Луначарский не помог

До середины 70-х годов 19 века в Стерлитамаке было всего два начальных училища: трёхлетнее женское и мужское приходское. Проблем с педагогическими кадрами не было. А в уезде, где проживало в десять раз больше народу, функционировало шестнадцать мужских и два женских училища.

К январю 1900 года на несколько тысяч детей школьного возраста приходилось всего 27 педагогов-мужчин и 32 женщины. Из-за острой нехватки кадров приглашали на работу выпускников Бирской и Благовещенской учительских семинарий. Вошло в практику отправлять учиться «на учителей» стипендиатов земства. Одним из первых таких стипендиатов стал выпускник Уфимской мужской гимназии Павел Андреевич Максимов – сын «народного» учителя Стерлитамака, воспитавшего и обучившего не одно поколение горожан. Позже в городские народные училища пришли работать Константин и Михаил Трошины, Николай Андреев, Иван Ерофеев, Леонид Галаков и другие.

С 1913 по 20-30 годы молодых педагогов, окончивших педагогические курсы, в городские и сельские учебные заведения начала поставлять и Стерлитамакская гимназия. Учителей- мужчин трудоустраивали в первую очередь. К тому же молодые учительницы в девках не засиживались. Выйдя замуж за чиновничьих или купеческих отпрысков, женщины часто оставляли работу.

В 1913 году городская дума и земское собрание обратились к дирекции народных училищ Уфимской губернии с просьбой – ходатайствовать в Министерство народного просвещения России об учреждении в Стерлитамаке русской мужской учительской (светской) семинарии. Кстати, лет за двадцать до этого на заседаниях земской управы поднимался вопрос о строительстве в Стерлитамаке магометанской мужской семинарии, но из-за отсутствия средств идею не сумели реализовать.

Для русской мужской семинарии город выкупил несколько усадебных мест на углу улицы Большой Заводской и Ярмарочной площади (угловое здание, на месте новой 4 школы), и уже весной 1916 года газета «Уфимский край» опубликовала объявление об открытии в Стерлитамаке мужской учительской семинарии. Туда принимали молодых людей от четырнадцати с половиной до семнадцати лет, успешно сдавших вступительные экзамены за полный курс двухклассного училища (чуть выше начального образования). В перечень документов для приёмной комиссии входили прошение на имя директора, метрика (свидетельство о рождении), документ об образовании.
1 сентября 1916 года было принято тридцать молодых людей. Директором семинарии стал коллежский секретарь Язвицкий, а предметы вели преподаватели средних образовательных учреждений. Но в следующем году грянули Февральская революция, а затем Октябрьская. К власти пришёл Стерлитамакский ревком.

Только завершились курсовые экзамены и семинаристы разъехались по домам, как в июле 1918 года в городе была восстановлена старая власть в лице городской думы, а в уезде – земского собрания. Одни семинаристы, симпатизировавшие старым порядкам, подались в белую гвардию, другие – прятались от насильственной мобилизации, пока в мае 1919 года власть окончательно не перешла к Советам. И в сентябре учительской семинарии было присвоено имя первого наркома народного просвещения РСФСР Луначарского.

Ещё продолжалась гражданская война. Учебное заведение испытывало трудности с кадрами, форменной одеждой, продуктами питания. А вскоре здание вовсе передали отделу социального обеспечения и разместили в нём пайковый подотдел (собес). Осенью 1919 года в городе стремительно распространился тиф, и семинария была передана под тифозный барак. Педагоги и семинаристы пытались оспорить постановление. «Ввиду того, что завоевание социалистической революции может быть обеспечено лишь при условии просвещения широких масс русского крестьянства, – писали они в обращении к Луначарскому, – мы, дети беднейшей части населения, одушевлённые горячим стремлением осветить светской культурой нашу родную среду, ходатайствуем перед ревкомом о том, чтобы семинария – единственный рассадник пролетарской культуры в городе и уезде – не была закрыта. … Мы соглашаемся перенести все лишения, связанные с закрытием общежития, но примириться с прекращением занятий в семинарии мы не можем».

Луначарский отписал ответное послание, в котором заверил семинаристов и педагогов в том, что после окончания гражданской войны и вспышки заразных болезней учебное заведение вновь распахнёт свои двери. Мол, нужно учитывать политическую обстановку в молодой Советской республике. Предлагал перенести семинарию куда-нибудь в волость – подальше от эпидемии.

Тем временем имущество семинарии было вывезено на базу Наркомпроса, а классные комнаты превращены в палаты для больных оспой и тифом солдат Красной армии. Так закончилась история мужской учительской семинарии. Но оборудование физических и химических кабинетов, библиотека, различные пособия по географии и обществознанию не пропали. Через несколько лет имущество семинарии вернули в стены педагогического техникума.

В 1920-е годы здание бывшей семинарии вновь было передано городскому отделу народного образования. Здесь обосновалась начальная школа № 14. В 1980-е годы она была обителью для учительской библиотеки и художественной школы. Последним учреждением, расположенным в нём, была школа рабочей молодёжи № 11 для глухих и слабослышащих. Снесли дореволюционное здание в 1990-е годы в связи со строительством нового здания средней школы № 4.

Ю.СИДОРЕНКО

Автор: (13 Фев 2016). Рубрика: История, Лента новостей, Образование. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти