Как Данила спайсы победил

Одолеть наркоманию можно только всем миром

«Внутри меня, может, депрессия, а, может, и пустота. Но большую часть времени я схожу с ума. Что стало с моим мозгом, я не знаю. Я не хочу умирать, не хочу жить, и настоящее меня не устраивает. Чувствую: с каждым днём я тупею и схожу с ума. Хуже этого нет ничего на свете – когда ты потерял голову, рассудок…».

Интернет-форумы кричат подобными откровениями наркоманов, неумолимо приближающихся к пропасти. Если написано без ошибок и правильно расставлены запятые, логично заподозрить в таких текстах не подлинные истории, а «стилизации» – взрослые попытки вразумить тех юных, которые ещё только решаются попробовать «дурь». Жаль, читают это, когда уже поздно.

Впрочем, спастись можно. Так, недавно в редакцию пришла пожилая женщина, чтобы поделиться радостью: её сын, употреблявший спайсы, достиг продолжительной ремиссии. Мы договорились о встрече и узнали, у кого есть шанс стать счастливым исключением из печальной наркологической статистики и что делать, чтобы чудо произошло.

ЗЛО ПОД НОГАМИ

В аккуратной квартире пахнет домашними беляшами и свежезаваренным чаем. Хозяйка Вера Степановна (имена героев истории изменены) встречает меня как хорошую знакомую – счастливой улыбкой.

– Моему Даниле 31 год. Не женат ещё, – будто извиняясь, говорит мать. – Мы с ним даже на «Давай поженимся!» ездили – никого пока не присмотрел. Я его одна растила, учила. Он мастер спорта по плаванию. Он хороший рабочий, на два года в Сочи перед Олимпиадой уезжал, прилично там зарабатывал. В 2015 году вернулся. Девушка у него была, Даша, но отношения не складывались: то живут вместе, то нет. Он начал курить спайсы. А как не начать, если номера телефонов на тротуаре написаны, прямо под ногами? Звонишь и покупаешь…

– Кто-то позвонит по номеру, написанному на асфальте, а кто-то пройдёт мимо. Как вы думаете, почему вашего сына это зло зацепило?

– Не знаю. Мы с мужем развелись, когда он был подростком. Его отец уехал в Ашхабад, но к сыну приезжал, и Данила к нему ездил. Они общаются по скайпу. Сын дураком никогда не был и меня всегда очень любил, но характер у него не мой. Может, я на него иногда давила?..

– Как вы узнали, что сын стал наркоманом?

– Соседка сказала. У неё два сына, она их от пьянства закодировала, так они на «дурь» подсели. Сначала один умер, потом – другой. Что далеко ходить: у меня племянник раком заболел, узнал, что обречён, и с горя запил-закурил. Так в дурмане и умер. Не от рака – от передозировки.

– Но в случае с Данилой вы, наверное, и сами чувствовали: что-то происходит?

– Сын чужой стал. Смех без причины, странности. Он хитрый: скрывал от меня, пропадал на несколько дней. А я за эти дни его в уме хоронила, мысли были одна страшнее другой. Весь этот ужас меньше года продолжался, а для меня эти месяцы были вечностью, я как будто в аду горела. Я ведь его контролировала с детства: проверяла, не расширены ли зрачки, не пахнет ли от него спиртным. Как начало наркозависимости мимо меня прошло? Ума не приложу…

– На наркотики нужны деньги, разве яма в семейном бюджете не появилась?

– Он работал. У меня тоже просил, находил повод: «Мам, у меня же день рождения, дай 500 рублей», «Хочу Даше цветы купить, дай денег». Без спросу никогда не брал.

– Как вы спасали сына?

– Что я только не делала. Звонила по телефонам доверия – бесполезно. Психологи твердили: «Уговорите сына лечиться». Я уверенный пользователь компьютера: мне 65 лет, шесть лет я с компьютером на ты. Кому я только ни писала, у кого только помощи ни просила… Спасение пришло через Москву: мне подсказали, что у нас в Стерлитамаке при наркологическом диспансере действует реабилитационный центр для наркозависимых.

«ЧЕЛОВЕКУ НУЖНЫ СВОБОДНЫЕ УШИ»

Из окна кухоньки, где мы разговариваем, видно, как в городе хозяйничает осень. На берёзы цвета жёлтого воска с 12-го этажа смотришь сверху вниз. Ветер пытается задуть их неяркую листву в подворотню.

– Откуда вы брали силы, чтобы бороться за Данилу?

– Я ходила в группу созависимых при реабилитационном центре. В таком горе, которое у меня случилось, каждый остаётся в одиночестве, и неважно, директор ты или уборщица. А одному этого не перенести. Человеку нужны свободные уши, чтобы было с кем поделиться и хорошим, и плохим. Мы рассказывали о своей беде, проходили все шаги по специальной программе. Мы понимали друг друга, можно было называть своё имя и говорить правду: никто никого не осудит.

– Неужели для того, чтобы не осуждать, надо самому оказаться в беде?

– Выходит, так. Я сначала поделилась горем с подругой, когда мы с ней ездили за границу, так она всем рассказала. А я не понимала: почему люди на меня косо смотрят? Я замкнулась после этого. На занятиях в группе нас учили, как выжить в горе самим и как вытащить близких. Сын проходил курс лечения в реабилитационном центре, видеться нам было нельзя. Мы параллельно с ним жили: он в тренажёрном зале занимается, я в группу хожу. Не со всеми советами в группе я была согласна. Например, нам говорили: если человека невозможно изменить, научись с ним жить. А я считаю так: до последнего надо бороться. Данила начал лечиться, а через месяц сбежал. Тогда я ему сказала: «Выбирай: или я тебя посажу, или повешусь, или ты начнёшь человеком становиться». Он мой характер знает – согласился лечиться.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 10 ноября 2016 года)

Беседовала Екатерина ЯКОВЛЕВА

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (10 Ноя 2016). Рубрика: Главное, Здоровье, Молодежь. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти