Двести лет спустя. Горькая пилюля

О фильме Владимира Хотиненко «Рой»

Политическая сатира Салтыкова-Щедрина… Далеко ли ушли от неё? В ленте режиссёра Владимира Хотиненко «Рой», как в магическом кристалле, отразилась (с современными поправками) «История одного города». Политический памфлет на экране – явление не частое. Любопытство раскалилось добела…


roy

«РОЙ» В СИБИРИ

История «Роя» (толпы переселенцев из России) началась незадолго до великой революции. Весной 1909 года вятские пришли в Сибирь (к слову, в Вятке отбывал ссылку Салтыков-Щедрин). Переселенцы (головотяпы) стоят в нерешительности на берегу полноводной реки (немое кино с титрами). Вдруг появляется начальник на коне и, помахивая нагайкой, возвещает (вместе с ним появился и звук):

– Вон земля ваша, лешаки, пашите, сколько влезет!

Начальник исчезает. На экране возникает повествователь, сидящий спиной к зрителю. Он устроился на тонком канате, протянутом между двумя соснами. С этого прозрачного намёка начинаются метафоры, вплетённые в ткань фильма.

У Салтыкова-Щедрина о глуповцах рассказывает летописец. Здесь – тот же приём. Сказитель начинает повествование:

– Когда пришли вятские и стали строиться, то о названии села не спорили – там была Стремянка и тут – Стремянка. Только там земли было мало, тут – паши сколько осилишь!

Переселенцы встали на ноги, и зажили было. Но…

Повествователь горестно продолжает:

– Одна война мировая, потом ещё одна между собой, потом снова мировая, да каждый год начальники да указы. Выдоили ту землю как худую корову до крови. Бросили. Стали тайгой кормиться, да её и пожгли.

Дальше начинается эпопея с пчёлами. У классических глуповцев (клан Заварзиных) ничего не получается. Теорию пчеловодства освоили, а на практике – один смех. Пчёлы улетают к соседям…

Василий Заварзин (Иван Агафонов) с приёмным сыном Артюшей (Владимир Ильин) пытаются их вернуть. Живут они среди полного запустения, пожаров, пьянства и воровства. Голодный медведь-шатун бродит по бесплодной равнине, там, где раньше была тайга. Глуповцев всё это мало волнует. Правда, младший сын Василия Тимофей (Сергей Паршин) пытается бороться с браконьерами, которых остальные глуповцы умудряются вовремя предупредить. В конце концов Тимофея и его беременную жену убивают. Их обнаруживает в реке голодный медведь…

Однажды Салтыков-Щедрин написал: «Если я усну и проснусь через сто лет, и меня спросят, что происходит в России? Я тут же отвечу:

– Воровство и пьянство!».

ПРОГРЕСС ПО-АМЕРИКАНСКИ

Если глуповцы Салтыкова-Щедрина варились в собственном соку, то хотиненковские – в американском. Лежит удачливый бизнесмен-пчеловод Иван (Геннадий Гарбук) в гамаке среди наводящего тоску хаоса и смотрит по видику фильм на сюжет из римской истории. Одна из сцен Ваню так потрясла, что он чуть не вывалился спелым яблоком из гамака.

– Таська, – зовёт он жену, – иди сюда!

Таська (Валентина Мороз) вкалывала неподалёку. Усталая женщина посмотрела на экран:

– Да провались ты со своим кино!

– Я к культуре приобщаюсь. Я – прогрессист!

Приобщение к заокеанской культуре подвигло Ивана и к перестройке: болгаркой под пение «Интернационала» он снял с автомобиля крышу. И русские «Жигули» стали американским кабриолетом. Теперь Таська, опасаясь дождя, брала зонт, когда развозила китайские товары.

Культура в Стремянке достигла небывалых высот – глуповцы больше не верили в привидения.

– Какие привидения, – говорили они, – сейчас кругом одни инопланетяне!

КТО ВИНОВАТ? ЧТО ДЕЛАТЬ?

Раскачиваясь на канате, летописец продолжает рассказ:

– Хорошо. Хорошо-то, хорошо. Когда дед Алёшка (Чеслав Сушкевич) сюда людей привёл, тоже хорошо было. А теперь? Вот как обернулось: курят все, водку пьянствуют.

Спасаясь от беспредела, дед Алёшка время от времени уходит из новых Стремянок в старые. Его возвращают. С лёгкой руки неуёмного старика воспоминания о прошлом превращаются в прекрасный миф о сытой размеренной жизни. Первый шаг к нему – возвращение религии. Суровые старухи, бывшие комсомолки, читают евангелие у полуразрушенной церкви. Сейчас им разрешено верить в Бога.

Вспоминают и о любви к родине. Кто-то, изнывая от приступа патриотизма, уныло тянет:

– Родина моя, прости, что не сумею я тебе сказать признание в любви.

А кто-то с пиететом заявляет:

– А люди мы русские. Выпиваем, но по поводу.

Но назад хода нет! А что впереди?

Заупокойной песней звучит монолог одного из героев фильма:

– Вам уже никто не поможет, и никто вас не спасёт. Вы не можете быть ни бедными, ни богатыми. Одних вы презираете, других ненавидите… Вы всегда ищете виноватого – это единственное ваше занятие. Вы разучились работать и не научились отдыхать…

Зато воевать друг с другом глуповцы умели во все времена. И в Сибири левобережные всегда дрались с правобережными. Сцена битвы воспроизведена в фильме с документальной точностью.

«Рой» для многих зрителей стал горькой пилюлей. И, проглотив её, одни обозлились на создателей фильма (как злились когда-то на Салтыкова-Щедрина) за клевету на русский народ. Вторые впали в пессимизм. А третьи, успокаивая себя, повторили сакраментальное: «Не мы такие, жизнь такая».

Евгения ДЬЯКОНОВА

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (10 Ноя 2016). Рубрика: Главное. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти