Ключик от восьми маленьких сердец

Для своих учеников она – проводник в мир звуков

Регина Фанилевна Гайдамак – сурдопедагог, учитель начальных классов школы-интерната для глухих и слабослышащих детей. Во втором классе, где она ведёт занятия, всего восемь учеников. У каждого – серьёзные проблемы со слухом. Но благодаря усилиям и трудолюбию своей учительницы эти дети живут в таком привычном для нас с вами мире – мире звуков и слов.

uchitelnica

– Как вы стали сурдопедагогом?

– В этой школе я работаю уже 13 лет. Собственно, с неё и начиналась моя педагогическая деятельность. Закончила филологический факультет пединститута, после чего сразу пришла в школу для глухих. Параллельно отучилась на годичных логопедических курсах. А ещё через четыре года получила диплом сурдопедагога, закончив факультет коррекционной педагогики Башкирского института развития образования.

– Вы помните, с чего начиналась ваша работа в школе-интернате?

– Ещё бы! Первые десять лет я работала со взрослыми детьми, некоторые ученики по возрасту были старше меня. Глухих и слабо-
слышащих детей почему-то довольно поздно отдают в школу. Поначалу я, признаться, была в шоке – не знала, как с ними общаться. Дети с нарушениями слуха – особенные. Они недоверчивые, закрытые, не пускают в свой обособленный мир посторонних. Нужно очень постараться, чтобы завоевать их доверие и уважение.

– Как вам это удалось?

– Я пыталась примерить на себя их ситуацию. Представить, что бы я почувствовала, пребывая в коконе глухоты. К тому же, работая с подростками и будучи молодой, я довольно легко нашла с ними общий язык.

– Язык?

– На самом деле, язык общения глухих мне тогда только предстояло освоить. И если дактильную азбуку можно изучать по книгам и учебникам, то разговорным жестовым языком овладеваешь только в общении. Уроки, подготовка и проведение общешкольных мероприятий (я подбирала ребятам костюмы для школьной «Фабрики звёзд», помогала им составлять программу) – всё это сразу закружило меня в вихре дел, и как-то незаметно я стала для них своей.

Кроме того, я начинала работать учителем развития речевого слуха и формирования произношения. Другими словами, я вела индивидуальные занятия: с каждым учеником мы занимались коррекцией произношения, составлением фраз.

– Это сложно?

– Очень. Довольно часто дети с нарушением слуха приходят в первый класс, не зная, что такое солнце, ухо, окно, дерево, книга. И учителю приходится всё начинать с чистого листа, объясняя понятия и названия предметов, соотнося слово с образом. К тому же, проблемы со слухом тянут за собой проблемы с речью, памятью, вниманием, поведением.

Работать в школе для глухих детей непросто, хотя классы у нас небольшие и программа упрощённая.

– Как вы попали к малышам?

– Когда в 2014 году я вышла на работу после декретного отпуска, мне дали нулевой класс. Из шести детишек трое были тотально глухими, никакой речи у них не было. Прошло три года. Теперь они у меня умеют читать, осмысливать прочитанное, решают задачки, задают мне вопросы. Именно тут, в начальных классах, педагогу хорошо видны результаты его усилий. Поверьте, это окупает все трудности. И на душе становится легче от того, что твои ученики начинают говорить вслух.

– Я знаю, что родители ваших учеников считают вас второй мамой их детишек. Такое признание дорогого стоит.

– Я – учительница строгая. А вот ученики у меня хоть и шаловливые, но ласковые и незлопамятные. Их отругаешь за какой-нибудь проступок, а они тут же идут к тебе за защитой. Если они тебя полюбят, то на всю жизнь. Моим первым выпускникам уже по 23 года, есть среди них и люди постарше. Они до сих пор общаются со мной в социальных сетях, при встрече искренне радуются, обнимаются, охотно делятся новостями. К сожалению, во взрослой жизни им сложно реализовать себя, хотя у некоторых за плечами колледж и институт. Без поддержки родителей им приходится туго. Хотя молодым людям проще, чем девушкам. Среди моих бывших учеников есть ребята, которые получили рабочие специальности и неплохо зарабатывают.

– Расскажите немного о ваших второклашках.

– Сейчас в моём классе восемь учеников – шесть мальчиков и две девочки. Все дети слабослышащие, а потому очень болтливые и гиперактивные. Домой прихожу с распухшей от всевозможных звуков головой. Но такая у нас, сурдопедагогов, работа – бороться с безмолвием. У нас в школе речевой режим. Всю свою деятельность мы должны выражать словами. Каждый шаг ребёнка должен быть озвучен и объяснён.

– Зато диктантов у вас, наверное, не бывает.

– Бывают, и довольно часто. У меня есть специальный инструмент – экран. Я закрываю им своё лицо до уровня глаз и диктую ученикам или слова, или числа, чтобы они напрягали свой слух, а не считывали информацию по губам. Такие диктанты заставляют их слушать и думать. Разумеется, новые слова мы сначала вместе изучаем, прорабатываем, и только потом я включаю их в диктант.

Читают мои ученики только вслух. Голоса у них громкие, но говорят они монотонно, без модуляций, с интонацией у них сложно. Зато у моих ребятишек подвижная мимика: у всех глухих говорящие лица.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 7 марта 2017 года)

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (7 Мар 2017). Рубрика: Крупным планом, Образование, Общество. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти