Юность в сапогах

Слово о советской армии

 

ПОЧЁТНАЯ ОБЯЗАННОСТЬ
9 мая 1984 года мы с братьями посетили отца в больнице, поздравили фронтовика с Днём Победы. Тогда я ещё не знал, что вижу его в последний раз. Наутро три переполненных ЛиАЗа везли нас – свыше ста призывников – в республиканский сборный пункт. Самые шустрые умудрились пронести в вещмешках спиртное. И теперь втихаря распивали, расположившись на корточках у задней двери, подальше от командирских глаз.
На душе было скверно. Служба – не курорт, но когда тебя призывают в 24 – скверно вдвойне. А тут ещё срок службы после института увеличили с года до полутора. Нам ещё повезло, мы успели отучиться. После нас в вузах, где не было военных кафедр, вообще отменили отсрочки. И пятилетняя студенческая эпопея для тысяч парней обернулась семилеткой с перерывом в два года.
Служба в советской армии считалась почётной обязанностью. Этого «почёта», сроком от 1,5 до 3-х лет, удостаивались граждане мужского пола с 18 до 27 лет. Советская армия состояла не из трёх видов вооружённых сил, как в других странах, а из пяти. Помимо сухопутных войск, авиации и флота (на земле, в небесах и на море), в отдельные виды вооружённых сил были выведены войска противовоздушной обороны и ракетные войска стратегического назначения. И теперь у меня впереди были 18 месяцев в погонах рядового военно-воздушных сил.
Согласен: немало тех, кто полагает, что армия – та же тюрьма. Можете считать, что мне повезло, но я так не думаю. Самыми мрачными оказались дни, проведённые в республиканском сборном пункте. Днём ещё прапорщики подобие дисциплины поддерживали. А ночью мы были предоставлены себе. Драки «стенка на стенку» стали обычным делом. Даже уфимским доставалось от нас – призывников из Салавата и Стерлитамака, объединившихся в один лагерь. Жалко было парней из деревень. Их обирали и те, и другие.
Наконец, на пятый день бардака прошёлся слух, что появились «покупатели» в голубых погонах и с пропеллерами в петличках. Но на все вопросы любопытных: «Куда нас повезут?», они сухо отвечали: «На запад».
НА «ЗАПАДЕ»
«Западом» оказался г.Камышин Волгоградской области. Здесь мы сменили гражданку на гимнастёрки, подворотнички, кирзовые сапоги, пилотки, ремни. Получили от сержантов мастер-класс по обмотке портянок. Назавтра в полдень они вдруг пинками выгнали нас в одних трусах на плац наворачивать круги. Смысл авральной физподготовки стал ясен, когда, вернувшись в казарму, мы не обнаружили карманных денег. Жаловаться самим «щипачам» в сержантских погонах было глупо. Один мой друг, ныне известный в городе музыкант, бывший десантник, рассказывал, как по прибытии в часть «деды», подбадривая кулаками и пинками, раздели их до трусов и отобрали все деньги. Так что наши сержанты поступили с нами ещё деликатно.
Через две недели нас повезли в Армавир. Вместо положенных суток дорога заняла 84 часа. За это время нас покормили два раза. В первый раз в столовой Волгограда перепало по кусочку хлеба, тарелке супа, каши и стакану компота. Причём нас же заставили раскошелиться из «суточных», выданных на дорогу. Во второй раз нам досталось по двухсотграммовой баночке рисовой каши каждому и по банке тушёнки на пятерых. Выручали пустые бутылки, что удавалось выпросить у пассажиров на перекладных станциях (20 копеек – это целая буханка хлеба). А призывники из Грузии, в компании сопровождавших нас капитана и сержантов, под коньячок и водочку закусывали копчёными колбасками и курочками из комиссионных магазинов. И даже везли с собой подружек.
СОЛДАТСКИЙ «ALL INCLUSIVE»
Последний аккорд армейского бардака прозвучал уже по прибытии в часть. Нас повели на обед, но ложки обещали раздать к ужину. Надо было видеть, как более сотни голодных бойцов руками ели суп и запихивали кашу в рот. Неудивительно, что после такой трапезы мы больше напоминали не доблестных бойцов Советской армии, а оборванцев.
Нормативы питания в разных войсках разные. Лётчиков кормили, как сейчас сказали бы «all inclusive». Оно и понятно: перегрузки – вещь серьёзная. В их рационе были масло, яйца, кефир, сыр, фрукты, салаты из свежих овощей, копчёная колбаса, творог, шоколад, несколько видов горячего на выбор. И это ежедневный минимум в стране, где всё это давно было в дефиците. Круче кормили разве что на подлодках. Бывшие матросы рассказывали, что на ужин им давали сухое вино.
Солдатская кухня была, мягко говоря, скромней. Возьмем, к примеру, салат. Тот, кто видел, как заготавливают соленья, потом не мог смотреть на этот «салат». В бетонированных ангарах солёных болот не хватало только лягушек.
Ко второму давали «подлив» – в глубокой алюминиевой тарелке на десятерых плавали кусочки сухожилий, ливера, сала и даже мяса. Но «молодым» перепадало лишь то, что оставалось после «черпаков» и «дедов». Зато чуть ли не через день давали гречку – страшный дефицит в СССР, которого не достать было даже на московских прилавках.
«Картошка – это хоть какой-то клубняк в жизни солдата», – гласит армейский юмор. Когда ежедневно два года подряд на ужин пюре на воде с рыбой – ещё ничего. На дальних аэродромах в полупустынях кидали кусок вымоченной в воде селёдки или ложку консервной кильки. А пюре готовили из чёрной сушёной картошки.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 14 октября 2017 года)

Фаяз ЮМАГУЗИН

Автор: (17 Окт 2017). Рубрика: История, Статьи. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти