Защитник и труженик. Свой первый бой Николай Ефимов принял недалеко от Бреста

В канун Дня защитника Отечества Николаю Михайловичу Ефимову исполнилось 95 лет, а он и сегодня, кажется, готов врага на границе встретить!
Ветеран Великой Отечественной, рядовой Николай Ефимов с фашистом схлестнулся в первые же минуты нападения фашистской Германии на Советский Союз. Служил он тогда в танковых войсках, и их военный городок располагался недалеко от Брестской крепости.

– 21 июня сорок первого года, субботним вечером, мы смотрели художественный фильм о Салавате Юлаеве. Из Башкирии нас было несколько человек, помню, хвастались, что вот, дескать, про нашего героического земляка кино! – говорит Николай Михайлович. – А поспать в ту незабываемую ночь не пришлось вовсе: только было легли в казарме, нас по тревоге в ружьё! Вроде как учения начинаются. Наш взвод на охрану штаба поставили. Смотрим, в штабе большие чины – генералы, полковники совещаются. Нам раздали новые самозарядные винтовки и по пять патронов.

Когда командиры разошлись, оставили часовых у штаба, остальных в казарму отпустили, но только было задремали, нас уже разбудили сигнал тревоги и грохот бомбёжки.

Мы неладное чувствовали давно – за Бугом подозрительное шевеление, чуть ли не каждый день немецкие самолёты над головой пролетают, частенько стали пропадать солдаты – наверное, диверсанты немецкие работали.

Ну и грянуло! Всё горит – гаражи, склады, казармы, и танки наши, и самолёты на аэродроме неподалёку. Немец действовал целенаправленно: всё заранее знал. Не поддаваясь панике, мы бросились на заранее определённую позицию у склада горючего, а он уже полыхает. Взводный четверых, меня в том числе, за ящиками с патронами послал. Побежали, кое-как добрались до тех ящиков. Тяжеленные. Потащили. Тут миномётный обстрел начался, и стрельба ружейно-пулемётная пошла. На прежней позиции никого наших не застали, наткнулись на незнакомого майора, который собрал нескольких солдат и приказал окапываться: «Будем немца встречать!».

Мы приняли бой. Продержались до вечера. С темнотой майор повёл оставшихся в живых на восток, надеясь выйти на наши части. По дороге к нам ещё несколько бойцов присоединились. И везде мы натыкались на врага. В небе хозяйничали вражеские самолёты, чуть заметят – начинают бомбить и расстреливать из пулемётов; пришлось идти по лесам. Упёрлись в наши войска лишь на старой границе. Там – доты, капониры, траншеи… Закрепились. Нас, отступающих, переформировали. Стали контратаковать противника. Я вроде адъютанта у командира роты был. В одной из таких контратак накрыло нас минами. Командира сильно ранило, и меня в бок, будто лошадь копытом двинула. Но боли я не чувствовал, бросился командира перевязывать – не получается кровь остановить, потащил его назад. До санитаров дотащил, и сам почти отключился – рана в боку вовсю кровила.

Наши тогда всё-таки Ельню у фашиста отобрали. Обидно было, что ранило меня не вовремя! А в полевом госпитале – стоны, крики, раненых сотни, иные уж умерли. Лежал я, лежал, что-то тошно – жить не хочется. Слышу хирург говорит: «Давайте на стол тех, кто в грудь и в живот ранен; с руками-ногами подождут…». Очутился я на столе в палатке, умирать расхотелось. Осколок из меня достали, кишки вынули, промыли и обратно засунули, зашили. Больно, не пересказать!

До 7 ноября Ефимов пробыл в госпиталях, потом по случаю тяжёлого ранения ему дали месяц отпуска – сумел дома в Ишпарсово побывать.

Вскоре вернули солдата в строй. И предложили стать… партизаном. «Сформировали в Москве отряд, – вспоминает Николай Михайлович, – из уже обстрелянных бойцов во главе с опытным командиром-латышом. Переодели, вооружили. Отправили в диверсионный рейд по тылам противника. Вот только со снабжением подкачали: обещали продовольствие и боеприпасы самолётом доставлять, только поддержки мы тогда не видели. Из рейда пробивались через линию фронта с потерями, вернулись почти все обмороженные. И опять госпиталь».

Выздоровев, гвардии рядовой Ефимов оказался в стрелковом полку 1-й ударной армии. Прошёл всю Прибалтику. В декабре 1944 года напросился в Горьковское танковое училище – хотелось стать офицером.

Однако получить диплом военного не удалось – война закончилась, фашист капитулировал. Приказом Сталина всех бывших учителей из армии демобилизовали. Пройдя всю войну рядовым, вернулся Николай Михайлович Ефимов в родную Ишпарсовскую школу, где преподавал до призыва на срочную службу.

Более пятидесяти лет отдал Николай Михайлович педагогике. Окончил два института, работал завучем, директором школы. С женой Ниной Кондратьевной восьмерых детей родили. Сейчас довольный жизнью 95-летний ветеран войны и труда на вопрос, много ли у него внуков-правнуков, смеётся: дескать, со счёта сбился! А сам бодр, оптимистичен, на пожелания долгих лет отвечает: «Так до 140 ведь далеко! Жить да жить ещё! Вон какой букет мне вручили от администрации города, когда поздравлять с днём рождения приезжали! Спасибо, приятно».

На таких вот защитниках и тружениках держалось и будет держаться наше Отечество!

Автор: (20 Фев 2016). Рубрика: Главное, История, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти