«В эту ночь решили самураи перейти границу у реки…»

11 августа 1938 года в 13 часов 30 минут по местному времени завершились военные действия у озера Хасан. Лет десять назад я застал участников тех событий. Один из них – Карам Сабитович Мухаметшин – был призван в армию в 1936 году. Ему выпало служить радистом роты связи 94-го стрелкового полка 32-й Саратовской дивизии, дислоцированной в районе станции Раздольной. Однажды ночью бойцов подняли по тревоге и отправили в сторону озера Хасан. Полк, в котором служил К.Мухаметшин, был конно-вьючным. Аппаратуру – на вьюки, сами – пешком, и вперёд, в район боёв.

hasan

В ВОЗДУХЕ ПАХЛО ГРОЗОЙ

…Время было неспокойное. В гражданскую войну в Испании уже были втянуты СССР и Германия, поставлявшие оружие и специалистов воюющим сторонам. А на Дальнем Востоке то и дело вспыхивали конфликты у наших границ с японскими милитаристами, оккупировавшими Китай. Вот туда-то, на Дальний Восток, забросила солдатская судьба младшего командира отдельного батальона связи Карама Мухаметшина.

С начала 1938 года до начала боёв у озера Хасан японцами было совершено 124 нарушения границы по суше и 40 вторжений самолётов в воздушное пространство СССР. В качестве предлога для военных действий Япония предъявила претензии к высоте Заозёрной, с которой легко просматривалась и простреливалась советская территория на многие километры. Подлинной причиной являлась активная помощь СССР Китаю после подписания 21 августа 1937 советско-китайского договора о ненападении. Стремясь не допустить капитуляции Китая, СССР оказывал ему дипломатическую и политическую поддержку, материально-техническую и военную помощь. 1 июля 1938 года в связи с возросшей опасностью Особая Краснознамённая Дальневосточная армия была преобразована в Дальневосточный фронт.

Задача младшего командира Карама Мухаметшина – обеспечение радиосвязи батальона с полком. Батальон медленно продвигался вперёд по заболоченной местности, когда вдруг откуда-то, словно из-под земли, выскочил… японский бронепоезд. Оказалось, он действительно вышел из-под земли, вернее, из тоннеля, скрытно прорытого в одной из приграничных сопок на японской стороне. До бронепоезда было примерно полкилометра, когда он изрыгнул несколько залпов из своих пушек и, подобно гигантской доисторической ящерице, уполз обратно в свою подземную нору. Больше всего удивило Карама Сабитовича то, что ни один снаряд этого чудища так и не разорвался (может, они устаревшие были?), все до единого поплюхались в болото.

К вечеру полк окопался, а К.Мухаметшина комполка отправил в роту связи, сказав на прощание: «Тебе тут делать нечего. Телефонная связь работает, а в эфир выходить не велено». До самой осени связисты находились в составе частей, штурмовавших сопку Заозёрную.

В ноябре того же тридцать восьмого года Карам Сабитович демобилизовался. Но в сорок первом ему, как и миллионам его сограждан, снова пришлось надеть военную форму. Воевал на Курской дуге, участвовал в Корсунь-Шевченковской, Ясско-Кишинёвской операциях, прошёл всю Польшу, Румынию, Чехословакию и закончил войну в Германии.

В ОЖИДАНИИ ПРИКАЗА

Василия Петровича Колеганова призвали в армию в сентябре 1936 года. Весной 1938-го командир отделения Василий Колеганов попал в миномётную роту. Обстановка на границе с Маньчжурией, оккупированной японцами, ухудшалась с каждым днём. Августовским утром роту построили на плацу, и командир огласил приказ: выступить на защиту государственной границы СССР.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 11 августа 2017 года)

Фаяз ЮМАГУЗИН

Автор: (11 Авг 2017). Рубрика: История, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти