И принц, и скоморох. Актёру русской драмы Денису Хисамову по плечу разные роли

Кого только не играл актёр русского драматического театра Денис Хисамов! Гаврила («Хапун»), Ральф («Эти свободные бабочки»), Меркурий («Амфитрион»), Пётр («Последние»), Скоморох («Царевна-лягушка») – перечислять можно долго. Но вот что самое замечательное: когда вспоминаешь игру артиста, создаётся впечатление, что всех этих персонажей изображали разные люди. Настолько они отличались друг от друга по темпераменту, нраву, облику, манерам. В одном из интервью Пётр Тодоровский заметил, что роли, как обувь – у каждого артиста свой размер. И в самом деле: хотя Денис может сыграть кого угодно, лучше всего ему удаются образы героев, которых отличает природная интеллигентность. Его Капитан («Два письма»), Римас Патис («Вот такая любовь»), Джефф («Странная миссис Сэвидж») – яркие тому примеры. Чувствуется, как они близки Денису по складу характера, воспитанию, наклонностям. Интересна история романа Дениса с театром.

ВИНОВАТ УЧИТЕЛЬ

Будущий артист Стерлитамакского театра родился в Нефтекамске. Его мама – корректор газеты «Красное знамя», папа – заслуженный нефтяник России. В школе Денис учился в зависимости от интереса. Когда он был – то хорошо. Если нет – тут уж как получится…

Редкий пацан мечтает о сцене, это девчонки метят в актрисы. Вот и Денис сначала хотел быть космонавтом, а когда появились талоны на продукты, сметливый школьник задумался о карьере директора мясокомбината. Потом подросток решил стать пожарным, но тут в школу пришёл новый учитель, который сразу организовал театральный кружок. И мечта Дениса стать огнеборцем потухла. Занимаясь в гуманитарном классе, он посещал театральный кружок и был очень доволен. Ещё бы! Спектакли самодеятельных артистов пользовались большим успехом у родных и друзей, кружковцы занимали первые места на городских театральных конкурсах. В один прекрасный день их пригласили на республиканский театральный фестиваль в Уфу. Гуляя по столице, ребята заглянули в институт искусств. Там шли прослушивания: набирали талантливую молодёжь на подготовительные курсы для национального молодёжного театра. Прослушали заодно и ребят из Нефтекамска. Денис понравился, и он, оставаясь учеником, стал ещё и студентом.

ГРАН-ПРИ ЗА «ЧАЙКУ»

– Сначала было очень трудно, – признался Денис, – до обеда учились в школе, а потом бежали в институт.
– Ваш самый любимый предмет?
– Телодвижение.
– А нелюбимый?
– Таких не было. Я учился с большим удовольствием. Постепенно нас стали занимать в спектаклях.
– В каких спектаклях вы участвовали?
– Например, в постановке по Булгакову «Полоумный Журден». Это адаптация с некоторыми изменениями известной пьесы Мольера «Мещанин во дворянстве».
– Какую пьесу взяли для дипломного спектакля?
– «Чайку» Антона Павловича Чехова. Я играл Медведенко. Мы возили эту постановку на фестиваль дипломных спектаклей «Театральная школа России». Взяли Гран-при.

Играл я и в Молодёжном театре, в постановках Мусалима Кульбаева. А после просмотра дипломного спектакля художественный руководитель Стерлитамакского русского драмтеатра Николай Михайлович Панов пригласил меня сюда. Полгода я думал. И в 2000 году приехал.

ТАКИЕ РАЗНЫЕ РОЛИ

Одной из самых значительных и запоминающихся стала роль Петра в спектакле по пьесе Максима Горького «Последние» в постановке Игоря Черкашина. Это был сильный спектакль! Воспринимался он, откровенно говоря, как апокалиптическая мистерия. Режиссёр-постановщик, казалось, имел в виду не просто гибель одной, отдельно взятой Российской империи, но и какой-то глобальный сдвиг всего мироустройства.

Пётр – скала. Исполнитель отлично понял суть своего героя. Денис Хисамов рисует сценический портрет молодого человека, максимально используя ремарки автора пьесы, который подчёркивает сначала задумчивость, пытливость, внимательность героя, а затем недоверчивость, угрюмость, равнодушие Петра. В игре актёра ясно прослеживается эволюция младшего сына: в начале спектакля он невинен и беззаботен, а в конце – ломается. Денис подчёркнуто играет опустошённость и слабость Петра, его шатающуюся походку, настороженность, неверие в будущее.

Совершенно иной образ – Капитан в спектакле по Мустаю Кариму «Два письма». Душевно тонкий, мягкий, интеллигентный, но полный внутренней силы, достоинства и благородства молодой человек. К слову, почти все сценические образы Дениса Хисамова обладают этими завидными качествами: Римас Патис мягок и добр до беззащитности, но смел и благороден, сложность образа принца Калафа заключается в соединении смешного и трагического. Актёр, рассмешив зрителей, постепенно заставляет их сочувствовать своему герою.

Разные во всём (культуре, национальности, социальному положению и т.п.) Джефф из «Странной миссис Сэвидж» и Дивана из «Ночи лунного затмения» сходны в одном: они оба противостоят умственной и нравственной ординарности окружающих. И Джефф, и Дивана сохранили мироощущение ребёнка, не знающего фальши и живущего в тесном единстве с природой. Надо отдать должное артисту: он прекрасно справился со сложнейшей задачей. Достоверно сыграть взрослых, оставшихся детьми, дано не каждому.

КАК ЭТО ПОЛУЧАЕТСЯ?

На вопрос, как на сцене удаётся быть таким разным и в то же время оставаться самим собой, Денис отвечает:

– Играя роли, хочется, конечно, быть разным, но от себя не уйдёшь. Иногда даже ищешь в себе какие-то черты, сходные с героем. Идёшь от внутреннего состояния к внешнему облику, и чем глубже я вижу и ощущаю образ, характер своего героя, тем достовернее и живее он получается.

– Случается, что внешний облик придумывается?
– Очень часто. Сначала подглядываешь, подсматриваешь за людьми на улице, в магазине, да где угодно, а потом моделируешь походку, осанку, жесты. Если честно, много времени тратишь на наблюдения. А иначе нельзя.

– Есть опасность потерять себя, растворившись в образах? Это грозит раздвоением личности?
– Нет. Профессиональный актёр только играет, временно перевоплощаясь в своего героя. Константин Станиславский писал по этому поводу, что актёр живёт на сцене, там он плачет и смеётся. Но смеясь и плача, наблюдает, как бы со стороны, за своим смехом и слезами. И вот в этом равновесии между жизнью и игрой заключается искусство.

– Театр много времени съедает?
– Да почти всё время! После репетиции начинаешь думать над текстом, мизансценами, образом и т.д.

– Какие роли вам хотелось бы сыграть?
– Хлестакова, Бальзаминова, Тригорина. Мечтаю сыграть в спектакле по Достоевскому. Например, в «Братьях Карамазовых».

– Что вас привлекло в Бальзаминове? Молодой человек, как говорится, без царя в голове…
– Но ведь это человек. Со своими мыслями, мечтами, чувствами… И у него, как у всякого человека, есть право на жизнь и счастье. Хочется так сыграть эту роль, чтобы это было понятно всем. Кроме того, актёр обязан быть адвокатом своего героя. Разобраться, почему он стал таким – из благих намерений или повинуясь обстоятельствам?

– Тригорин мне кажется неприятным, пошлым типом. Как бы вы его оправдали?
– У Тригорина есть всё, что может пожелать творческий человек: слава писателя, восторженные почитатели, друзья, женщины… Но он, мне кажется, устал от себя, от суеты, от Аркадиной.

– А Нина Заречная? Он её любил?
– Думаю, любил.

– Тогда почему они расстались?
– Силы духа не хватило, не хотел брать на себя ответственность.

– Что вы сейчас репетируете?
– Я занят в спектакле по пьесе современного французского комедиографа Пьера Шено «Будьте здоровы!», удостоенной премии Тристана Бернара в 1976 году. Сейчас она идёт во многих странах.

– О чём она?
– Ничего не буду говорить раньше времени. Скажу только, что сюжет в ней детективный и с мистическим оттенком, а развязка – самая неожиданная.

– Заинтриговали. А какую роль вы сыграете в этой детективно-мистической комедии?
– Хирурга, профессора Мишеля Гаррона.

– По-моему, хирургом вы ещё не были. Успехов вам!

Автор: (18 Фев 2016). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти