Каждый их день – подвиг

Иногда нападает на человека не то чтобы тоска или депрессия, но какое-то смутное неудовлетворение жизнью. И вдруг кажется, что ты неудачник, что тебе не везёт, что существование утрачивает былой смысл…

И какими же мелочными выглядят эти надуманные, в сущности, проблемы рядом с настоящей бедой, особенно, если она тянется десятилетиями.

Историю жизни этих двух женщин мне рассказала знакомая. Признаться, сначала я даже не поверила в то, что 91-летняя старушка с серьёзным диагнозом уже много лет ухаживает за своей больной дочерью, для которой она и опора, и защита, и единственный свет в окошке.

Знакомство с Мадиной и Закиёй Халимуллиными окончательно убедило меня в торжестве человеческого духа и силе материнской любви.

МАДИНА

– По документам мне в этом году 91 год исполнится, – рассказывает щупленькая хозяйка чистенькой двухкомнатной квартиры, где в каждой из комнат центральное место занимает кровать. – Но родилась я в 1924-м, просто метрику родители при переезде потеряли, а в новой мне год убавили: я всегда была маленькой и худой, никто мне моего возраста не давал.

Мадина-апа волнуется, вспоминая свою долгую, полную трудностей и потерь жизнь. Родилась в Гафурийском районе в многодетной семье. Из десятерых детей выжили восемь, сегодня в живых остались лишь Мадина-апа и две её младшие сестры. Когда Мадине исполнилось семь, отец перевёз семью в Раевку, а через три года завербовался на Дальний Восток.

– Это был 1934 год, – продолжает свой рассказ Мадина-апа, – папа работал на железной дороге, а жили мы на станции, которая называлась «Ерофей Павлович». Там я училась до шестого класса. Потом у мамы началась цинга, и нам пришлось возвращаться в родные места.

Судьба самой Мадины-апы тесно связана с железной дорогой. Её отец Шафкатулла Хиснуллович воевал в гражданскую, был тяжёло ранен в живот, но чудом выжил и всю жизнь трудился путевым рабочим. Они жили в бараке на шесть семей между Куганаком и Косяковкой. Не успела семья как следует встать на ноги, как началась новая война.

– Не пришлось мне больше учиться, – горько усмехается Мадина-апа. – В 1941-м шестнадцатилетней девчонкой пошла работать на железную дорогу: сначала на переезд, потом путевой обходчицей. Обходишь свои шесть километров путей и в дождь, и в жару, и в мороз, а на себе ещё пуд железа тащишь – сигналы, петарды, разводной ключ, лопату, молоток, фонарь… Смена длится восемь часов – ни тебе перерывов, ни возможности зайти под крышу. Бывало, забреду в посадку во время обхода, наревусь досыта, потом возьму себя в руки, затяну песню пободрее и снова на пути.

Она проработала на железной дороге тридцать лет. За это время потеряла отца (от тяжёлой работы он умер в 53 года), младшую сестрёнку, сгоревшую от туберкулёза. Долго ухаживала за братом-инвалидом и пожилой матерью. Личная судьба у Мадины не сложилась: её брак продлился всего три года, муж оказался человеком пьющим, и дочку Закию она поднимала одна.

В 1971 году Мадина заболела. Болезнь оказалась серьёзной – нестарой ещё женщине дали вторую группу инвалидности. Пришлось оставить работу. Радовала подросшая дочь – она уже работала, встречалась с парнем, которого вскоре проводила в армию.

ЗАКИЯ

Через год произошла трагедия – машина, в которой двадцатилетняя Закия ехала на работу, перевернулась. Сложные переломы позвоночника привели девушку к полной парализации. 13 лет Закия пролежала без движений. Ухаживала за ней её самоотверженная мать, которая не оставляла беспомощную Закию ни в больнице, ни дома.

– Как вспомню, сколько всего мы тогда пережили, так даже самой не верится, – говорит мне Мадина-апа. – Раньше ведь не было ни памперсов, ни других специальных средств ухода за лежачими.

Приходилось бегать туда-сюда с судном, несколько раз в день менять бельё. У меня от постоянной стирки и уборки вся кожа на пальцах потрескалась до крови.

Когда пришла пора окончательно забирать дочь из больницы, Мадина поняла, что в маленькой однокомнатной квартирке им будет тяжело. Помогли на работе, где Мадину помнили и очень ценили за трудолюбие и добросовестность.

– Начальство за меня хлопотало, потому и получили мы с дочкой вот эту квартиру, – улыбается пожилая женщина. – Помню, дали нам машину, людей в помощь, чтобы переезд организовать. Меня на ней вместе с вещами перевезли, а Закию на «скорой» доставили. С тех пор мы здесь и живём.

Хороший уход и неустанная материнская забота сделали своё дело. В 1985 году Закия начала шевелить руками, потом ногами, а ещё через несколько месяцев сделала свой первый шаг. Как они радовались тогда!

– Спасибо мамочке за всё! – срывающимся от волнения голосом говорит 64-летняя Закия, которая и сегодня, спустя 44 года после аварии, нуждается в постоянном уходе и присмотре. – Благодаря ей я живу, стою на ногах.

Закия – инвалид первой группы. У неё нарушена координация движений. По квартире она передвигается с трудом, опираясь на палку. Иногда выходит подышать свежим воздухом возле подъезда.

– Дальше уходить от дома я боюсь, – признаётся женщина. – Я ведь могу упасть, а теперь прохожие не спешат помочь подняться. Наверное, подумают, что я пьяная…

ПРО ДОБРЫХ ЛЮДЕЙ

Только не подумайте, что Мадина-апа и её дочка – мизантропы. Напротив, они очень любят окружающих, их сердца всегда открыты для дружеского общения.

– Мы очень благодарны людям, которые нам помогают, – говорят мать и дочь. – Недавно соседи из 65-й квартиры Андрей, Оксана, их дети Катя и Дима сделали нам ремонт. Теперь вот любуемся на новые потолки и свежие красивые обои. У нас в квартире 17 лет ремонта не было! В 62-й квартире тоже соседи хорошие: и Наташа, и Коля никогда не отказываются в магазин сходить, в аптеку сбегать, по дому помочь. И в 56-й, и в 51-й квартирах добрые люди живут. Да весь подъезд нам помогает.

Два раза в неделю в дом Халимуллиных приходит социальный работник Эльвира. Она моет полы, приносит продукты и лекарства, оплачивает жилищно-коммунальные услуги. Часто Халимуллиных посещает участковый врач Нина Евгеньевна Николаева, очень внимательный доктор и чуткий человек.

– К людям я отношусь со всей душой, – говорит Мадина-апа. – И рада любой помощи. В Стерлитамаке у нас родных практически нет, одна моя сестра живёт в Кумертау, другая – под Нижним Новгородом. Так что нас выручают наши соседи и сотрудники службы социальной помощи на дому. Спасибо им огромное!

Мадина-апа щурит свои подслеповатые, затянутые катарактой глаза (на операцию она не соглашается из-за Закии и высокого давления), вспоминая, как в прошлом году её возили на празднование 70-летия Великой Победы в специализированный дом «Ветеран»:

– За мной даже машину прислали! И концерт был такой хороший, и чаепитие… Нам, старикам, любое внимание дорого.

Своё долголетие Мадина-апа объясняет просто:

– Человек живёт до тех пор, пока он кому-то нужен. Так получилось, что я всегда жила ради других – беспомощных брата и сестры, больной мамы, парализованной дочки. Вот и теперь ей без меня не справиться. Потому и не забирает меня Всевышний.

Автор: (25 Июл 2016). Рубрика: Главное, История. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти