«Чертёжники» на «скорости»

Спрос рождает предложение? Не всегда. Если речь – о наркотиках, то наоборот: «дури» производится столько, что будущих жертв активно выискивают и приманивают. Как уберечь человека от участи зависимого? Бесполезно грозить пальцем, мол, наркотики – это плохо: молодые живут в несколько другой системе координат и не верят на слово. Чтобы смахнуть пыль с прописных истин, мы с фотокорреспондентом отправились в наркологический диспансер. Увидели, в чём проигрывают здравомыслящим людям потребители спайсов, как далеко заводит «скорость» и почему отнюдь не всё в жизни надо испытать. Делимся впечатлениями.

«ПРОСТО ПОПРОБОВАТЬ» – ТАК НЕ БЫВАЕТ

Оказывается, употреблять наркотики и быть наркоманом – не совсем одно и то же. Впрочем, это дело времени. Сегодня на учёте в республиканском наркологическом диспансере № 2 состоят 439 наркоманов (они имеют явные симптомы болезни) и 156 потребителей наркотиков (начинающие, те, кто, по словам врачей, уже запачкал себя наркотиками, при этом болезнь ещё не проявилась клиническими симптомами). Потребители быстро становятся наркоманами: зависимость от современных психоактивных веществ («синтетики», спайсов и солей) формируется стремительно. Врачи-наркологи объясняют: синтетические наркотики действуют как стимулятор – у человека возникает иллюзорное состояние бодрости, усиливается «скорость». «Синтетика» коварнее героина: она практически не вызывает абстиненции (ломки при отказе от наркотика), и в этом главная опасность. Молодые люди (25- и 35-летние) нюхают, курят и колют «синтетику» до последнего – до полной психической деградации.

ЛЮДИ-ХВОРОСТ

Если проехать мимо наркологического диспансера несколько десятков метров вправо, взгляду открывается поле. На нём высятся круглые скирды цвета тёмного золота, а на распахнутом горизонте нежатся кучевые облака. Эту же картинку безмятежной свободы могут наблюдать из окон диспансера и зависимые. Но они выбирают для своей жизни другие иллюстрации.

Пациенты отделения неотложной помощи похожи на хворост: очень худые, будто высохшие. Кажется, чиркнет очередной рецидив, как спичка, – и они сгорят. В отделении – просторный коридор, высокие потолки и белые стены. Придерживаясь стены, в сторону палаты осторожно передвигается сгорбившийся человек, на вид почти бестелесный, как тень. Есть в отделении своя палата № 6: когда мы заглянули внутрь, её обитатели пили чай и мирно беседовали. С общей печатью боли и недоумения на землистых лицах.

Палата интенсивной терапии. Она шестиместная и никогда не пустует. Врачи называют её наблюдательной: вместо двери – решётка, позволяющая персоналу наблюдать за состоянием пациентов. Если бы эту картинку увидели те, кто собирается попробовать спайс, то наверняка поменяли бы свои планы. Сейчас в палате-«клетке» тихо. Её обитатели лежат на кроватях, и если спящие люди в их беззащитности обычно похожи на детей, то здешних гостей не оставляет в покое мучительная гримаса. Мужчина с мутным взглядом и без возраста пытается произнести что-то нечленораздельное. Его движения неверны, но страх сильнее недуга: несчастный закрывается локтём, боясь попасть в кадр. Юноша, занявший ближайшую к выходу койку, забылся тяжёлым сном, только фиксаторы на руках и ногах (человек привязан к кровати) напоминают о недавней буре: психиатрическая бригада «скорой помощи» привозит сюда наркоманов в неадекватном состоянии – в психозе, бреду, с галлюцинациями и навязчивыми идеями.

– Как я к ним отношусь? Как к больным людям – с состраданием и желанием помочь, – говорит Виль Ишдавлетович Кусербаев, заведующий отделением неотложной помощи. После десяти лет работы в психиатрической больнице иметь дело с наркоманами он считает перспективным: есть шанс увидеть результаты своей работы, ведь наркоманы иногда выздоравливают:

– Для этого нужна мощная мотивация. Наша задача – вывести их из абстиненции, помочь пережить ломку, боли. Затем мы стараемся направить их в реабилитационное отделение, там с ними работают психологи.
Говорят, человек ко всему привыкает. Виль Ишдавлетович признаётся, что за 14 лет работы с покорёженными «дурью» судьбами он не смог смириться с тем, как беззаботно, играючи относятся люди к своему здоровью.

ВЗЛОМ ПРОГРАММЫ

– Это больные люди, – соглашается с коллегой Ильдар Муллагалеевич Кираев, психиатр-нарколог, и.о.главного врача наркологического диспансера. – У каждого человека своя болезнь: кто-то страдает сахарным диабетом, у кого-то, скажем, – гастрит, а у кого-то – наркомания. От наркомании не умирают – умирают от сопутствующих заболеваний (от СПИДа, гепатита, сепсиса, цирроза печени и так далее). Предположительно 20-25 процентов людей не склонны к зависимости, остальные – в группе риска, то есть если их настойчиво уговаривать, а они не дадут отпор, то могут согласиться попробовать что-то, изменяющее сознание. Главные мотивы – гедонистические: снять стресс, забыться, повеселиться. Наркоманы – не только травмированные дети из неблагополучных семей. Зачастую это люди, живущие в достатке, они имеют работу или учатся.

– Как удаётся наркотикам взломать главные человеческие программы – инстинкт самосохранения, желание реализовать себя в социуме, любить, заботиться о детях?

– Действительно, всё это заменено единственным навязчивым желанием – найти наркотик и употребить его. У наркозависимых со стажем мы нередко замечаем на руках «чертежи» – уродливые следы от внутривенного введения одурманивающих веществ. Доказано: в тканях головного мозга у больных наркоманией происходят деструктивные изменения. Между прочим, аддиктивное (зависимое) поведение – это не только несвобода от химических веществ. Это зависимость от игр (лудомания), гаджетов (многие впадают в панику, если забыли дома мобильник) и многого другого. Если человек, скажем, не представляет своей жизни без охоты, и покупает очередное дорогое ружьё вместо того, чтобы содержать семью, – это тоже на грани аддикции.

– Как воспитать человека с внутренним стержнем, с сильной и свободной волей?

– Наиболее эффективна позитивная наркопрофилактика: исключите из поля зрения детей сцены насилия и ужасы, не заостряйте внимание на наркотиках и на том, какие страшные последствия влечёт их употребление. Лучше формируйте позитивные образы: будешь вести здоровый образ жизни и заниматься спортом – будешь сильным, успешным, счастливым…

В кабинете Кираева, в углу под стулом, – 16-килограммовая гиря. Практически каждый пациент, оказавшись у доктора, замечает её и норовит осилить. У тех, кто взял себя в руки, даже получается.

– Если наркомания – болезнь, значит, есть алгоритм лечения?

– Безусловно, стандарты медицинской помощи разработаны, и мы им следуем. Но знаете, о чём мечтает каждый наркоман, попадая на больничную койку? О том, чтобы пережить ломку под наркозом. Наши антипсихотические препараты помогают облегчить абстиненцию и приспособиться к жизни без дозы. Но «противоядия» от конкретных наркотиков нет: таблетки от зависимости не существует! Чтобы впредь не употреблять, надо долго над собой трудиться и не бросать лечение.

Фото Сергея Крамскова

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 9 августа 2016 года)

Автор: (9 Авг 2016). Рубрика: Главное, Здоровье. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти