“Кукла” вместо сертификатов. Экономические преступления времен СССР

Мы продолжаем цикл публикаций о наиболее любопытных расследованиях советской милиции. Герой нашего материала – бывший начальник следственного управления при УВД г.Стерлитамака, заместитель начальника следственной службы УФСКН РФ по РБ подполковник полиции в отставке Михаил Николаевич Япрынцев.

ДЕЛО О «СУПЕРНАСОСЕ»

Нынче дети мечтают стать предпринимателями, маркетологами, менеджерами. А наше поколение грезило стезёй космонавтов, лётчиков-испытателей, капитанов дальнего плавания… М.Н.Япрынцев мечтал стать следователем. Вроде Знаменского или Томина из сериала «Следствие ведут знатоки». Ещё в школе был юным дзержинцем. А в шестом классе написал сочинение на тему: «Моя профессия – следователь». Но, перечитав свой опус, решил секретами не делиться. Порвал сочинение, подумал и вывел новый заголовок: «Моя профессия – геолог».

Однако с мечтой не расстался. В старших классах стал общественным помощником следователя. Правда, после школы не хватило баллов для поступления в Ленинградский университет. Пришлось на два года расстаться с гражданской жизнью. После армии сержант запаса М.Япрынцев пошёл в постовые милиционеры. Через год уже учился в Высшей следственной школе МВД СССР (ныне Волгоградская академия МВД России). Стажёрам доверяли расследование экономических преступлений. И первое громкое уголовное дело Михаил Николаевич раскрыл ещё тогда.

Остаётся только гадать: на что рассчитывали похитители корабельного насоса? Что в пароходстве не заметят пропажу? В общем, когда супернасос, которым можно было озеро выкачать, нашли на даче у одного из подследственных, у того прямо на допросе случился сердечный приступ. Впрочем, отделались они по советским меркам легко: условными сроками. Некоторых взяли на поруки (была в СССР такая форма «наказания»).

Дома новоиспечённого краснодипломника Высшей следственной школы Михаила Япрынцева определили в 1-й отдел ГОВД. Поначалу к молодому следователю присматривались, больше трёх дел не поручали. Мол, диплом, хоть и красный, посмотрим, что ты за фрукт. Но уже через месяц у него было больше десятка дел. А к концу года – как и у всех: по полсотни. Когда заместитель начальника следственного отделения М.И.Григорьев, который работал по линии ОБХСС, ушёл на пенсию, кроме Япрынцева на это место желающих не оказалось. Так он стал следователем по расследованию экономических преступлений.

«КУКЛА» ЗА 26 ТЫСЯЧ

Современному обывателю трудно объяснить превратности советской экономики. В стране, где самым популярным словом было «дефицит», за новой машиной нужно было годами стоять в очереди. Да и далеко не каждому светила такая очередь.

Неудивительно, что подержанную легковушку 5-7-летней давности можно было продать на рынке в 3-4 раза дороже новой. Что, кстати, было чревато. В СССР это называлось спекуляцией и, в зависимости от тяжести преступления, наказывалось лишением свободы – сроком до семи лет с конфискацией.

Семье рабочего, погибшего в 1982 году во время взрыва на одном из заводов города, в качестве компенсации было предоставлено право на покупку нового «Москвича». Не бесплатно, конечно, – по госцене. По тем временам это было равнозначно материальной помощи. Вдова ездить не умела, дети были ещё малые, и она решила продать машину стоимостью девять тысяч советских рублей. Нашлись покупатели из Грузии. Они предложили за дефицитный товар целых 35 тысяч! Правда, наличными у них оказалось лишь девять. Остальные предлагалось получить сертификатами Сбербанка СССР. В Сбербанке подтвердили законность такой сделки. Покупатели и продавец ударили по рукам.

Итак, деньги пересчитаны, сертификаты тоже. Любезные покупатели предложили продавцу (вдова попросила друга семьи эту обязанность взять на себя) довезти его до Сбербанка. И уже в Сбербанке тот обнаружил вместо пачки сертификатов «куклу». Сертификаты были только сверху, а внутри – обрезки новых билетов «Спортлото». Стоит ли говорить, что к тому времени покупателей вместе с машиной и след простыл.

НАПЕРЕКОР «ТОРНАДО»

Потерпевшая сторона обратилась в милицию лишь на третий день. Всё прикидывали, не привлекут ли их самих за спекуляцию. И только убедившись, что сами не окажутся за решёткой, пришли в ГОВД. Машина к тому времени давно была в Грузии.

Современному читателю не понять проблем, с которыми столкнулись наши следователи. СССР хоть ещё и существовал, но центробежные силы нарастали, как торнадо. Страна трещала по швам. Республики требовали независимости от СССР. Грузия не была исключением. 26 августа 1990 года в Тбилиси демонстранты облили памятник Ленину краской, закидали его «коктейлями Молотова» и сбросили. В такой обстановке ехать во «взбесившуюся» республику было не только нецелесообразно, но и небезопасно. И начальник отложил поездку до лучших времён. Пришлось заняться расследованием «на расстоянии».

– Первым делом я направил билеты «Спортлото» на дактилоскопическую экспертизу для выявления отпечатков пальцев и прошёлся по гостиницам города, – рассказывает Михаил Николаевич. – Установили, что с покупателем Берулавой проживали ещё два уроженца Грузии. Одним из них оказался некий Чкадуа, прописанный в Куйбышеве (ныне Самара).

… Из Стерлитамакского ГОВД отправили запрос в Грузию. Спустя несколько месяцев пришёл ответ, что таковых там нет. Дальнейшие следственные действия из-за негласного противодействия грузинской стороны заморозились. Всё лето Михаил Николаевич собирал материалы уголовного дела, пока вдруг не подвернулся случай для поездки в Грузию. Вместе с ним в составе оперативно-следственной группы направились инспектор ГАИ по розыску похищенных машин и оперуполномоченный БХСС.

«А КАПИТАН-ТО СЕДОЙ»

Трое сотрудников органов внутренних дел из Стерлитамака высадились в Сухумском аэропорту. Наутро выехали в Зугдиди. Встретили их нормально, поселили в гостинице. Однако грузины сдавать своих не собирались.

Наутро командировочным из Стерлитамака выделили двух сотрудников: опера угрозыска и инспектора ГАИ с машиной. «А капитан-то весь седой, – заметил кто-то из наших. – Видать, на майора денег не хватает». Это была не шутка. На Кавказе, говорили, продавалось и покупалось всё. В том числе и звёздочки на погонах.

Несколько часов гаишник мотал их по улицам Зугдиди, якобы в поисках деревни Ахалсопели, пока один из его пассажиров случайно не увидел указатель с названием села, которое находилось в двух шагах от города. Что-то вроде нашей Косяковки.
«А ну, рули туда!» – приказали командировочные. Капитану пришлось подчиниться. «Не быть тебе майором, капитан!» – подумал тогда Михаил Япрынцев.

НЕ БЫЛО БЫ СЧАСТЬЯ…

Берулава (а это был он) откровенно издевался над нашими следователями. Разве что не плюнул им в лицо. «Слюшай, дарагой! Какой мошенничество, чес-слово! Клянусь мамой, я все деньги отдал. Машина моя. Ничего не знаю, вах!».
А тут ещё на помощь ему сбежалось полдеревни с ружьями. Против таких «аргументов» возражать было бессмысленно. Да и подоспевшие сотрудники местного угрозыска заявили, что не дадут забрать машину.

– Мы провели выемку машины, оформили все процессуальные формальности, передали машину на хранение Берулаве и уехали ни с чем, – продолжает Михаил Николаевич. – Надо было ехать в Цхинвали, разбираться со вторым грузином, проживавшим вместе с Берулавой в гостинице.

Оттуда выехали в Гори по делу о хищении, далее – в Тбилиси. И тут выяснилось, что домой попасть не так-то просто. Билетов в кассе нет. А тамошние «независимые» милиционеры и кассиры аэропорта начхали на погоны российских сотрудников милиции, равно как и на их командировочные. Кассир аэропорта выставил тройную цену. К счастью, оказалось, что в транспортном отделе милиции железнодорожного вокзала работает бывший однокашник М.Япрынцева. Он и помог купить билеты и выехать из Грузии до Адлера.

К тому времени пришли ответы на запросы и поручения на другого подозреваемого Чкадуа. Оказалось, что он был дважды судим, причём за аналогичные преступления с использованием «кукол». Достаточно для объявления его во всесоюзный розыск.

Советский Союз катился к своему концу. Шансы на то, что преступников когда-нибудь удастся этапировать из Грузии, таяли с каждым днём. И вот, ровно за год до развала СССР, в декабре 1990-го в ГОВД поступил звонок из Самары. Там засветился наш Чкадуа. Да ещё как! После очередного дебоша в ресторане оказался в «обезьяннике». При нём были обнаружены сертификаты Сбербанка. Ориентировка на находящегося во всесоюзном розыске Чкадуа сделала своё дело. Из Стерлитамака в Самару немедленно выехал конвой.

ФОКУС С ДИПЛОМАТОМ

Экспертиза подтвердила: на «кукле» отпечатки пальцев Чкадуа. Совпал и почерк на карте гостя гостиницы и на записке, оставленной продавцу машины с его жалобой на имя прокурора о «незаконном» задержании. О результатах экспертизы следователь М.Япрынцев раньше времени уведомлять не стал. Чтобы подтвердить факт подмены дипломата, требовалась очная ставка с потерпевшими. За ту пару секунд, что продавец отвлёкся, пока выходил из машины, невозможно было открыть дипломат, который лежал на заднем сиденье, забрать оттуда пачку сертификатов и подсунуть «куклу». Значит, подменили дипломат целиком. А Чкадуа имел при себе в момент мошенничества точно такой же дипломат.

Срезался Чкадуа по глупости. Во время допроса предъявил претензию следователю: «У меня вопрос свидетелю. На каком основании вы меня обвиняете в подмене дипломата?». М.Япрынцев запротоколировал вопрос, а когда тот расписался, улыбнулся: «Своим вопросом ты, по сути, признал факт подмены. До тебя ещё никто об этом не заикался».

И тут разыгралась сценка как в культовом сериале «Место встречи изменить нельзя». Только там вору в законе Фоксу не удалось вырвать листочек из рук Шарапова. А тут подследственный не только вырвал, но порвал и даже запихал его себе в рот. Да так, что чуть не подавился. Хотел съесть, но бумага оказалась толстой, да и конвой посноровистей. Пара ударов дубинкой привели его в чувство. Измочаленный, склеенный протокол и был приложен к делу.

… За два дня до суда с целым чемоданом денег приехал брат Чкадуа – известный в Грузии учёный. Долго рассказывал о судьбе семьи, давил на жалость. «Зачем вы мне всё это рассказываете? – спросил его следователь, когда тот выговорился. – Дело в суде. Я к нему уже не имею никакого отношения».

Брат Чкадуа ещё пытался безуспешно договориться с потерпевшей (адрес разузнал из дела обвиняемого), чтобы она изменила показания. Но на его беду именно в день суда случилась павловская денежная реформа 1990 года с обменом 50-ти и 100-рублёвых купюр. И весь его чемодан превратился в кучу макулатуры.

Обвиняемый ещё какое-то время петушился. Кричал, что Япрынцев сфальсифицировал дело, требовал вернуть его на дополнительное расследование. И суд вернул дело. Но Верховный суд РБ признал законность действий следователя. А судью заменили. Когда на новом заседании огласили фамилию нового судьи (случайно оказался однофамильцем М.Япрынцева), Чкадуа сразу сник и схватился за голову. Так и просидел весь процесс.

Он получил свои законные шесть лет. Во время задержания при нём были изъяты сертификаты Сбербанка на 15 тысяч рублей, которые и пошли на частичную компенсацию ущерба потерпевшей.

Автор: (19 Фев 2016). Рубрика: Главное, Лента новостей, Происшествия. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти