От «конюшни» до офиса

(По книге Г.Арсланова «Дерево жизни»)

«Стыдно вспоминать, в каких условиях работали сотрудники городской газеты и типографии к середине шестидесятых годов. Мы размещались в бывшем здании бани, на верхнем этаже – редакция, на нижнем – типография co своим допотопным шумным оборудованием. Кабинеты журналистов были перегорожены где дощатыми, где фанерными стенками. Неоштукатуренное снаружи здание выглядело так убого, что его можно было принять за колхозную конюшню», – писал Г.М.Арсланов в своей книге «Дерево жизни».

Pankov

ПРИБЫЛЬ ЕСТЬ, ДЕНЕГ НЕТ

Гадий Мухамадиевич Арсланов возглавил редакцию газеты в сентябре 1966 года, после ухода из жизни Натана Моисеевича Бенина, руководившего газетой 23 года. Практически сразу же, рука об руку с директором типографии Дмитрием Михайловичем Панковым, он энергично взялся за укрепление полиграфической и материально-технической базы редакции и типографии. Для установки и освоения только что полученных линотипов и новой ротационной машины требовалось расширить производственные площади. В Управлении по печати в Уфе, администрации города, горкоме КПСС развели руками: нет денег. В Госплане и подавно слушать не стали. Периодичность газеты уже тогда составляла пять номеров в неделю при тираже в 25 тысяч экземпляров. Газета была прибыльной, но весь доход оседал в Управлении по печати республики.

По просьбе управляющего трестом «Стерлитамакстрой» редактор газеты обратился к руководству железобетонного и кирпичного заводов, срывавших графики поставок строительных материалов. За эту помощь трест обязался возвести пристрой для размещения нового полиграфического оборудования. Но работа заморозилась из-за смены руководства треста. Новый управляющий слыл человеком слова, но стал «кормить завтраками» Гадия Мухамадиевича. Тогда редактор записал телефонные разговоры с ним на магнитофон, перепечатал на машинке и вместе с вырезкой хвалебной статьи о нём в республиканской прессе отправил ему по почте. Уже через пару дней появились строители и в короткие сроки отстроили цех, где разместилось оборудование.

ПО ДОКУМЕНТАМ – ЗАБОР

Но условия работы журналистов остались прежними. «С потолка капала вода, начала отваливаться штукатурка, скрипели дощатые полы, – вспоминал Г.М.Арсланов. – На капитальный ремонт требовалось столько же, как и на новое строительство. А войти в титульный список, заиметь строчку финансирования и подряд – об этом и мечтать не приходилось, все материальные, финансовые и людские ресурсы были брошены на сооружение гигантов большой химии».

Ни первый секретарь горкома партии Е.Г.Щебланова, ни председатель исполкома горсовета М.С.Муллагалямов не смогли уговорить директоров крупных предприятий города помочь редакции и типографии. И тогда Гадий Мухамадиевич предложил директору типографии Д.М.Панкову не печатать этикетки и бланки на продукцию одного из таких предприятий. Мол, типография завалена заказами – не успеваем. А сами они напечатать не могли. В СССР ни одно предприятие не могло иметь свои типографии. На учёте спецслужб была вся множительная техника.

У крупного завода возникли проблемы. Ведь продукцию нельзя было отправить без этикеток, ярлычков, сопроводительных документов, инструкций и других бумаг. Пришлось уступить. Но при плановой экономике уступить было мало. Надо было провести эту стройку какими-то окольными путями, чтобы директора за «уступку» потом не посадили. Оформили работы как временное сооружение (забор) завода. В итоге дореволюционное двухэтажное здание, в котором до войны размещались баня, потом общежитие, разрослось современным пристроем. Первый этаж освоили печатники, здесь же открылась столовая на 30 мест, на втором этаже разместились конференц-зал, кабинеты редактора и его заместителя, отдел культуры, приёмная и фотолаборатория. В благодарность типография выделила заводу полиграфическое оборудование открыла в одном из цехов филиал типографии, укомплектовав его опытными кадрами (для печатания бланков и документации на продукцию).

ЦИНКОГРАФИЮ – ЗА ПЛАЩИ

Но проблемы оставались. Даже качественные снимки на страницах газеты получались «размазнёй». Да и те возили в Уфу для изготовления клише, на что уходило два-три дня. Пришлось приобрести цинкографию – технику со сложной многоступенчатой химической обработкой, к тому же вредную для здоровья. Да и эту дефицитную технику вчерашнего дня выпускало единственное предприятие – Одесский полиграфмаш. Распределение её осуществлялось централизованно на правительственном уровне в лице Государственного комитета по печати. Руководители республики палец о палец не ударили, чтобы добиться выделения средств на приобретение цинкографии. Пришлось Г.Арсланову и Д.Панкову запастись баночками башкирского мёда и без ведома Госкомиздата БАССР (бывшего управления по печати) выехать в Москву. В столице в отделе по лимитам полиграфического оборудования за два десятка банок мёда заместитель начальника отдела за пять минут решил вопрос. Оттуда «ходоки» двинули в Одессу. Здесь сотрудница отдела, приняв документы и банки, выставила условие: купить у неё два болоньевых плаща. Пришлось согласиться. Подобные «экономические схемы» сегодня выглядят дикостью, но для плановой экономики СССР они были нормой.

ВЕЛИКИЙ ОФСЕТ

В начале 1970-х большую популярность стал набирать офсет. На очередном съезде КПСС даже было указано принять курс
на перевод городских и районных газет на офсетную печать. Но многое из планов партии оставалось на бумаге. К тому же, офсетную технику выпускали даже не в СССР, а в ГДР. Поскольку рассчитывать на поддержку Госкомиздата БАССР не приходилось, наши «ходоки» двинули в Москву по уже известному адресу. Там им объяснили, что для офсетного оборудования необходимы большие производственные площади. Озвученные размеры привели в ужас. Кто профинансирует строительство такой махины?

Безуспешно пообивав пороги горкома, исполкома, кабинетов директоров крупных предприятий, они вышли на Госплан республики, Совет министров, обком. Но в обкоме Г.Арсланова лишь отругали и посоветовали не искать «обходных путей». Сказали, что за средствами на строительство надо обращаться в Москву, в Госкомиздат РСФСР. Причём не им, а администрации города через пресловутый «Башгоскомиздат». Доводы о том, что они прошли все эти инстанции, только разозлили обкомовского чиновника.

Помог случай. Как-то раз Гадий Мухамадиевич поехал по делам в Уфу, к заместителю председателя Башкомиздата и застал его крайне озабоченным. Оказалось, что Тульское объединение «Полиграфреммаш» предлагало разместить в Уфе мастерскую по ремонту полиграфического оборудования городских и районных типографий. Арсланов тут же предложил ему построить мастерскую в Стерлитамаке. Неожиданно чиновник дал согласие. Смысл этой «многоходовой комбинации» для Г.Арсланова был в том, чтобы потом здание расширить и перепроектировать под офсетное производство.

ДОМ ПЕЧАТИ

За несколько месяцев хождения по инстанциям удалось убедить главного архитектора Ю.А.Подрядова и председателя исполкома горсовета М.С.Муллагалямова в необходимости строительства четырёхэтажного здания. Первые два этажа – под цехи, фотонабор, оборудование для монтажа, обработки фотоплёнок, вспомогательные приспособления, подсобные помещения и ещё 100 квадратных метров под мастерскую тульского объединения. Третий и четвёртый этажи – под новые служебные кабинеты типографии и редакции. Новое и старое здания планировалось соединить тёплой переходной галереей, под ней разместить редакционный гараж.

Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Трест «Стерлитамакстрой» наотрез отказался заниматься стройкой. Городские власти повлиять не смогли. Пришлось ехать в Уфу, к секретарю обкома партии по идеологии Ахунзянову, который связался с председателем Совмина. Тот переговорил с председателем Госплана. Он, в свою очередь, дал указание начальнику отдела включить в план треста «Ишимбайжилстрой» строительство Дома печати в Стерлитамаке.

Но это было только начало мытарств. Решение Уфы встретило яростное сопротивление управления треста. Наконец, был определён генеральный подрядчик. Но задачи попроще, такие, как снос дореволюционного полуразрушенного здания, печатникам пришлось решать самим. Организаций, готовых выполнить эти работы, не нашлось. И тогда редактор дал объявление в газету: «Кому нужен бесплатный кирпич, тот может разобрать стены ветхого здания по такому-то адресу». Это сейчас пустуют садоводческие массивы, и полки ломятся от продуктов. А тогда четыре сотки где-нибудь за Ашкадаром были большим подспорьем для «окрестьянившихся» горожан. Шло бурное строительство садовых домиков. Стройматериалы, как и всё в СССР, были дефицитом. Объявление вышло в пятницу, а к понедельнику осталась лишь груда мусора.

На закладку фундамента трест выделил… три-четыре человека. И опять выручили дружеские связи. Директор типографии дружил с командирами воинских частей, редактор – с соседом по дому, начальником лечебно-трудового профилактория. Директор ГПТУ-25 помог учащимися, которым работа на стройке Дома печати зачлась как производственная практика. Понятно, что все они работали задаром. Разве что иногда Дмитрий Михайлович умудрялся кормить их в столовой типографии. Дармовой рабочей силой в лице осуждённых на 15 суток снабжал и городской отдел милиции. Помните фильм «Операция «Ы…»: «Огласите весь список, пожалуйста!»?

Но фундамент – это были цветочки. Ягодки пошли с закладкой стен. В СССР дефицитом было всё, включая стройматериалы. Их запросто могли перехватить в пути «нукеры» с других строительных объектов. «Между строительными бригадами даже одного и того же управления постоянно шла борьба за каждое железобетонное изделие, за каждый пакет кирпичей, – вспоминал Гадий Мухамадиевич. – Пользуясь отсутствием чёткого графика поставок, частым их перераспределением, каждый норовил перехватить друг у друга машины со стройматериалами, подкупая водителей спиртным».

Чтобы уберечь свои материалы от «пиратов», заручились гарантией директоров кирпичного завода и завода железобетонных изделий, которые относились к газете с огромным уважением. Нашли общий язык и с директором автобазы. В благодарность за бесперебойную поставку транспорта и стройматериалов типография вне очереди печатала бланки бухгалтерских документов, а журналисты писали статьи об этих коллективах. При необходимости редакция помогала им острыми публикациями на страницах не только своей, но и республиканских газет. Так, общими усилиями, в начале 1982 года строительство было завершено.

Параллельно велась интенсивная работа по выколачиванию офсетного оборудования. Москва не поверила сообщениям о ходе строительства и затребовала фотоснимки и проектную документацию. И опять Г.Арсланов с Д.Панковым отправились в Москву к заместителю председателя комитета по делам издательств и полиграфии РСФСР. Лишь после его визы окончательно решился вопрос о поставке оборудования.

redakcia

«Мы испытывали огромную радость и ликование, – такими словами завершает свои воспоминания Гадий Мухамадиевич. – Отныне читатели смогут держать в руках газету с высококачественным полиграфическим оформлением… Плодами наших усилий стали пользоваться редакции газет соседних городов и районов, многотиражек. В дальнейшем наш опыт пригодился в других регионах Башкирии… Редакции мы отвели весь четвёртый этаж, а каждому сотруднику – отдельную комнату с телефоном. Шикарные условия создали фотокорреспонденту, выделив ему целый отсек, превратившийся затем благодаря предприимчивости Сергея Трибунского (в центре фотографии) в лучшую фотолабораторию в республике. Таким образом, в Стерлитамаке была создана достаточно крепкая материально-техническая база для удовлетворения растущих запросов в выпуске нужного количества качественной печатной продукции».

Фаяз ЮМАГУЗИН

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (27 Апр 2017). Рубрика: Главное, Культура. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти