Мир на шарнирах

Почему Мечты и Звенящую пустоту нельзя запирать в шкафу?

Если игра в куклы заложена в женскую матрицу природой, то преподаватель Стерлитамакского многопрофильного профессионального колледжа Ирина Донская природу слегка усовершенствует: она делает кукол сама, и её мастерство получает международное признание. Как художник Ирина рисует портреты и пейзажи. Как педагог – занимается со студентами графическим дизайном. Зачем современной женщине ипостась кукольника? И ответы на какие вопросы мы ищем, заглядывая в стеклянные глаза и любуясь ямочкой на полимерном подбородке?

Donskay

ВСТРЕЧА С СОБОЙ

Девочка-подросток с бирюзовыми, как море, глазами смотрит куда-то вдаль и при этом как будто внутрь себя. Веки по-детски припухшие, словно от ветра. В русые косы вплетены коричневые ленты, платье – в винтажном стиле, на ногах – светлые кожаные ботиночки на шнуровке… Когда я беру хрупкое создание на руки, волнуюсь гораздо больше, чем если бы мне доверили младенца: жизнь цепкая и сильная, а фарфоровые пальцы на моём предплечье беззащитно тонки и хрупки. У куклы есть имя – Мечты.

Такие куклы называются авторскими коллекционными, или интерьерными. Как их создают? Чтобы сделать кукольную голову, в отлитую из гипса форму закладывают полимерную глину, полузапекают в печи, шлифуют, вставляют стеклянные глаза и отправляют допекаться до полного затвердения. Тело из папье-маше грунтуют полимерной глиной, кисти и стопы мастерят из запекаемого пластика – так они приобретают естественный оттенок кожи. Но кукла не конструктор – в руках мастера детали соединяются в целую историю. И эта история – о каждом из нас. Хотите разобраться в себе? Прикоснитесь к авторской кукле и прислушайтесь к своим ощущениям. Узнаете много любопытного.

МАНИПУЛЯТОРЫ В КРУЖЕВАХ

– Ирина Александровна, мастерить кукол – таинственная средневековая практика. Зачем вам это смелое занятие – создавать из подручных материалов подобие человека?

– Когда я делаю кукол, меня это здорово успокаивает: жизнь сейчас полна стрессов. Кукла полностью поглощает моё внимание, я делаю её и думаю только о том, какой это будет образ. В каждую куклу вкладываешь много энергии, как будто отдаёшь важную часть себя. Когда я заканчиваю очередную работу, иногда даже болеть начинаю от внезапно возникшей пустоты, несколько дней приходится восстанавливаться.

– Как женщине после родов… Кстати, вы похожи на свои куклы?

– Вряд ли: они же не живые в физическом смысле, более холодные. И я не склонна привязываться к ним по-матерински. Сделала и отпустила – пусть люди получают от них тепло и положительную энергию. Пластиковые куклы для меня скорее не друзья и не дети, а произведения искусства, возможность выразить моё мастерство. А текстильные куклы более тепло воспринимаются, их приятно трогать, носить, оберегать.

– Сначала вы придумываете куклу, а в процессе работы она корректирует ваш замысел? Своевольный Буратино, вырвавшийся из рук папы Карло, – это художественная правда?

– Да. Я начинаю делать куклу и до конца никогда не знаю, что получится. Некоторых сразу представляю, например, текстильных кукол – с ними попроще. С пластиковыми сложнее. Образ идёт от лица. Бывает так: изначально представляешь одно, а лицо может получиться совсем другим – приходится менять весь образ. У кукол только тело шаблонное, а в остальном они полностью манипулируют автором. Видите мальчика с фонарём? У него акриловые глаза, не стеклянные. Когда я его выпекала, один глаз сильно запёкся и стал мутным. Пришлось второй глаз зачищать шкуркой, так получился образ слепого мальчика. Он называется «Звенящая пустота». А изначально предполагался образ девочки…

– Почему в одной руке у него фонарь, в другой ключ? Вы любите говорить о философском подтексте ваших работ?

– Нет, я предпочитаю, чтобы у зрителя возникало своё понимание. Вот девочка с бабочкой, философское Хокку: она почему-то всем очень нравится…

– А вы знаете почему?

– Женщины есть женщины – любят роскошь, красивые платья, кружева. Викторианский стиль умеет впечатлить, пышность привлекает.

– Почему именно Хокку?

– Это сокращённое название, полностью кукла названа японским трёхстишием: «Бабочкой никогда он уж не станет. Напрасно дрожит червяк на осеннем ветру». Мне хочется толковать эти строчки так: даже червяк внешне может быть бабочкой, а в душе всё равно оставаться червяком, приземлённым жизнью. Моей душе ближе кукла Мечты – девочка, которая читала книжку и задумалась о чём-то. Это подросток лет шестнадцати, как моя дочь. Меня многие спрашивали: «Дочь свою слепила?».

– Вы не думаете о реальных людях, когда делаете кукол?

– Нет, не думаю. Мои куклы – собирательный образ. Однажды женщина заказала мне портретную куклу для своей мамы и принесла мамину фотографию сорокалетней давности. Куклу я делала ровно месяц. Переживала: похоже – не похоже? Я ведь человека не видела, только фото… Когда заказчица у меня её забирала, сказала: «Не похожа». На следующий день звонит: «Вы не поверите: мама себя узнала. Увидела куклу: «Да это же я!». А когда стали разбирать старые фотографии, обнаружили: добиться идеального совпадения было невозможно: мама на всех фотографиях разная…».

ДОЧКИ-МАТЕРИ ИЗ 3D-ПРИНТЕРА?

– Где можно полюбоваться вашими куклами?

– Они выставляются в Стерлитамаке, ездили в Уфу, Улан-Удэ и Татарстан. Фотографии кукол для заочного участия я отправляла в Москву, Рим, Лондон и Китай на международные конкурсы. Куклы занимают первые места.

– Как вы думаете, почему?

– Художники в первую очередь оценивают сложность работы. Дело в том, что многие кукольники часть деталей покупают в готовом виде: пластилиновую заготовку сделали – отливку заказали у мастера. Или печатают шарнирных кукол на 3D-принтере. Моя Хокку у нас в городе заняла второе место. Я сначала удивилась, а потом узнала: жюри решило, что я купила фарфоровые детали и из них собрала куклу. Теперь уже все знают, что мои работы – полностью ручные. Почему ручная работа никогда не обесценится? Потому что штамповку делает машина, а сделанное вручную всегда уникально: даже если я использую одну и ту же форму повторно, кукла всё равно получится другой.

– Почему люди так любят кукол?

– Кукла напоминает человека, но в обществе не принято рассматривать и трогать людей, а кукла отменяет эту дистанцию – ею можно открыто любоваться. Кукол рассматривают и с точки зрения мастерства и сложности работы. Мне особенно нравятся у художников куклы-идеи, простые в исполнении, но полные смысла. Я люблю работать в гиперреализме, стремлюсь к максимальному приближению к действительности. Многих это пугает – поселить дома куклу с человеческим взглядом.

– Какой судьбы вы желаете своим куклам?

– Если их не купят, будут жить дома и ездить по выставкам. Мне предлагают интересный проект – организовать творческую мастерскую, проводить мастер-классы по изготовлению кукол. Идея хорошая: зачем кукол взаперти держать?

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 20 мая 2017 года)

Беседовала Екатерина ЯКОВЛЕВА

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (22 мая 2017). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти