“Преданней собаки, веселей собаки нету существа”

Я помню всех собак, которые сопровождали меня по жизни с того самого дня, как моё сознание научилось фиксировать события.

Тузик. Этот пёсик появился, когда я лежал в больнице с множественными переломами и повреждением внутренних органов. Мне было 5 лет, и жизнь моя держалась на волоске. Я часто и подолгу впадал в беспамятство, а когда однажды пришёл в себя, рядом с собой увидел маленького щеночка. Его принёс соседский мальчик Саша Пегузов. Пёс жил в палате, пока врачи не решили, что жизнь моя вне опасности. Выздоровление растянулось почти на два года. Пёсик повзрослел, подрос до размеров крупного кота. Ушки торчком, хвостик крендельком – минилайка светло-рыжего цвета с белой грудкой. Он не знал, что такое ошейник и цепь, жил свободно и был очень задиристым – облаивал всех, кто проходил мимо, но на него мало кто обращал внимание из-за малого роста. Меня он очень любил и не отходил ни на шаг. Запомнился один смешной момент. Я играл в песке возле дома, мимо проходил мужчина. Он был глубоко задумчив, на руке у него висел плащ. Тузик с лаем выскочил ему навстречу, но мужчина, не обращая внимания, прошёл мимо. Тузик озадаченно присел и вдруг молча догнал его и, подпрыгнув, ухватился за край плаща. Плащ соскользнул и накрыл собаку. Мужчина оглянулся, удивлённо посмотрел по сторонам и, никого не увидев, поднял плащ. Тут он заметил Тузика, тот был так напуган неожиданным пленением, что сидел, сжавшись в комочек. «Ах ты, шкет!» – сказал мужчина и топнул ногой. Тузик, поджав хвост и прижав уши, кинулся к калитке. Сильно, как и меня, Тузик любил мою маму. Если она куда-нибудь уходила, он её сопровождал. Он знал и с готовностью исполнял все команды, которые положено знать собаке. Кроме того, он научился многим цирковым трюкам: ходить на задних лапах, перекатываться, делать кувырки, сальто назад и многое другое.

Астраханской области (ныне Элиста, столица Калмыкии). В 1958 году переехали в Сталинград. Тузика, боясь, что он может попасть под машину или заблудиться, посадили на цепь. Он не мог понять, за что его лишили свободы, и сильно протестовал. Перестал есть, сутки напролёт скулил, выл, лаял и визжал, грыз железную цепь. Наотрез отказывался лезть в конуру, лежал под дождём и снегом. Родители думали, что он смирится, но прошло две недели, он не унимался и выглядел очень плохо. Пришлось отпустить. Свободу пёс принял с большой благодарностью, но чувствовалось, что какая-то обида в нём осталась. Он быстро освоился, познакомился со всеми собаками в округе, нашёл общий язык и никогда с ними не конфликтовал.
Когда у меня появился ещё один пёс по кличке Дружок, он принял его без ревности, быстро к нему привязался и, пока тот взрослел, всячески опекал.

В.Жарков.

(Продолжение вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий от 11 июня 2016 года).

Автор: (15 Июн 2016). Рубрика: Увлечения. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти