Тёплый дом

Этот ничем не примечательный на первый взгляд дом по ул.7 Ноября, 47, помнит многое. Если бы дома умели говорить, они поведали бы о судьбах своих обитателей. О событиях счастливых и трагических, что разыгрывались в их стенах. Сюда, в обитель семьи известного муэдзина, просветителя, целителя Садретдина Ибрагимовича Султанова, нередко захаживали известные не только в Стерлитамаке, но и в России люди. Прославленные купцы Утямышевы, Баязитовы, члены семьи депутата царской Госдумы из Казани Бадамшина, купцов и золотопромышленников Ремеевых – друзья депутата Государственной Думы 2-го и 3-го созывов царской России Мухаметшакира Мухаметхарисовича Тукаева… Супруга целителя Марьям Мухаметшакировна, урождённая Тукаева, была женщиной набожной, властной и волевой. Во многом именно эти качества позволят ей после революции устоять под бременем тяжких испытаний.

По рассказам Лейлы Исламовны – внучки целителя, дом этот построил некий купец в благодарность за спасённого сына. Чем тот болел – сейчас уже никто не скажет. Известно только, что от мальчика, у которого отнимались ноги, отказались даже столичные врачи. И тогда кто-то посоветовал им обратиться к этому целителю… Не зря же в народе шёл слух, что он был знатоком тибетской медицины. Как бы там ни было, в память о спасённом мальчике остался этот просторный дом.

В годы гражданской войны на одной его половине целитель устроил госпиталь для раненых красноармейцев. Когда в город вошли белые, домработница – глухонемая женщина – была на рынке. Прибежала домой и жестами кое-как успела предупредить об опасности. Только спустили в погреб раненых, как в гости пожаловали господа офицеры. «Прекрасный дом! – воскликнул старший из них. – Здесь мы и поселимся».
К их приходу домработница успела накрыть вход в погреб половиком, поставить на него табуретку и таз с горячей водой и грязным бельём. И тут в звенящей тишине раздался дикий вопль глухонемой (они могут в состоянии стресса издавать нечленораздельные звуки). В следующую секунду ушат горячей воды окатил офицеров. Домочадцы застыли в ужасе. Но случилось чудо: те, бормоча «психопатка, умалишённая», подались восвояси.

В 1919 году мулле Садретдину выдали официальную бумагу за № 14, подтверждающую, что он является лекпомом (помощником лекаря) амбулатории Народного комиссариата здравоохранения БАССР. И что его имущество и квартира реквизиции и уплотнению не подлежат. Всё, как положено: подпись наркома здравуправделами, печать народного комиссариата здравоохранения РСФСР… Казалось, жизнь налаживалась. Дружбу с целителем водили известные в городе врачи. Такие, как офтальмолог Мишенин (после войны он был награждён орденом Ленина). Иную оценку получил целительский труд бывшего служителя культа.

 

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 30 августа 2016 года)

Автор: (30 Авг 2016). Рубрика: Главное. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




комментария 2   “Тёплый дом”

  1. Николай

    Друзья “Теплого дома”:Прославленные купцы Утямышевы, Баязитовы, члены семьи депутата царской Госдумы из Казани Бадамшина, купцы и золотопромышленники Ремеевы – друзья депутата Государственной Думы 2-го и 3-го созывов царской России Мухаметшакир Мухаметхарисовича Тукаев… Супруга целителя Марьям Мухаметшакировна, урождённая Тукаева, была женщиной набожной”.

    “В годы гражданской войны на одной его половине целитель устроил госпиталь для раненых красноармейцев”.

    Какой ещё такой разъэдакой жизни надо было Садретдину Ибрагимовичу Султанову,что он как в омут с головой бросился в революцию на красной стороне.Которые как известно рушили Храмы,уничтожали служителей культа,депутатов,золотопромышленников и всех,в общем то,думающих людей.
    Где искать ответ на такой крамольный вопрос,если очень богатые люди пошли в услужение к красным.

    А “Тёплый дом” прекрасный,не то что,ДК СК,который через сорок лет пришел почти в полную негодность.Что его стали реставрировать на наших глазах.

    История похожа на известную песню “Листая старую тетрадь расстрелянного генерала”.

    • Зимфира

      Мне кажется, он пошел служить людям. Мой дядя, из очень небедной семъи, партизанил в гражданскую, был народным лекарем у себя в селе, спас ни одну семью от раскулачивания. А его брат ушел с белыми. Его видели на Алатау, он стоял в раздумье- повернуть домой . сдаться красным или уйти с белыми? После этого его никто не из знакомых не видел. Время было такое.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти