Присяга – дело святое

Майор Усманов – о нелёгкой службе и крепком тыле

У каждого профессионального военного – своя история службы, своё видение офицерской миссии и, по большому счёту, своя судьба. Судьба ветерана войны и военной службы, майора в отставке, участника боевых действий в ДРА Талгата Шакировича Усманова сложилась хоть и непросто, но счастливо. И он на неё не в обиде.

mayorusmanov

ПОД ЗНАКОМ МАРСА

– Я с раннего детства мечтал стать офицером, – говорит Талгат Шакирович, и во взгляде его сквозит убеждённость. – В семье кадровых военных не было, но мои близкие воевали в Великую Отечественную. Дед погиб под Сталинградом. А отец встретил войну в военных лагерях рядом с Брестской крепостью, домой с фронта вернулся инвалидом. Я родился под знаком Марса, бога войны, и буквально грезил профессией военного.

Но сразу его мечте сбыться было не суждено. Сначала паренёк из Стерлибашево стал студентом Уфимского сельскохозяйственного института. Правда, проучившись полгода, он забрал документы и… ушёл в армию.

Будучи солдатом-срочником (Усманов служил в Венгрии в мотострелковой роте), он написал рапорт о поступлении в военное училище. Прошёл строгий медицинский отбор, сдал конкурсные экзамены и стал курсантом Вольского училища.

После его окончания у молодого лейтенанта появилась возможность выбрать место службы. И он выбрал воздушно-десантные войска, попав в знаменитую учебную воздушно-десантную дивизию в Литве.

На его счету – 150 парашютных прыжков, выполнение боевых задач в Афганистане, служба на Украине и в Германии. Его грудь украшает награда – медаль «За боевые заслуги».

– Если бы начать жизнь сначала, всё равно я бы выбрал армию, – признаётся Талгат Шакирович. – Служба – штука тяжёлая, но ты чувствуешь себя человеком, делающим нужное дело. Офицер должен знать, на что он идёт, что его ждёт и ради чего он это делает. А ещё он несёт ответственность не только за себя, но и за жизни своих подчинённых.

«В МОЕЙ ДУШЕ ГОРИТ АФГАНИСТАН»

На девятом году службы ему сообщили, что он едет в Афганистан. Капитан Усманов был женат, сыну исполнилось шесть, а война на афганской земле шла уже два года.

– Нас отправили в Москву, в течение недели интенсивно готовили, а затем с Чкаловского аэродрома всех 140 офицеров вывезли на замену нашим предшественникам в Кабул. Оттуда я был направлен в местечко под Баграмом, в 345-й Гвардейский отдельный парашютно-десантный полк. Александр Лебедь был у нас комбатом, Валерий Востротин командовал батальоном. С такими людьми довелось служить.

Срок службы для офицеров составлял два года, для солдат-срочников – полтора. Задачи полка, в котором служил Усманов, заключались в охране автомобильных дорог, зачистке кишлаков и горных районов, рейдах, засадах, поддержке других воинских подразделений.

– Трудно было? – спрашиваю собеседника.

– Так как я кадровый офицер, то должен быть готов ко всему. Присяга для меня – дело святое. И я воспринимал Афганистан как очередное место службы. Все мои бойцы были детьми из простых семей, но эти восемнадцатилетние ребята отдавали себя службе до конца, честно выполняли свой долг перед Родиной. Достаточно сказать, что за всю кампанию в нашем полку погибло 412 человек, шестеро пропали без вести.

Солдаты находились в очень тяжёлых бытовых условиях, жили в палатках, питались в основном консервами и концентратами. Днём стояла страшная жара, ночью было холодно, с мая по сентябрь такие ветра дули, что даже самолёты не садились. Мелкий, как пудра, песок проникал повсюду, скрипел на зубах. Желтуха косила личный состав. Её пик пришёлся на 1982 год – болели и солдаты, и офицеры.

Правда, их полк снабжался с базы, расположенной в Фергане. Так что иногда им перепадало даже свежее мясо, а не только опостылевшая тушёнка. И ещё: в Фергане у Усманова жила семья – жена Лилия и сын Тимур.

– Раз в три месяца я мог на пару дней выбраться к родным, – вспоминает Талгат Шакирович. – Какое же вкусное шампанское было в Фергане – из холодильника в жару!

Усманов вспоминает бои за Панджшерскую долину. Там в горах находилось крупное месторождение драгоценных камней, за которым в течение двух веков безуспешно охотились англичане.

– О том, что мы идём на Панджшер, не знали даже воевавшие с нами бок о бок афганцы из полка «Коммандос». Разведка работала исключительно, система условных знаков была отработана от и до. Панджшер взяли быстро, на рассвете высадился наш десант по всем вершинам.

Усманов говорит, что упаднических настроений в его подразделении не было никогда. Даже когда парням приходили письма из дома с невесёлыми вестями.

– Десантники – народ выдержанный, они умеют держать удар, не раскисать. Если мой боец узнавал, что его девушка вышла замуж за другого, и начинал психовать, я говорил ему: «Как же тебе повезло, парень, что всё кончилось, не начавшись. Было бы гораздо тяжелее, если бы тебя предала не невеста, а жена». И это всегда срабатывало.

Бог войны Марс оказался милостив и к самому Талгату Усманову, и к его сыну Тимуру, который в 1996 году попал на первую чеченскую войну. Тимур служил водителем БТР и вернулся домой живым.

– А вот я до сих пор воюю во сне, – грустно улыбается Талгат Шакирович, когда я говорю ему об этом. – А за что и с кем, не знаю сам. Война, она человека долго не отпускает. Может быть, всю его жизнь…

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 22 февраля 2017 года)

Марина ВОРОНОВА

Автор: (22 Фев 2017). Рубрика: Главное. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти