«Человек без земли – как дерево без корней»

Константин Егорович на удивление жизнерадостен, смешлив и моложав. И это в свои без малого 93 года! А вот руки выдают в нём человека, много работавшего на земле. Большие, натруженные, узловатые – это руки земледельца и защитника, коренного крестьянина, знающего цену каждому выращенному в поле колоску. Лесовский держит в своих мужицких руках медали – «За трудовую доблесть в 1941-1945 годах», «За освоение целинных земель», «Ветеран труда». Ему, свидетелю раскулачивания сельских жителей, участнику войны, мальчишкой призванному в армию, из личного опыта известно всё то, о чём мы и наши дети можем прочесть только в учебнике истории.

Egorovich

Igorevichi

ВНУК КРЕСТЬЯНИНА, СЫН ПОРТНОГО

– Начнём мы, пожалуй, с 1860 года, – задумывается Константин Егорович, когда я прошу рассказать историю его рода, которой он очень дорожит. – Именно тогда переселенцы из Рязани, среди которых были Гаврил и Пелагея Шеварёвы, приехали в Гафурийский район, где в чистом поле основали деревню Новотроевку. Гаврил и Пелагея стали моими дедом и бабушкой.

Они работали на земле, кормились крестьянским трудом. В семье было пятеро детей – четверо сыновей и дочка, моя мама. В 20 лет она вышла замуж за своего земляка Павла Сигаева. В 1913 году у них родился сын Яков, а через год, в 1914-м, дочь Акулина. Начинается Первая мировая, и Павла забирают на фронт. Сгинул он в котле этой войны, не вернулся в родную деревню. Ждала его мама долгих десять лет.

Как-то в Новотроевку из Верхнего Авзяна пришёл портной обшивать деревню (был в те времена такой промысел). Остановился на постой в маминой избе, прожил год-полтора. Когда работа была завершена, собрался уходить, попрощался. Потом вдруг вернулся и говорит маме:

– Оля, ты одна, я один, давай жить вместе.

Мама бросилась к своей матери за советом. Та ей отвечает, мол, ты мужа честно ждала десять лет, можешь смело свою жизнь устраивать.

И портной остался. Звали его Егор Мартынович Лесовский. А через год, в 1924-м, появился на свет я. Потом родились братишка с сестрёнкой, Саша и Рая. Вот только не пришлось маме долго побыть замужем. В 1929 году отец заболел и вскоре умер. И мама снова осталась одна с малыми детьми на руках.

Странное дело: я расспрашиваю Константина Егоровича о его детстве, ожидая, что он будет жаловаться на трудности. Но нет.

– Детство было нормальное, – улыбается Лесовский. – Помню, мама кормила нас затирухой, которую забеливала молоком. Было вкусно. В десять лет меня уже отправляли в колхоз на прополку. Мы понимали, что мать одна нас поднимает. Поэтому старались помогать: то с рыбалки рыбки принесёшь, то грибов и ягод из леса.

– А как колхоз в деревне организовали, помните?

– Да, хотя мне в ту пору лет пять было. В 1929-м создали у нас в Новотроевке колхоз «Заветы Ильича». Помню, как вступали туда родители, отдали единственную корову. Только много лет спустя мама смогла держать поросёнка, а так личного скота колхозникам не полагалось.

Не забуду, как в 1932-м по деревне прокатилась волна раскулачивания. Тогда считалось, что если у тебя есть корова и лошадь, значит, ты кулак. У людей отбирали дома, имущество, скот, что-то выставляли на торги, что-то разбирали по дворам активисты. На подводах раскулаченных целыми семьями вывозили с насиженных мест. Из Новотроевки десять подвод отправили в Белорецкий район. Один мужик заступился за своего соседа:

– Что вы его забираете? Он всё своим горбом нажил!

Забрали и заступника. Он потом три года Беломорканал строил.

В 1939 году Константин окончил семилетку, хотел учиться дальше. Но мать просто сказала ему:

– Костя, не потяну.

И он пошёл работать в колхоз. Сначала помощником машиниста, а потом машинистом на току. Начиналось лето 1941 года.

ВОЙНА

Больше года Константин работал в колхозе. Вместе с другими подростками, женщинами, стариками растил для фронта хлеб. Старшего брата по матери Якова в начале войны призвали в действующую армию.

– Было от Яши два письма. Сообщал, что служит верховым в артиллерии, что дважды был ранен, контужен. А потом – тишина. Пропал без вести наш Яков. Было ему 28 лет, – горько усмехается Константин Егорович. – Отца его съела Первая мировая война, а его самого – Вторая мировая…

Константина призвали в августе 1942-го в шестнадцать с половиной лет.

– Ростом я был махонький, походил на пацана, – вспоминает Лесовский. – Тех, у кого было семь классов за плечами, отправили в Уфу, в офицерское училище. Но там всю мелюзгу отсортировали и повезли в учебную часть в Алкино-2.

Невысокий рост и юный возраст уберегли Лесовского от передовой. Сам он к этому обстоятельству относится как фаталист:

– Судьбу не выбираешь, она сама тебя находит.

В Алкино они полгода проходили военную подготовку. На самом деле первые три месяца новобранцы вместо того, чтобы штудировать военную науку, рыли землянки и строили бараки, страдая от холода, недоедания и дизентерии. Когда через полгода в учебную часть прибыла московская комиссия, всех признали неготовыми к службе. Добавили к сроку обучения ещё пять месяцев.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 1 июля 2017 года)

Марина ВОРОНОВА

 

Кабинет гирудотерапии (лечение пиявкой), терапии, рефлексотерапии. Приём ведёт Филимонова Любовь Анатольевна, врач высшей кв.кат. Каб. №426, поликлиники ГБУЗ КБ №1, ул. Коммунистическая,91. Тел. 8-905-308-09-65, 22-29-54. (пн., ср., пт., с 17 до 19 часов). Доп. информ. www.girudamed.ru УТОЧНИТЕ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ. Лиц. ЛО-02-01-003497 МЗ РБ. Реклама. 210104
Автор: (3 Июл 2017). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти