На финансовых виражах

Со времён Петра I чиновничья служба была приравнена к военной. Так, согласно Табелю о рангах, коллежский регистратор (низший чин) соответствовал прапорщику пехоты. Титулярный советник – пехотному капитану или поручику гвардии. Надворный советник – подполковнику, а тайный советник – генерал-лейтенанту… Неудивительно, что первыми служащими Стерлитамакского казначейства стали отставные военные.

Первый стерлитамакский казначей – Михайло Андронник, казанский дворянин, поручик Казанского батальона, участник подавления Пугачёвского бунта. На место службы отставной офицер прибыл в 1782 году. На улице Красногорской (ныне ул.Халтурина) построил дом. Но жизнь в уездном городишке после Казани показалась ему столь невыносимо тоскливой, что он, недолго думая, с казёнными деньгами бежал в Петербург. Его поймали и арестовали. Чтобы вернуть наворованное, с молотка пустили его имущество. А на его место был прислан из Уфы чиновник 13 класса Александр Степанович Попов. Дети нового казначея пустят корни в Стерлитамаке, пойдут в чиновники и купцы, и даже в бургомистры и городские головы. При Попове были выстроены деревянное одноэтажное здание присутственных мест, казённая церковь, дом городничего и другие госучреждения. За безупречную службу он получит дворянский титул.

В штате казначейства в должности присяжных служили экспедиторами при транспортировке денег отставные солдаты. Так, присяжный Пётр Угрюмов, родом из крестьян, прошёл всю Отечественную войну 1812-14 гг., участвовал в Смоленском сражении, был ранен и дошёл до Парижа. Другой присяжный, Венедикт Лукьянов, в 1799 году рекрутом попал в Финляндский гренадёрский полк, в Отечественной войне участвовал в сражениях под Смоленском, Витебском, за Малоярославец, в Бородинской битве, в заграничных походах русской армии. Воевал в Силезии, под Дрезденом, награждён медалью «За взятие Парижа».

В 1831 году началось строительство нового каменного двухэтажного здания для полицейского управления, пожарной службы и казначейства. Это одно из самых старинных зданий города по ул.К.Маркса, 113 сохранилось и поныне. Из отчётов казначейства известно, что на его отопление и освещение, на содержание надзирателей было выделено 537 руб. 50 коп. Деньги направлялись на изготовление кандалов, питание арестантов (в 1844 году, например, среди узников тюрьмы числились 124 мужчины и 4 женщины), отпевание в тюремной церкви усопших, поимку сбежавших… Но вскоре и это здание стало тесным. В 1842 году казначей А.А.Карпинский в своём рапорте в Оренбург жаловался, что негде хранить документы.

Здесь же фиксировались и торговые сделки, вплоть до торговли крепостными. Нередко государство само выступало в роли покупателей рабов. Их выкупали у помещиков и переводили в разряд государственных крестьян. Так, в начале 1850 года жена титулярного советника, чиновника Стерлитамакского казначейства Лукерья Рихтер продала «дворовых людей одного семейства»: сорокалетнего Макара Семёнова, его тридцатилетнюю супругу и троих детей. После оформления сделки семья была причислена к мещанскому сословию со всеми «платежами податей равно личных, городских и денежных повинностей и служб на 2 года». За них госпожа Рихтер выручила по 20 рублей. Вдова штабс-капитана, госпожа Волостная выручила от продажи семьи Василия Нефёдова с женой и четырьмя детьми по сто рублей с каждого взрослого, а с детей – от 50 до 75 рублей. Нефёдовы обошлись городу в 375 рублей.

В казначействе отоваривались гербовой бумагой, получали жалование, премии и пенсион военные, отставные унтер-офицеры, начальники башкирских, мишарских кантонов, чиновники… Годовое жалование городского штаб-лекаря, например, во второй половине 20-х годов 19 века составляло 200 рублей, а повивальной бабки (акушерки) – на два рубля меньше. Получение наград было делом недешёвым. С кавалеров орденов вычитали энную сумму: за «гербовую бумагу» (вероятно, свидетельство о награждении) – по 12 рублей, за печать к ней – 1,5 рубля, за «печатание» бумаги – ещё 1 рубль… Итого набегала кругленькая сумма. Заседателю уездного суда Ивану Полетаеву (будущему городничему), например, орден Святого Владимира 4 степени обошёлся в 32 рубля с копейками.

На рубеже 19-20 веков казначейство переехало в новое здание на углу нынешних улиц Садовой и 7 Ноября. Ныне это один из учебных корпусов медколледжа (на снимке). Кстати, в обширных подвалах этого здания располагался один из банков дореволюционного Стерлитамака. По сведениям местных краеведов, к началу 20 века в городе функционировали Поземельный, Сибирский, Общественный банки.

К сожалению, о банковской структуре досоветского Стерлитамака мало что известно. По неподтверждённым данным, в конце 1870 – начале 1880-х один из этих банков потерпел крах. Дело было громкое, но запутанное.

С приходом советской власти банковская система царской России рухнула. Многие банки были попросту реквизированы. Вся банковско-финансовая система страны, а вместе с ней и города, совершила новый виток в своей истории.

Юрий СИДОРЕНКО,
Фаяз ЮМАГУЗИН

Автор: (8 Сен 2016). Рубрика: Главное. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “На финансовых виражах”

  1. Зимфира

    Попов много строил для государства, и получил дворянский титул. Чтоб попасть в Госдуму достаточно настроить на месте бывших предприятий супермаркеты., при низкой покупательской способности горожан.

Ответить

*

Фотогалерея


Войти