8 июня – День социального работника. Среди подопечных М.Великжановой – пожилые люди, семьи, дети

У неё громкий голос и решительный взгляд. Но это вовсе не от жёсткости характера или привычки командовать. Просто Марина Константиновна Великжанова, специалист по социальной работе ГБУ РБ «Юго-западный межрайонный центр помощи семье и детям», трудится в отделении первичного приёма граждан. Среди её подопечных – дети, семьи, а также пожилые люди, многие из которых неважно видят и плохо слышат.

– Стараюсь, чтобы бабушки и дедушки хорошо меня понимали, чтобы им не приходилось переспрашивать несколько раз одно и то же, – объясняет Марина Константиновна. – Я ведь на эту работу пришла осознанно. До декретного отпуска работала на «Авангарде» слесарем КИПиА, но в душе всегда мечтала о работе с детьми. Сегодня мои подопечные – большие дети, ведь в пожилом возрасте человек становится беззащитным, уязвимым, неуверенным в себе. Кого-то надо пожалеть, кому-то всё подробно растолковать, кого-то, как ребёнка, по голове погладить. В 2003 году поступила в университет, получила профессию специального психолога. Это мне помогает в работе с людьми, особенно с теми, кто достиг преклонного возраста.
Великжанова отдала социальной службе 27 лет жизни. Начинала в горсобесе, в отделении социальной помощи на дому. Ходила к старикам, покупала для них лекарства, продукты, оплачивала коммунальные услуги, а заодно выслушивала их жалобы на болезни и одиночество, воспоминания о прошедшей юности и быстро пролетевшей жизни.
В 2011 году М.К.Великжанову перевели специалистом по социальной работе. Она занималась приёмом документов на обеспечение инвалидов техническими средствами реабилитации по индивидуальной программе, оказывала психологическую помощь им и членам их семей, предлагала техсредства из пункта проката тем, кто только ожидал получения коляски, костылей, протеза, слухового аппарата.
Далеко не каждый может работать с пожилыми и инвалидами, – замечаю я.
– Да, это особые люди. С ними нужно уметь ладить, находить общий язык. Тут без терпения и сострадания не обойтись. А главное, по-моему, это уважение к возрасту. Ведь старшее поколение пережило и войну, и послевоенную разруху, и перестройку. Психика этих людей такая хрупкая, их легко обидеть бестактным словом или поступком, просто равнодушием. – Марина Константиновна задумывается. – У меня вроде получается всего этого избегать. Я ведь не чиновник по натуре. Я не такая жёсткая, как иногда требуют обстоятельства, мне всегда всех жалко. Прежде чем что-то сказать, долго думаю: а вдруг я обижу человека, сделаю ему больно. Люблю своих дедулек и бабулек. Иначе бы столько лет не проработала в этой сфере. Иногда устанешь, понервничаешь, думаешь: найду себе место поспокойней, уйду. А потом всё уляжется в душе, и снова с радостью идёшь на работу. И так все 27 лет.

А сейчас вы чем занимаетесь?
– Это называется «признание граждан нуждающимися в социальной помощи». Ну, например, пожилая женщина, инвалид 1 группы, живёт одна. Ей необходимо, чтобы кто-то приносил продукты из магазина и лекарства из аптеки, оплачивал жилищно-коммунальные услуги, измерял давление, убирал квартиру, стирал, менял постельное бельё, купал её и так далее.
Я выезжаю к этой женщине домой, знакомлюсь с ней лично, составляю акт оценки её состояния и бытовых условий. Выясняю, где училась, кем работала, откуда ушла на пенсию – в нашем деле мелочей нет. Затем по шкалам Бартела и Лаутони в баллах оцениваю степень её нужды в социальной помощи. Выписываю индивидуальную программу предоставления социальных услуг. У каждого нашего подопечного – своя книжечка с перечнем услуг, в которых он нуждается. И всё, с этого момента человек уже не один – к нему на помощь приходят социальные работники.
Конечно, жизнь сложнее всяких, даже самых подробных и обстоятельных, бумаг. Моя собеседница признаётся, что на работе ей приходится быть и психологом, и личным биографом, и финансистом.
– Социальные работники становятся для своих подопечных близкими людьми, – рассказывает Марина Константиновна. – Проявишь минимум участия и искренней заинтересованности, а в ответ получишь море нерастраченной любви и бесконечного доверия. Они называют тебя дочкой, с нетерпением ждут звонка или визита, а ты понимаешь, что за этим – и одиночество, и желание заполнить эмоциональную пустоту, и жажда человеческого тепла. И, конечно, стараешься оправдать их надежды.
В нашем обществе не только пожилые люди нуждаются в социальной помощи. Она часто необходима и семьям с детьми.
– Наша задача – выяснить, в каких условиях живёт семья, какие конфликтные ситуации в ней возникают, – говорит Марина Константиновна. – Для семей мы тоже составляем индивидуальную программу: маме, скажем, нужно помочь с оформлением детских пособий, с устройством на работу, а для ребёнка требуется психологическая помощь или место в детском саду. И дальше с такими семьями работают сотрудники отделения социальной помощи семье и детям.
Вы любите свою работу?
– Наверное, люблю. В отпуске переживаю за своих подопечных, думаю о том, получили ли они помощь вовремя и в полном объёме. Социальный работник, по-моему, – больше призвание, нежели профессия. И я, долгие годы работая со своими большими детьми, понимаю, что у меня это получается, что никуда я отсюда не уйду. У нас прекрасный коллектив. Мы стараемся реально облегчать жизнь тем, кому трудно. На заводе я каждый час до окончания смены считала, ходила на работу, как на каторгу. А здесь всё иначе. Здесь чувствуешь себя нужной другим. И это чувство делает тебя счастливой.

Автор: (8 Июн 2016). Рубрика: Главное, Лента новостей, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти