Охотник за песнями, побасёнками, сказками… Профессор И.Е. Карпухин изучает разные жанры народного творчества

Побасёнки!.. Мир задремал бы без таких побасёнок, обмелела бы жизнь,
плесенью и тиной покрылись бы души.
Николай Гоголь

Кто в Стерлитамаке не знает профессора И.Е.Карпухина? Таких у нас в городе немного, да и в республике тоже: с одними Иван Егорович учился, других учил, ездил с ними в экспедиции, работал.

И ЧТЕЦ, И ЖНЕЦ, И НА ДУДЕ ИГРЕЦ

Жил да был в деревне Васильевке Альшеевского района паренёк – Ваня Карпухин. Его отец Егор Романович в 1941 году ушёл на фронт добровольцем. Погиб, сражаясь на Ржевском направлении, где шли ожесточённые кровопролитные бои. От полка, сформированного в Башкирии, осталось всего три человека. Они вспоминали: «Мы наступали на Ржев по трупным полям. В ходе боёв появилось много «долин» и «рощ» смерти».

С многочисленными ранениями вернулся домой друг отца Ванюши – дядя Павел. У друзей был уговор: если кто останется живым, будет помогать семье погибшего. Дядя Павел свято выполнял обещание. Но что он мог – искалеченный да израненный? Иван, которому ещё и десяти не было, остался в семье за мужчину. Он и косы отбивал, и лапти плёл, не говоря уже о сельскохозяйственных работах. Однажды Иван взялся покрыть сарай. Но он не знал, как укрепить стропила. Обратился к известному в деревне мастеру на все руки – дяде Грише: научи, мол.

– Научу, – согласился мастер, – но ты принеси мне пачку табаку и десяток яиц.

Ваня принёс бы, да где взять? Думал Иван, думал и придумал. Соседи почти всю солому с крыши скормили скоту (год был неурожайный), так мальчишка залез наверх – посмотрел, что и как, и поставил-таки стропила. Потом с сёстрами нарезали камыша и покрыли крышу. Увидел дядя Гриша, подозвал:

– Вань, поди-ка сюда. Кто крышу помог поставить?
– Никто, дядя Гриша.
– Как додумался?
– Это уж моё дело.

Совестно, наверное, стало взрослому дядьке, что не помог мальцу. Стыд заел, и сделал дядя Гриша Ванюше знатные деревянные коньки. Чтобы скользили как надо, прожёг лезвия коньков и вставил толстую проволоку. Иван был на седьмом небе от счастья.
Всё умел делать Иван. И не только по хозяйству. Он хорошо рисовал, играл на баяне, пел в хоре. Впрочем, у него вся семья была поющая. Но больше всего ему нравилось слушать сказки и читать книжки. И мечтал он об одном – учиться дальше.

УРОК ВЫЧИТАНИЯ

Окончив с отличием Адамовскую семилетнюю школу, Иван Карпухин поступил в Давлекановское педучилище. Учёба, как всегда, давалась легко. Теория теорией, а как практика? Педагогическая практика – дело новое, ответственное. Как, например, провести урок в первом классе, чтобы влюбить ребят в математику? Стал Иван Егорович думать. И придумал. Взял большой лист ватмана, нарисовал кудрявую берёзу, всю в зелёных листьях, а среди листвы сделал незаметные прорези. Из бумаги вырезал птичек. Вставил их в прорези. Утром принёс на урок своё творение. Развернул. Ребятишки так и уставились на доску. Разглядывают берёзку, птичек. Удивляются – берёзка на арифметике!

В это время хитрый учитель ловко спрятал одну птичку. Ребята опять удивляются: только что было три, куда одна девалась? На берёзе сейчас только две!

Так дети быстро поняли принцип вычитания, а урок только начался. Осталась уйма времени. Давай решать задачки. Решили. И даже домашнее задание выполнили.

Во время обсуждения ответственный за практику преподаватель разобрал по косточкам шесть уроков однокурсников Ивана, а про его работу – ни слова. Молодой человек забеспокоился, наверное, что-то не так, вот и молчит Михаил Захарович. Решился подойти и спросить:

– А мой урок? Что скажете?
– Что сказать? Только так и надо давать уроки!

Я В ФИЛОЛОГИ ПОЙДУ, ПУСТЬ МЕНЯ НАУЧАТ!

Давлекановское педагогическое училище Иван тоже окончил с отличием. Приехал в Стерлитамак поступать в пединститут. Подал документы на историко-филологический факультет. А поскольку в училище он был первым математиком и физиком, это отразилось в документах, и Ивана Карпухина зачислили на физмат. Глянул – а в списках поступивших на филфак его фамилии нет! Когда ему объяснили, в чём дело, он попросился на филологический факультет. Долго уговаривал. Уговорил.

Август – трудовой семестр. Ивана назначили командиром студенческого отряда, дали список. Подъехала полуторка, чтобы отвезти в село. Иван проверяет по списку, все ли на месте. Кажется, все. Недосчитался только одной девушки – Эмилии Сидоровой из Бугуруслана. Но что делать? Пора ехать! В последний момент к машине подбежала шустрая девчонка, прыг – и оказалась в грузовике. Так они познакомились. У Ивана и Мили завязался роман – долгий, на всю жизнь.

Иван и в институте не изменил себе. Был, пожалуй, самым активным студентом: участвовал в спортивных соревнованиях, играл в спектаклях драматического кружка, редактировал студенческую газету «За педагогические кадры». Они с Милей в 1957 году заняли первое место в республике по парной акробатике. Их пригласили в Москву на Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Но молодые люди не поехали. Бедность, конечно, не порок, но до Москвы доехать не дала!

Огорчались недолго. Иван и его друг Юра Можаев готовились к конкурсу чтецов.

На конкурсе Юра артистично читал поэму Маяковского «Облако в штанах». И когда закончил, в актовом зале установилась гробовая тишина, разразившаяся громом аплодисментов! Но первое место председатель жюри Антонина Ивановна Козлова – преподаватель истории, присудила Ивану. А тот отказался от победы. Иван (и все ребята были с ним согласны) считал, что Юрий читал лучше.

Вспоминая студенческие годы, Иван Егорович с грустью говорит, что это было незабываемо прекрасное время, но оно промелькнуло так быстро!

КОГДА ДЕВЧАТА ПЛАЧУТ

После окончания института Иван Карпухин по собственному желанию поехал работать в село.

– Сельские ребята, – вспоминает Иван Егорович, – занимались увлечённо. У меня в классе было 43 ученика. Когда мы учили наизусть стихи Пушкина, попробуй кого-нибудь не выслушай! Не успел во время урока – сиди в школе до тех пор, пока всех не спросишь. А ребята, кроме обязательных по программе стихотворений, учили ещё и особо понравившиеся. И читали очень хорошо. Ну и наставил им пятёрок. Завуч не верит. Что, мол, такое? Решила прийти ко мне на урок, проверить, почему дети так литературу полюбили? Тема урока: «Последние дни А.С.Пушкина».

С волнением начал Иван Егорович рассказывать о дуэли, о том, что условия были смертельными. После слов «Дантес выстрелил первым. Пушкин упал…» одна девочка заплакала, за ней – вторая…

Молодой педагог учил ребят не только читать и анализировать произведения русской литературы, но и чувствовать, сопереживать, думать.

КУРСАНТИХА

В октябре 1962 года И.Е.Карпухина пригласили на кафедру литературы Стерлитамакского пединститута. Иван Егорович читал лекции по древнерусской литературе, литературе XVIII века, устному народному творчеству. А с 1966 года начал ездить вместе со студентами в фольклорные экспедиции. Они записывали песни, сказки, частушки, побасёнки, свадебные обряды народов, живущих в Башкортостане.

– Фольклор, – говорит И.Е.Карпухин, – это носитель национального менталитета, хранитель народных традиций, своеобразный учебник жизни.

В фольклорные экспедиции студенты всегда шли с большой охотой. А потом рассказывали о своих находках и приключениях. Ивану Егоровичу тоже есть о чём рассказать. Занятных историй хватит на целую книгу. Например, случай с Курсантихой.

Когда экспедиция приезжала на место, сразу искали тех, кто знал старинные песни, легенды, частушки. В одном селе им указали на женщину – Курсантиху. Пошли искать. Нашли. Спросили, не она ли Курсантиха? Женщина разозлилась. Думала, что они над ней смеются. Пришлось объясняться. Ребята сказали ей, что односельчане указали на неё как на знатока старинных песен и сказаний. Лучше Курсантихи, мол, их никто не знает. Так и помирились. И народная сказительница подарила исследователям много не известных им сказок, побасёнок, частушек. Раскрыла и тайну своего прозвища. Когда-то её мужа послали на курсы. Это было очень почётно. Ну, а её прозвали Курсантихой.

Иван Егорович и его студенты изучали не только устное народное творчество. Профессор И.Е.Карпухин опубликовал свыше 300 научных, научно-методических и творческих работ с обширной проблематикой: народоведение, литература, краеведение, культура, искусство и др. Интересно и актуально его исследование межэтнических связей, отражённых в свадебных обрядах народов, проживающих в РБ, а также изучение двунациональных свадеб. В 1998 году Иван Егорович защитил докторскую диссертацию на тему: «Свадьба русских Башкортостана как фольклорно-игровой комплекс (вопросы поэтики и межэтнических взаимодействий)».

Его научную и экспедиционную деятельность по достоинству оценили учёные-филологи. Например, профессор В.В.Блажес, декан филологического факультета Уральского государственного университета писал о нём: «Профессор Иван Егорович Карпухин – известный в России фольклорист. Полевая фольклористика отметила его публикации печатью новизны и оригинальности. Иван Егорович изучает разные жанры в разных аспектах – от функционального до теоретического. Но особенно значимы его исследования по народным традиционным обрядам».

Профессор Иван Егорович Карпухин недавно отметил юбилей – 80 лет со дня рождения. Но до сих пор он активно работает: выступает на конференциях, преподаёт, ежегодно публикуется в научных и художественных изданиях.

Автор: (16 Фев 2016). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей, Литература, Образование. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти