Не дядя, а папа

Легко ли впустить в дом радость

Вы знали, что бывают случаи, когда просто закрывать дверь – недостаточно? Даже две, одну за другой, тоже? Оказывается, двери иногда надо ещё и накрывать. Такое предложение встретило меня на подъездной двери, когда я звонила в домофон Сергею: «Уважаемые жильцы, в вашем доме будет ремонт, просьба накрыть свои двери».

Все четыре обшитые дерматином двери на лестничной клетке третьего этажа беззащитны перед ремонтом – слегка обрызганы извёсткой. И дело не в том, что дверь для Сергея не своя и двухкомнатная хрущёвка – съёмная. Просто накрывать клеёнкой или газетами дверь, которая то и дело распахивается перед гостями, – бессмысленно, проще вымыть дерматин.

semiy

СЪЁМНАЯ КВАРТИРА

– Проходите! У нас тут ещё подъём продолжается, – доносится из зала голос Татьяны Викторовны, самой старшей в семье Низамутдиновых. – Серёжа, встречай!

Сергей – сын Татьяны Викторовны. Он монтажник входных дверей. По иронии судьбы в последнее время в его жизнь вошло много событий – и несчастливых, и радостных.

– Серёжа, когда у вас будет своя квартира, какая там будет дверь? – войдя, я закрываю за собой податливый замок.

– Да самая простая: главное, чтобы не дуло, – говорит Сергей, и на ум приходят «ветра потерь, разлук ветра» из фильма про Мэри Поппинс. Жаль, что жизненный сценарий, в отличие от киношного, непредсказуем.

В крохотной прихожей стены увиты зелёным плющом, нарисованным на простых обоях, одежда умещается на аккуратной вешалке, а в углу ждёт очередной прогулки детский транспорт – новенькая красная коляска. Её хозяйка, полуторагодовалая Вика, разгуливает босиком по тёплому полу, с аппетитом грызёт кусок свежего огурца и с любопытством изучает, кто пришёл. Сергею она племянница, но зовёт его папой. В свои 32 года он трижды отец: полтора года назад его младшая сестра умерла, Вике было два месяца, её брату Косте – два года. Дети осиротели, но от детского дома их удалось спасти: дядя стал папой. Вскоре Сергей женился, 18-летняя Марина родила ему дочку.

– Мы с Наташей, сестрой, вместе выросли, она меня на полтора года младше была. На мотоцикле её катал, потом она сама научилась. Весёлая была, – глядя в сторону, тихо говорит Сергей. – Когда она Вику рожала, начались проблемы с сердцем. Врачи про порок сердца говорили, а он себя раньше никак не проявлял… Наташа и отец Вики в последнее время не ладили. Однажды ночью он звонит: «Наташе плохо». Я приезжаю – она без сознания. А пока «скорая» доехала, Наташа уже умерла. Я детей увёз, для меня всё сразу ясно было: они наши, нам с матерью их растить. А потом всё закрутилось, документов для опеки надо было успеть собрать целую кучу, некогда было сомневаться и рассуждать.

– Дети какое-то время со мной жили, в деревне, – волнуясь, вспоминает Татьяна Викторовна. – Звонят из опеки: где дети? Почему опеку не оформляете? Хорошо, говорю, оформлю. Оказалось, мне, родной бабушке, их не дадут: у меня диабет. Серёжа тут же сорвался – и в город. Всё, что нужно, оформил, подписал, мы с ним даже не говорили ни о чём. В деревне дороги нет, зимой переметает – не выберешься, у Серёжи работа в городе, вот молодые и сняли квартиру в Стерлитамаке, а я на время к ним переехала: Марине помочь надо.

Марина, жена Сергея, – хрупкая, как девочка-подросток, с открытым и по-детски живым лицом. Маму в Марине можно угадать по мягким движениям: двухмесячная дочка Настя спит в смежной комнате, Марина играет с Костей.

– Костя, не пинай тётю, – шепчет она мальчику. Марина сидит на стареньком диване, трёхлетний крепыш лежит рядом с ней на животе, смотрит «Лунтика» и довольно дрыгает ногами, передо мной мелькают розовые пятки. Дети будто предчувствуют праздник. Так и есть: в дверь звонят – пришли родственник Сергея Андрей с женой. Мужчины будут собирать мебель – сегодня Вика и Костя смогут спать на новой двухъярусной кровати.

– Тоже многодетные, – говорит Сергей об Андрее и его жене. Марина выносит из смежной комнаты проснувшуюся Настю, жена Андрея просит дать ей подержать девочку. Женщина и ребёнок улыбаются друг другу.

– Какие у нас проблемы? Цены на всё растут, а зарплата – нет, – говорит Сергей. – Нам машина нужна – полгода в деревню ездить, а бензин – 40 рублей литр. Я машину на газ перевёл, как угадал! Газ подешевел: был 19 рублей, стал 15.60 – я увидел, не поверил…

Костя с Викой фотографируются: я навожу объектив, брат заслоняет сестру, будто защищая. Вика ускользает из-под братской опеки и садится на белую машинку-каталку – игрушка настолько любима, что уже лишилась руля.

– Лето придёт – на мотоблоке с прицепом их покатаю, – смотрит на детей Сергей. – Что я хочу им дать? Главное – проблему с жильём решить. Супруга в Белорецке квартиру должна получить, а работы нет – будем там жильё продавать, в Стерлитамаке покупать или строить. Детей выучить надо. Секции будут нужны, чтобы они делом заняты были, а не по подъездам шатались. У них, я считаю, всё есть: кушают хорошо, Вика каши отлично ест, сало любит, я рыбак, в доме всегда свежая рыба. Костя голубцы предпочитает, пельмени помогает лепить… Одежда на детей, конечно, дорогая: моя куртка полторы тысячи стоит, на ребёнка комбинезон – пять. Я работаю, на Костю с Викой по пять тысяч в месяц дают опекунских. Ещё им на счета государство пенсии по потере кормильца перечисляет, но эти деньги мы стараемся не трогать.

– Нам деревня – хорошее подспорье, как бы без неё жили? – говорит Татьяна Викторовна. – Мы скотину держим, в деревне сейчас мой муж, Серёжин отчим, хозяйничает, я пока тут. Хотела на зиму на работу устроиться, но Марину жалко: как она одна целыми днями с тремя детьми будет, сама ещё ребёнок? Детей всегда непросто растить. Мы в своё время по четыре часа стояли в очереди – за апельсинами, за всем. За колготками, помню: пока стоишь, по пять пар дают, как твоя очередь подходит – уже только по две… Марина у нас вязальщица, – подмигивает Татьяна Викторовна невестке, – вот ещё цены вырастут – овец купим: я прясть буду, она вязать.

Взрослые смеются.

– Компьютера у нас в доме нет. И не нужен он пока, – убеждён Сергей. – Сколько случаев, когда дети с головой в виртуальный мир уходят, реальная жизнь им неинтересна становится, ни школа, ничего. Мы наших детей в деревню возим, им там летом раздолье. Главное – чтобы у них здоровье было.

(Продолжение статьи вы можете прочитать в газете “Стерлитамакский рабочий” от 21 декабря 2017 года)

Екатерина ЯКОВЛЕВА
Материал подготовлен в рамках Всероссийского проекта «Быть отцом», реализуемого по инициативе Фонда
Андрея Первозванного, интернет-журнала «Батя» и издательства «Никея».

Автор: (21 Дек 2017). Рубрика: Главное, Культура, Лента новостей. Вы можете отслеживать комментарии через RSS 2.0. Вы можете пропустить до конца и оставить комментарий. Обратные ссылки отключены.




Ответить

*

Фотогалерея


Войти