизнь хотел попасть в горы. Начал заниматься, с товарищами-альпинистами в 93 году впервые поднялся на Памир. Продолжил заниматься. Знаете, чем хорош туризм? Он не только жизненная школа – он показывает, кто есть кто. Не очень хорошие по характеру и поступкам люди отсеиваются. Пешие походы – это трудности, подъёмы, переправы. Устал ты, не устал – надо дойти, развести костёр, поставить палатку. Людей, которые слабы характером, хватает разве что на один-два похода.

А зачем вы пошли в спасатели?
– Изначально хотелось помогать людям, применять свои знания. Может, это призвание называется, может, адреналина не хватало тогда… Сейчас-то хватает, перенасытились даже. Сейчас работаешь потому, что умеешь это делать, привык уже.

Энергозатраты у вас колоссальные, а эмоциональная отдача есть? Вы ведь задействованы в вопросах жизни и смерти…
– Вы считаете, что люди, которых мы вытаскиваем из искорёженных в ДТП автомобилей, испытывают что-то вроде благодарности? Они испытывают страх и боль. Это в лучшем случае. Иногда спасти невозможно. И мы уже никому не помогаем – вытаскиваем тело. Черствеешь с годами: организм защищается. Выполняешь свою работу, и всё.

Психолога в вашем штате, конечно, нет?
– Психолога ни в одном спасательном отряде нет: пострадавшим он не нужен, люди испытывают шок, им не до разговоров. А нам… Самые тяжёлые случаи связаны с детьми, здесь никакая психологическая защита не работает. Как сейчас помню случай: девочка засунула руку в электрическую мясорубку. Родители из района везли её к нам полтора часа. Ребёнок уже кричать не мог. Всё происходило вот здесь, где вы сейчас сидите: мы разрезали мясорубку. Вызвали «скорую», поехали в детскую больницу. А «скорую» – это я к тому, как люди реагируют на чужую беду, – водители на дорогах не пропускают! Только когда мы, четыре мужика на нашей машине со спецсигналами выехали вперёд, буквально на таран пошли – только тогда «скорая» смогла проехать. Девочке той, по-моему, один палец пришлось отрезать…

Есть, говорит Александр, и неравнодушные люди. Летом на реке удавалось спасать детей благодаря очевидцам на берегу: они вовремя подавали сигналы бедствия, сами пытались помочь. В начале января позвонил прохожий: «На Ашкадаре тонет собака». Вытащили. Но безответственность по отношению к себе и другим всё-таки наблюдается чаще.

Александр, на что надо обращать внимание, чтобы несчастий в нашей жизни было меньше?
– А вы уверены, что люди хотят слышать советы? – невесело усмехается спасатель. – Мой опыт показывает, что человек начинает дорожить своей жизнью и своими близкими, когда кого-то потеряет. Все ли, например, пристёгивают детей в машине или сажают их в автокресло? Был случай: горожанин посадил ребёнка назад, выехал на дорогу и… врезался в троллейбус. А что такое непристёгнутый ребёнок при столкновении на скорости 60-80 км в час? Это 10-15 килограммов, которые внутри автомобиля продолжают движение с такой же скоростью. Ребёнок насмерть, мужчина без сознания. Потом он, конечно, всю жизнь будет себя уничтожать. Но что ему мешало позаботиться о ребёнке? В машине детское автокресло было…

Услышав с десяток таких историй, испытываешь досаду на тех, по чьей вине спасатели рискуют здоровьем, порой напрасно и безрезультатно. «Хит» глупости взрослых – отдых на берегу, во время которого дети остаются без присмотра и лезут в воду. Чтобы произошло непоправимое, достаточно нескольких секунд. Следующее, что подрывает веру в людей: всё популярнее становятся предновогодние автомобильные прогулки по городу и его окрестностям в нетрезвом виде. Отдельная история – выросшие дети, они живут в одном городе со своими пожилыми родителями и «забывают» их проведать: старики, с которыми случился инсульт или инфаркт, лежат без помощи сутками…

Кроме беспечности, есть ещё никчёмность. Поколение, которое с младенчества осваивает планшет, по-моему, абсолютно беспомощно в реальном мире. Как научить его выживать?
– Если бы я знал… У меня двое детей и такой же вопрос: как их воспитывать. Может, нужда должна быть? Сейчас всё больше про толерантность говорят, а по моему ощущению, не все игрушки у ребёнка должны быть, не всё должно быть ему позволено. Вас в детстве наказывали? А меня наказывали. И я теперь родителям за это благодарен. Помню, весь день работаешь – вечером купишь пачку макарон, маргарин и заварку. А если только захотел – и всё у тебя сразу есть, мама с папой помогут – человек несамостоятельным становится.

Выхожу на высокое крыльцо. На спящей реке фигуры людей в оранжевой форме. Спасатели оборудуют прорубь. Ветер усиливается, взметая снег и осеняя спасателей крестом.

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (23 Янв 2016). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество, Происшествия. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти