Человек-колосс

(Начало статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 24 июня 2017 года)

Suhanov

ЕМУ ВЕРИЛИ

Когда строили завод, на оперативку собирались до 50 человек. Суханов вёл совещание совместно с В.И.Ядренниковым, руководителем треста «Стерлитамакстрой». Суханов давил на строителей, доставал необходимые материалы, торопил со сроками, требовал качества. Строители его боялись как огня. Василия Ивановича директор уважал, к его мнению прислушивался. Иной раз встретишь Ядренникова, и он непременно вспомнит, как работалось с Сухановым. Виктор Александрович умел влюблять в себя. Он был необыкновенно организованный человек, высоко ценил чистоту (в цехах был идеальный порядок), приезжал на завод в семь утра, уезжал поздно. Это был классический человек дела. Он поддерживал хорошие отношения с городскими директорами – В.Н.Шиком, Р.Х.Рахимовым, Г.И.Рутманом. Дружил с первым секретарём горкома А.И.Бурмой и врачом М.М.Зевиным. Среди друзей Суханова были также его бывший водитель Саша Чукавин и начальник отдела по производству Гутман из Воткинска.

Суханову люди верили. Его нельзя было обмануть. Он мог простить любой проступок, если человек раскаивался и сам признавал свою вину, но мог уволить за враньё. У Виктора Александровича было великолепное чувство юмора. Однажды китайский чиновник, до последнего отрицавший того, что знает русский язык, не смог удержаться от хохота, когда Суханов рассказывал анекдоты.

На заводе была хорошо поставлена кадровая работа. За кадры отвечал заместитель директора А.А.Кузенёв. С химических предприятий пригласили инженеров, большую часть рабочих готовили на родственных предприятиях – в Перми, Волгограде, Горьком (ныне Нижний Новгород). Дети заводчан учились в Баумановском училище (ныне Московский государственный технический университет имени Н.Э.Баумана), военно-механическом институте (ныне Балтийский государственный технический университет «Военмех» имени Д.Ф.Устинова). Приёмные экзамены одно время были даже выездными: комиссия приезжала в Стерлитамак. Суханов умело подключал к решению производственных и социальных вопросов профсоюз, который возглавлял А.П.Нуйкин.

Суханов очень любил охоту, в Воткинске у него был даже пёс Рыдай, которого держали у знакомого егеря Ивана Кузьмича. Это был очень своеобразный человек. Виктор Александрович любил вспоминать один эпизод. Однажды пришёл Кузьмич к Суханову домой, а того не было. Дверь открыла жена:

– Хозяйка, Витька Суханов здесь живёт?

– Здесь.

– Позови.

– Его дома нет. Что передать?

– Передай: Иван Кузьмич приходили.

Суханов был великодушным человеком. Была одна история с самоходкой. Как-то ночью, вспоминает Е.П.Хохлов, раздаётся телефонный звонок, и Суханов говорит только одно слово: «Выходи». Евгений Павлович быстро оделся, вышел, у подъезда уже ждёт «Волга» – поехали. До полигона ехали, не проронив ни слова. Лишь подъезжая к территории, Суханов обронил: «Самоходка упала».

Дело в том, что когда проводятся испытания машины, участвуют обе стороны – машзаводские тестируют все возможности самоходки, и заказчики, в свою очередь, делают то же самое. Старший лейтенант принимающей стороны не справился с управлением, слетел с высоты, машина при падении вонзилась стволом в землю и повисла в воздухе. Катастрофа. Эта история сулила большие неприятности представителям заказчика: шутка ли, испортить боевую машину, чуть не погубить старлея. Но Суханов сказал лишь, что если они оперативно доставят новый ствол для самоходки, на заводе наши всё поправят. Так и сделали. Заказчики подключили все свои связи, ствол привезли, и историю забыли.

НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК

Производить машины учились, не отходя от станка. Привезли из Свердловска одну самоходку, разобрали её и по примеру сделали свою. Первая «МСТА-С» была готова к 31 декабря 1987 года. В этот день в сборочном цехе устроили короткий митинг. Был Бурма. После митинга группа специалистов в сопровождении вооружённой охраны начала транспортировку боевой машины на полигон в Ишимбайский район. Закамуфлированная самоходка ехала в трейлере суперМАЗа, за рулём которого был водитель М.Кулай. 7 января, в Рождество, были произведены первые стрельбы. В соответствии с техническими условиями необходимо было выполнить большую подготовительную работу. Так, следовало связаться с уфимским аэропортом (не дай бог сбить самолёт), и стрелять можно было только в тот момент, когда иностранные спутники не могли засечь советскую машину. Это называлось «попасть в спутниковое окно». Связь с заводом держали по рации. После окончания испытаний докладывали по соответствующим инстанциям, что стрельбы завершены.

tank

Вскоре наладили выпуск самоходок в промышленном масштабе. За полгода выпустили всего 9 машин, но потом началась реальная работа. В самые удачные годы, с 1988-го по 1990-й, на машзаводе работали 9,5 тысячи человек. С 1988-го по 1997 год завод произвёл 207 самоходных артиллерийских установок. На предприятии работали сотни первоклассных специалистов, среди них – станочники В.Звягинцев, Ю.Киселёв, слесари М.Переведенцев, М.Наумов, слесари-сборщики Р.Салихов, А.Ширяев. Евгений Павлович Хохлов ещё долго перечислял имена начальников цехов, главных специалистов, руководителей подразделений, но формат газетной статьи, к сожалению, не позволяет упомянуть всех.

Кроме военной техники, заводчане производили стиральные машинки «Пчёлка» (до 65 тысяч в год), бутылкомоечные машины (190 изделий в год), установки для водоподготовки. Для города машзавод, помимо больничного комплекса, построил 27 многоэтажек, преимущественно это были девятиэтажки, 3 огромных малосемейных общежития, домостроительный комбинат, 4 детских сада с бассейнами, водовод.

ДЕЛО ЖИЗНИ

Потом предприятие вывели из структуры оборонного комплекса страны. И всё закончилось. Мощная, современная гигантская машина под названием «Стерлитамакский машиностроительный завод», памятью о которой до сих пор дорожат заводчане, сломалась, вернее, её намеренно уничтожили, как уничтожили практически всё машиностроение Союза. Суханов долго этого не понимал: без конца звонил и ездил в Москву, был на приёме у нового министра обороны, ему обещали поддержку и госзаказ, однажды даже обнадёжили – мол, Пакистан закупит 600 самоходок. Проект был рассчитан на 10 лет. Учитывая, что одна самоходка в ценах конца 80-х стоила 5 млн долларов, этот заказ мог спасти весь Стерлитамак. Но ничего не произошло, одни пустые обещания. Сотни тысяч квадратных метров площади и многотысячный коллектив нельзя было под завязку занять производством комплектующих для сельхозтехники. Завода не стало. Но заводчане до сих пор добрым словом вспоминают своего Виксаныча. Многие успели получить квартиры и наладить быт, кто-то выучился и приобрёл профессию за счёт завода, у кого-то после работы на оборонном предприятии в горку пошла карьера. Люди благодарны Суханову, он был настоящим лидером. Государство его поощряло множественными наградами, и все они были заслуженными, главная из них была – орден Ленина.

Суханов уехал в 1998 году в Подмосковье к родственникам жены и вскоре умер в возрасте 70 лет. Виктор Александрович умел решать практически невыполнимые задачи, то и дело он выходил и заставлял других выходить за пределы собственного комфорта и добиваться намеченного результата в срок. Это был невероятно трудоспособный человек, с феноменальной памятью и твёрдым убеждением, что работа – прежде всего. Но кончилось дело – кончился и Суханов.

Гузель СИТДИКОВА

Автор: (8 Авг 2017). Рубрика: История, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти