Где каторга: на Сахалине или Украине?

26 апреля – День памяти погибших в радиационных авариях и катастрофах

Изначально правительственной комиссией и следственными органами рассматривалось несколько версий аварии на Чернобыльской атомной электростанции, в том числе – и террористический акт. Версия теракта не подтвердилась.

Проектировщики, как известно, пеняли на непрофессионализм персонала энергоблока. Персонал в свою очередь аргументированно указывал на существенные недоработки в конструкции реактора. Как бы там ни было, мирный атом, оказалось, небезобиден. Мы имеем страшные последствия ядерного взрыва, которые так или иначе ощутил весь мир. Чем ближе к эпицентру – тем тяжелее последствия.

Визитка

Александр Георгиевич Русаков. 63 года. Ликвидатор аварии на Чернобыльской АЭС, член правления Стерлитамакского отделения БРОИ Союз «Чернобыль».

Кавалер ордена «Мужества», медалей «За заслуги», «Герой Чернобыля» и других наград.

Срочную службу проходил на Сахалине в химических войсках в должности командира авторазливочной станции.

Гражданская профессия – электрик.

Женат, с супругой вырастили сына и дочь. Подрастают две внучки.

Rusakov

ФАЗА, ГОТОВЬСЯ

– Армия мне очень помогла в жизни, – вспоминает стерлитамаковец Александр Георгиевич Русаков, – на тренировках по химической защите нас загоняли в палатки с дном (чтобы не выбрались), заполненные умеренной дозой газа. Бывало, старослужащие срывали с нас противогазы, чтобы мы учились правильно действовать и в таких ситуациях.

Помню, повар у нас был. Так тот после каждой тренировки падал и жаловался на боли в сердце. И мы тащили его на себе несколько километров. Потом кто-то заподозрил неладное, мы поговорили с «больным» после отбоя, и приступы у него прекратились…

Родился и жил я в Сайгановке. Раньше мы дрались с ребятами из других районов города, но во время службы я очень сдружился с земляком Сергеем Груздевым из так называемых вокзальских (к сожалению, моего друга уже нет в живых).

Так вот, в 1986 году, после сообщений о чернобыльской аварии, он сразу позвонил мне: «Ну, – говорит, – Фаза, готовься. Скоро нас снова призовут».

Так оно и случилось – меня чуть раньше, его чуть позже.

А Фазой меня в армии прозвали потому, что второй год служил электриком.

ТОЦК-ЧЕРНОБЫЛЬ, ГУСЬ ЯШКА

Отправка была несколько неожиданной – вызвали повесткой в горвоенкомат, где усадили в автобус, не дав попрощаться с родственниками.

После короткой подготовки в Тоцких лагерях Русакова с товарищами перебросили в Чернобыльскую зону.

Это был армейский палаточный городок.

Запомнилось, как сразу по приезде люди увидели на яблонях спелые аппетитные плоды и стали пробовать их.

Но раздался грозный окрик майора: «Жить надоело?».

Казалось, всё как обычно – огромное голубое небо, яркое солнце, ветерок.

Смущала лишь тишина – ни букашки, ни кузнечика…

Зато много было брошенных домашних животных, бродивших по лесам, – гуси, утки, овцы, свиньи, коровы, лошади.

Людей спешно выселили, скотина осталась.

К лагерю прибился бездомный гусь, его назвали Яшкой, кормили, поили.

Одичавшие собаки поначалу мирно ждали примерно в пятнадцати метрах, пока покушают люди и отдадут им остатки. Потом стали агрессивными, требуя свою долю в первую очередь. Пришлось создавать команды для отлова этих бродяг.

Но особенно удивляли брошенные посёлки. В них всё оставалось по-прежнему – дома, сады, мебель, телевизоры, но без людей.

СВИНЦОВЫЕ ПЛАВКИ

Работали на одном из самых сложных участков – крыше печально знаменитого четвёртого энергоблока, убирали радиоактивный мусор.

Зная об опасности радиации ещё со срочной службы, Русаков никогда не пренебрегал средствами защиты. Самым существенным из них было, наверное, свинцовое одеяние, называвшееся в обиходе плавками и весившее четырнадцать килограммов. Применялись и комплекты химической защиты.

Работали на энергоблоке недолго. Ходка занимала не более пяти минут. Дальше всё зависело от набранной радиоактивной дозы.

Набрав десять рентгенов (это официально, на самом деле дозы были больше), Александр Георгиевич был переведён на более лёгкий участок – стал дозиметристом, следил за заражённостью лесоматериалов, предназначенных для строительства базового лагеря. Поскольку лес был местным, то далеко не весь он годился для построек, в которых должны жить люди.

Невдалеке виднелся так называемый рыжий лес – солидный участок, больше других пострадавший от взрыва.

Измеряли и заражённость техники. Если дезактивация не помогала, её хоронили в огромном могильнике, занимавшем около пяти гектаров.

На этих могильниках нередко ловили мародёров, промышлявших поиском запчастей. Говорят, это были целые нелегальные бригады, где каждому платили огромные по тем временам деньги (по тысяче рублей в день при средней зарплате по стране в 120 рублей в месяц). Другой вопрос – живы ли они сейчас после долгой работы в радиоактивной зоне без какого-либо контроля за состоянием здоровья?..

– У нас перед палатками стояли тазики с водой, – вспоминает Александр Георгиевич, – так и они показывали по 0,02 рентгена…

РЫБАЛКА – ДЛЯ ДУШИ

Было у ликвидаторов и свободное время. Конечно, рыбачили. Но питаться уловом остерегались – рыбу выпускали в надувные армейские бассейны, а потом – назад в озёра и реки.

Гусь Яшка, кстати, очень любил радиоактивную рыбу и не жаловался на здоровье.

Однажды после проливного дождя пошли в рост великолепные на вид грибы. Все знали, что они очень быстро впитывают в себя радиацию, но в этот раз не удержались – в охотку добавили немного грибочков в картошечку. Хотя на питание никто здесь не жаловался, кормили в солдатской столовой отлично.

На личные радиоактивные дозы этот случай не повлиял. В этой связи запомнился другой эпизод – пятьдесят человек, приехавших на смену стерлитамакцам, были отправлены по домам после первого же выхода к реактору, где произошёл резкий радиоактивный выброс (реакция внутри реактора продолжалась,
она идёт и сейчас).

УФА. КАРДИОЦЕНТР

Два месяца, с 6 августа по 4 октября 1986 года, провёл Русаков в тридцатикилометровой Чернобыльской зоне. Набрал (официально) 21,67 рентгена. Всё – домой!

На уфимском железнодорожном вокзале к нему подошёл милиционер со словами: «Угости сигаретой, солдат». Русаков достал пачку и вдруг почувствовал себя очень плохо, ноги стали подкашиваться. Милиционер помог дойти до медпункта, где сделали укол, потом на «скорой» срочно доставили в кардиологический центр. Лечился целый месяц.

Запомнились большой интерес к нему
со стороны именитых профессоров и опасения среднего персонала – некоторые медсёстры просто боялись подходить к нему, полагая, что радиация передаётся от человека к человеку.

Словом, столичные врачи подлечили, выдав при выписке соответствующее заключение. Сейчас Русаков сожалеет, что потерял этот документ. Он, вероятно, очень помог бы
для оформления инвалидности.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 26 апреля 2017 года)

Алексей МАТВЕЕВ

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (26 Апр 2017). Рубрика: Главное, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




1 комментарий   “Где каторга: на Сахалине или Украине?”

  1. Зимфира

    Несколько лет назад скончался от болезней один из ликвидаторов -Александр Михайлович Дорогавцев, умница, порядочный человек, хороший друг.Он никогда не ныл, не стонал, не требовал для себя привилегий. Он считал, что кто, если не он. Пусть земля ему будет пухом.

Ответить

*

Последние комментарии

Фотогалерея


Войти